Путешествия с Джорджем

Опубликовано: 6 декабря 2002 г.
Рубрики:

Буш с готовностью играет в эту игру — заглядывает в объектив, отшатывается назад, демонстрируя полный ассортимент гримас. Чтобы было смешно, как в домашнем видео, снятом в субботу на пикнике...

Фильм «Путешествия с Джорджем» смонтирован Александрой Пелоси и Аароном Любарским из материалов, которые Александра снимала по ходу предвыборной кампании Джорджа Буша. Репортёры летали с кандидатом в одном самолёте, тряслись в тех же самых автобусах, жевали тот же хлеб с той же самой колбасой, болтали с кандидатом, иронизировали над ним между собой, сочиняли в самолёте статьи, готовили передачи для телевидения и радио, флиртовали, выпивали.

Фильм был показан в программе 45 Сан-Франциского кинофестиваля и ещё нескольких киносмотров и вот наконец-то добрался до широкой аудитории — компания HBO купила права на прокат этого фильма и пустила его в эфир, приурочив к ноябрьским выборам.

«Путешествия с Джорджем» не самый первый фильм о президентской избирательной кампании, но, без сомнения, первый, снятый с такого близкого расстояния. Близкого в прямом смысле слова: расстояние от камеры до носа кандидата колебалось от трёх метров, до тридцати, примерно, сантиметров.

«Я работала продюсером в программе новостей Эн-Би-Си, — рассказывает автор фильма Александра Пелоси, — и когда мне предложили присоединиться к группе, освещающей президентскую кампанию Буша, я сказала: «Да». Дело было летом 1999 года. Из своей квартиры в Нью-Йорке Александра перебралась в Остин, Техас, но и гостиничный номер, за который следующие полтора года платило Эн-Би-Си, тоже пустовал, ибо задачей журналистов было следовать за кандидатом, а кандидат проводил время не столько в Остине, сколько в самолётах, автобусах, в гостиничных номерах больших и не очень больших городов, на приёмах, собраниях, пресс-конференциях, митингах и официальных обедах.

И группа Эн-Би-Си следовала и снимала митинги, собрания и приёмы, а мы, избиратели, машинально смотрели по вечерам эти полутораминутные сюжеты, про Буша или про Гора, сюжеты один к одному похожие и друг на друга, и на вчерашние, позавчерашние и завтрашние новости. Одинаковые — что у Эн-Би-Си, что у Си-Би-Эс, что у Эй-Би-Си, что у Си-Эн-Эн. По-другому Александра Пелоси снимала для себя. Есть такая расхожая фраза: новая технология открыла новые возможности. Новые возможности ей открыла электронная видеокамера — простая любительская игрушка из магазина бытовой электроники. Не нужна вам здоровенная камера на плече, бригада помощников, осветительные приборы, тяжёлые аккумуляторы, огромные кассеты — электронную камеру можно достать из дамской сумочки. Проблема одна — хоть и с миниатюрной камерой вы ничего не снимете, если у вас не будет доступа туда, где интересно снимать. У Александры Пелоси был доступ. Она уже была там, как часть легитимной прессы и попросила разрешения снимать своей собственной камерой для себя.

«Я не знаю, почему они разрешили мне снимать, — говорит Александра. — Наверное, я никогда этого не узнаю. Ведь я могла снять что угодно. Я своей камерой лезла прямо в лицо».

И мы видим это на экране — искаженное широкоугольным объективом лицо Джорджа Буша: смешной огромный рот, большущий глаз и маленькое ухо. Буш с готовностью играет в эту игру — заглядывает в объектив, отшатывается назад, демонстрируя полный ассортимент гримас. Чтобы было смешно, как в домашнем видео, снятом в субботу на пикнике.

Когда Буш недоволен вопросом, который задаёт ему Александра на пресс-конференции, он говорит ей об этом, не скрываясь от камеры. Или — подтрунивает над Александрой по поводу её отношений с одним из журналистов не стесняясь камеры. Наверное ему забавно переброситься парой фраз с двадцатидевятилетней задиристой Александрой, но должен ведь он понимать, что из этого изображения и звука она может слепить всё что угодно? Слепить любой, как выражаются в России, чёрный пиар. Вот, например, такая сценка в самолёте. Буш, расслабившись и распустив галстук, с бутылкой — безалкогольного — пива: «Из ковбоя я постепенно превращаюсь в государственного человека». «Правда?» — голосом, полным ехидства откликается Александра.

Представляете, сколько можно было бы понаделать антибушевских роликов из 80 часов, которые наснимала Александра Пелоси? Но почему-то никто в команде Буша этого не боялся.

«Они доверяли мне», — говорит Александра.

Странно, да?

Как можно доверять шпиону? Ведь репортёр по определению шпион. Плюс, не секрет, что пресса — и сами журналисты и начальство — хоть и декларирует свою беспартийность, как правило на стороне демократов. Плюс, эта маленькая камера Александры, от которой вообще невозможно спрятаться. Плюс — и огромный плюс — происхождение Александры Пелоси. Дом, в котором выросла Александра, был не только жилым домом, но и штаб-квартирой Демократической партии в Северной Калифорнии. А её мама, Нэнси Пелоси, многие годы демократами Северной Калифорнии руководила, потом стала конгрессменом — и очень заметным конгрессменом, — затем «випом» демократов в конгрессе, и вот теперь, как-раз после ноябрьских выборов, она оказалась самым старшим демократом в конгрессе.

Трудно поверить, что начальники Эн-Би-Си ждали от Александры Пелоси абсолютного самоотречения и беспристрастности. Может быть поэтому, они выбрали именно её?

«Да они и не знали ничего, — комментирует Александра. — Мама была тогда просто конгрессменом от Калифорнии, одним из 435 членов конгресса. Она не была «випом», не встречалась раз в неделю с президентом... Сейчас, конечно, это забавно...» Зато Джордж Буш идентифицировал Александру Пелоси немедленно: «Вы демократка. А почему бы вам не перейти в республиканскую партию? До выборов ещё много времени, я уверен что в к конце концов вы перейдёте к республиканцам и проголосуете за меня».

Вычислив Александру, команда Буша вполне могла бы деликатно поставить вопрос перед Эн-Би-Си о, так сказать, «конфликте интересов» и, я уверен, что Эн-Би-Си тихо, без всякого шума заменила бы Александру Пелоси другим продюсером. Но Буш ничего этого не сделал, а наоборот, ещё и разрешил Александре снимать всё, что ей вздумается.

Почему?

Циники, наверное, скажут потому, что оба они, и Джордж Буш, и Александра Пелоси, принадлежат к политической элите, что различия между республиканцами и демократами — мнимые, а между политической элитой (вне зависимости от партийной принадлежности) и простыми гражданами — реальные. То есть, чего же Бушу своих-то бояться? Ворон ворону глаз не выклюет. Идеалисты, вероятно, скажут, что Буш рассчитывал если не на беспристрастность, то на честность Александры. Он полагает себя простым открытым парнем и уверен, что даже и с самого близкого расстояния Александра увидит то же самое. Увидит и честно расскажет об этом. А больше ему ничего и не нужно, поскольку характер и есть основной его козырь.

Мы обсуждали всё это с Александрой Пелоси, но нельзя сказать, что наши мнения вполне сошлись.

— Я не имела в виду сделать карикатуру. Я хотела, чтобы люди смогли увидеть Буша иначе. Есть люди, для которых Джордж Буш это монстр. Я же хотела показать его человеком. Я хотела его показать именно таким, каким он был с нами, с журналистами — простым симпатичным парнем. Большинство людей не знает, что он простой симпатичный парень, потому что видят его через его политику. Они видят в нём человека, который не заботится об окружающей среде, который хочет отнять у женщин «право выбора», который бомбит Афганистан. Как он может быть симпатичным парнем, — скажут они, — если именно сейчас он убивает людей в Афганистане? Не так просто увидеть его человеческие качества отдельно от его политики.
— С вашей точки зрения, Александра, что важнее когда мы выбираем президента — его политическая программа или его человеческие качества?
— Я думаю, политическая программа. Его убеждения.
— Значит ли это, что плохой человек с хорошей политической программой будет хорошим президентом, а хороший человек с плохой политической программой будет плохим президентом? И вообще, может ли так быть, чтобы человеческие качества хорошего человека не отражались в его политике и наоборот, может ли быть, чтобы личные качества плохого человека не влияли на его политику?
— Это и есть вопросы о которых люди должны думать. И я бы хотела, чтобы мой фильм дал им материал. Именно для этого я и сделала фильм... Ещё одна вещь меня интересует — как отношения кандидата с репортёрами влияют на публику, которая должна сделать выбор? Многое зависит от того, как политик преподносит себя репортёрам. Умеет ли он соблазнить репортёров.
— То есть, вы хотите сказать, что некто сам будучи «плохим», соблазняя репортёров полтора года прикидываться «хорошим?» Так не бывает, Александра. Можно скрыть какие-то факты, но нельзя скрыть характер... Знаете, было бы интересно сравнить то, что увидели вы с тем, что происходило в противоположном лагере.
— Но Гор и близко не подходил к репортёрам. Он не общался и не болтал с репортёрами. Буш был открыт, Гор был закрыт. И вообще, если бы я была там, мне бы просто никто не разрешил снимать.

Название для фильма Александры Пелоси придумал сам Буш. Александра сняла этот разговор, и мы видим его на экране: «Сделаете фильм? Хорошо... Назовите его «Путешествия с Джорджем». После фестивального показа картины в Сан-Франциско, кто-то из зала спросил Александру Пелоси: «Вы голосовали за него?» «Я что, сумасшедшая?» — ответила в своей манере Александра.

Но за своего героя она заступалась. До Сан-Франциско Александра Пелоси показывала картину в Остине.

«В Остине аудитория восторженно реагировала на каждую реплику Буша, — сказала мне Александра, — а у нас, в Сан-Франциско, на те же слова публика топала и свистела. Наша публика была настроена так недружественно...»