Подозрительные игры людей

Опубликовано: 8 октября 2004 г.
Рубрики:

[Окончание. Начало в № 18 (29) от 24 сентября 2004].

19 августа газета Stringer, поместила материал своего журналиста Артема Савельева “Югендленд имени Ходорковского”. Словом стрингер (Stringer — можно понимать как лучник-стрелец) обозначают рисковых журналистов, ведущих свои расследования в опасных местах, что называется, за свой счет и риск. Статья основана на результатах посещения группой иностранных и российских журналистов образцово-показательного базового летнего лагеря по воспитанию и обучению молодежи, организованного ЮКОСом в рамках их программы “Новая цивилизация” в подмосковной Истре, на берегу живописного Истринского водохранилища.

Вообще-то, программа “Новая цивилизация” (и ее ответвление “New Land”) ЮКОСом запущена давно — в 1996 году, восемь лет уже. Многие сведения о “Новой цивилизации” в прессу попадали. Но без всякой сенсации. Так просто, в духе сообщений “Наши достижения”: мол, имеется такая полезная инициатива передовой компании ЮКОС, которая заботится о подрастающем поколении. С детства прививает им самостоятельность. Умение принимать решения. Дает понимание, что такое бизнес, биржа, выборы руководящего состава компании и даже своего микрогосударства Ньюландии.

Заодно с таким всесторонним и гармоничным развитием ЮКОС еще готовил для себя кадры. Почти с пеленок.

Все это не могло вызвать особого интереса. Особенно когда в заявлениях руководства говорилось о воспитании у своих подопечных “активной жизненной позиции” — это так знакомо, и — так скучно. Все десятилетия советской власти именно это и воспитывали.

Приведу сообщения прессы за прошлые годы о замечательной инициативе менторов из ЮКОСа.

Газета “Нефтяная параллель” от 24 июля 2001 года:

“На первый взгляд Ньюландия — обычный детский оздоровительный лагерь. В лучших традициях бывших пионерских. На флагштоке ветерок колышет российский стяг рядом с нашим, корпоративным. У вожатых и ребят форменные рубашки и треугольные галстуки цветов ЮКОСа — зеленый с желтым, как листва и солнце.

Все расходы по содержанию Ньюландии взяла на себя Компания. Программы экономического, правового и гражданского воспитания для лицея разрабатывали известные российские ученые — доктор экономических наук Борис Райзман и доктор педагогических наук Александр Прутченков.

В мае 1996 года Компания предложила одному из руководителей лицея “Подмосковный” разработать подобную игровую программу для школьников наших отдаленных нефтяных городов и поселков. И уже летом того же года первые массовые игры под названием “Новая цивилизация” прошли в Нефтеюганске, Новокуйбышевске, других городах...

Летом 2000 года в живописном уголке Краснодарского края — Красной Поляне — дети нефтяников из Москвы и Самары, Сызрани и Воронежа, Нефтеюганска и Безенчука, Красноярска и Новокуйбышевска, Ачинска и Суходола, Жигулевска и Орла, а также других больших и малых городов России создали республику Ньюландию, — рассказывает президент межрегиональной общественной организации детей и молодежи “Новая цивилизация” Анатолий Ермолин. — В ньюландском государстве — все как у взрослых. Выборы президента и парламента, формирование правительства, государственная служба и частное предпринимательство, начисление зарплаты и расчеты с налоговой инспекцией. В процессе игры ребята также узнают, как работает Компания, каковы ее цели и задачи.

Идеология Ньюландии в общем-то проста и прозрачна. Мы стараемся возродить вполне реальное ребячье движение — вспомните незаслуженно забытых Тимура и его команду...

Как поется в ставшей гимном Ньюландии любимой ребячьей песне:

Будут все проблемы решены,
Будут встречи с новыми друзьями,
Главное, что мы понять должны —
Жизнь свою творим и строим сами!”

Примерно то же самое в сходных словах излагалось во многих других газетах. Например, разражалась панегириком статья “Все достижения цивилизации — в гости к нам” в “Комсомольской правде” от 9 января 2001 года.

Итак, было известно, что существуют лагеря подготовки молодежи, начиная со школьного возраста. В них царит дух корпоративной этики. Дети учатся зарабатывать и складывать на свои личные счета “рудолы” — деньги Ньюландии (от РУбль-ДОЛлар). Кто больше заработает, тот передовик. Кто обойдет других при выборах на должность министра финансов Ньюландии, а конкурентов завалит — тот самый большой молодец. А уж кто всех задвинет, а сам станет президентом игрового ЮКОСа — тот просто удалец.

Были пионеры — всем ребятам примеры, а стали навигаторы — всем ребятам кранты. Да и вообще тут много вариантов. Например:

Навигатор — всем ребятам кредитор. Точнее — секатор. Эвакуатор. Плантатор. Или даже инквизитор.

В любом случае — навигатор — это триумфатор. А уж премьер-министр Ньюландии — и вовсе диктатор. Не рифмуется министр-диктатор, но это ничего. По рифме — издевательство, зато по существу — верно.

При всем том, корпоративный дух навигаторов питался как бы из двух разных источников. Один — это идеология ярого индивидуализма. Под девизом: сам выплывай, а товарища утопляй. Утопляй — не совсем по-русски, но для языка будущего, на котором скоро станут говорить в Ньюландии, как раз в самый раз.

Немного эту идеологию потом заимствовали в новой русской игре “Слабое звено”. В ней группа, именуемая командой, стоящая в полукружии, отвечала на разные вопросы. Вроде того, сколько километров от Земли до Альфа Центавра, или какова удельная плотность ртути, если ее растворить в царской водке.

Кто отвечал — тот молодец-удалец. Кто на примерно такого же типа вопрос запинался, получал штрафной балл. По завершении сеанса все должны были проголосовать за набравшего наименьший проходной балл. А это не простое дело, так как можно ответить частично правильно. И ответить быстро. Или более правильно, но медленнее. Так что тут играла роль внутренняя симпатия. Но в гораздо большей степени — желание ближнего своего завалить, а себя вытащить. Ибо победитель получал деньги. Вот так и топили друг друга. Ведущая, в точности по виду и манерам Эльза Кох (садистка, надсмотрщица и жена коменданта из концлагеря Бухенвальд), холодно-свирепо возвещала: “Вы — самое слабое звено! Па-а-а-а-прошу покинуть площадку!”

А вот второй ингредиент психики нового русского навигатора — это как раз нечто корпоративное. Ну, как бы вариант коллективного. Только все-таки не то. От коллективного там были упомянутые линейки, сборы, доски почета, поиски спрятанного знамени ЮКОСа (тоже игра), совместные песни. Они давали ощущение приобщенности к своего рода “тайному” сообществу. Нечто вроде масонской ложи. Но разве масонов можно было бы назвать коллективистами? Ни в коем разе. Так и тут.

Мы — в одной ложе, но уж внутри нее каждый за себя. И ты, “друг”, имей в виду, что во время деловой игры в выборы, или при конкуренции наших банков, или там, при заключении договоров на поставку нефти из нашей Ньюландии в Китай, я, чуть зазеваешься, так огрею тебя рудолом, что уже не встанешь. Сгною и похороню по первому разряду с кистями и глазетом.

В детских летних школах ЮКОСа (сейчас имеются в 19 городах), в которых “градообразующим” предприятием является как раз ЮКОС (там выбирать не из чего, других предприятий просто нет) царят любопытные порядки. Например, в них запрещен интернет, радио, у курсантов отбирают сотовые телефоны, нет телевизоров. Это, как и линейки со сборами, как ношение униформы и галстуков с цветами ЮКОСа и пение корпоративного гимна можно расценивать как нечто очень положительное. А можно — наоборот, как отрицательное. Дело вкуса. Положительное, де, потому, что дети там свободны от всяческого внешнего влияния извне. Они совершенно свободны в своих решениях и руководствуются только своими правилами. Никакие дяди им не указ. Полная свобода, прямо как на необитаемом острове. Кто, к примеру, мог что-то приказать или внушить, навязать Робинзону Крузо? Никто. Потому как никого нет. Он сам приказывал своей козе. К тому же для навигаторов интересы корпорации превыше всего, а это значит — есть дух непобедимой команды! В общем — нечто очень образцово-показательное. А если учесть, что за истекшие восемь лет существования этих школ через них прошли более полумиллиона человек, то становится радостно за будущее, как крупного, так и среднего с малым бизнесов в России. Как раньше было радостно за увеличение поголовья как крупного, так и мелкого рогатого скота в СССР.

Но на все эти достижения можно посмотреть и иначе. И эту иную точку зрения как раз и представил выше упомянутый автор “Стрингера” Артем Савельев в статье “Югендленд имени Ходорковского”. Выберу из нее самое интересное:

“Каждое государство стремится создать систему воспитания детей и юношества. Чтобы получить готовый продукт — граждан. В СССР система воспитания укладывалась в пионерию и комсомол — резерв КПСС.

В гитлеровской Германии система передачи необходимых навыков обеспечивалась трехступенчатой организацией Гитлерюгенд для мальчиков, и двухступенчатой — для девочек, которые готовили кадры для Национал-социалистической партии.

В воспитательной системе, созданной по заказу корпорации ЮКОС, причудливо соединились психологические разработки современной тоталитарной секты, минимализм английского скаутизма, идеологемы преданности режиму, характерные для фашистской Германии, и реквизит сталинской эпохи. Дети, прошедшие через лагеря ЮКОСа, не умеют петь, сочинять стихи и играть в КВН, они должны быть однолинейны, запрограммированы на однозначные действия, как в армии, они носят значки “Свободу Ходорковскому!”, молятся корпорации и словно заведенные повторяют слова основного лозунга, висящего над входом в лагерь: “Будет нефть — будут деньги!”

Основа лагерного воспитания — деловые игры в демократическое государство полувоенного образца. Есть парламент, правительство с несколькими министерствами и промышленность в виде нефтяной монополии. Больше ничего в государстве нет. Нет системной оппозиции. Нет свободы прессы с ее разноголосицей. Нет конкурентов с их экономической разведкой и враждебными действиями по слиянию и поглощению. Это упрощенное государство. Даже популярная детская игра в “мафию” или “монопольку” гораздо сложнее по набору механизмов, чем то, что предлагается освоить детям в “Новой цивилизации”.

Строгая методичка “Корпорация Юниоров-2004”, по которой идет жизнь в лагере, описывает контуры игрового демократического государства:

“В игре моделируется деятельность нефтяной компании в Республике Юниоров. Главы регионов взаимодействуют с центральным регионом, где располагаются главные органы власти. Дочерние компании принадлежат центральной компании и управляются через 2 управляющие компании (Разведка и добыча, Переработка и сбыт)”.

Вот такое упрощенное сырьевое государство предлагается детям. Схема проста до чрезвычайности: Разведка и Добыча-Переработка-Сбыт. Запомнить нетрудно. Тем более, что основной контингент детей живет в корпоративных городах, в которых имеется только эта примитивная триада и еще испорченная экология и перспектива откинуть копыта, не дожив до пенсии.

Романтическому взору корреспондентов иностранных агентств, поголовно считающих, что ЮКОС — это опора демократии в России, открылась картина в традициях позднего совка. Благонравные дети в желтых каскетках с надписью “ЮКОС” и значками “Свободу Ходорковскому!” сначала показали гостям местную ВДНХ — дорожку, на которой выставлены плакаты с достижениями жителей игровых городов. Сделаны плакаты были скучно и кондово. Главный и основной плакат:

“Будет нефть — будут деньги!”.

А вот и весь немудрящие лозунги, которые надо запомнить, чтобы войти в “Новую цивилизацию”. Дети поставленными голосами и от самого сердца орали их с трибуны.

“ЮКОС и мы — наша дружба нерушима!”

“ЮКОС — это учеба в лучших классах!”

“ЮКОС — это отдых, это дружба!”

“ЮКОС — это возможность стать студентом престижного ВУЗа!”

“ЮКОС — это 4 волшебные буквы!”

“Будет нефть — будут деньги!”

Дети, многие из которых учатся у себя дома в ЮКОС-классах, за короткое время в лагере уже хорошо обучены, отвечают на вопросы политкорректно: “Здесь очень хорошо”. “Нас учат”. “Мы играем”. “Нас хорошо кормят”.

Не знаю, кто назвал все, происходящее здесь, игрой в гражданское общество, но это не гражданское общество, а строго корпоративное, а сама игра — это жесточайшее зомбирование детей в инкубаторе на предмет дальнейшего использования по узкому профильному назначению”.

Мне совершенно очевидно, что главные разработки по проведению игр в империи Ходорковского взяты из разработок Школы Щедровицкого. Более того, его последователи применили методику игры к детям тоже задолго до юкосовцев (Р. Каменский, C. Краснов, В.Рябцев “Игры с детьми в форме ОДИ” в 1991 г.). Причём в той игре уже были группы “Бизнес”, “Власть”, “Семья”, “Своё дело”. Юкосовские культуртрегеры нигде ни словом не говорят о своем источнике прозрений. У Георгия Петровича организационно-деятельностые игры (ОДИ) носили характер широкой культурологической панорамы, где у взрослых людей снимали шоры и давали возможность посмотреть на мир через большое окно. Через игру уже состоявшиеся профессионалы начинали чувствовать, что у них как бы вырастают крылья (выражение самого Георгия Петровича), и они хотя бы в рамках игры могли находить (и находили!) нетривиальные решения любых своих профессиональных проблем. Вернувшись в мир они видели, что этому решению препятствует сама советская экономическая и идеологическая реальность. Стало быть, даже у советских руководителей пробуждалась мысль, что эту реальность надо менять — именно отсюда шли истоки поддержки перестройки в высшем и среднем звене управления. Между прочим, самым сложным (психологически), по словам ГП, этапом ОДИ был как раз выход из нее. Этот выход был чем-то похож на поднятие водолаза с больших глубин: перепад давления приводил к кессонной болезни. А тут выход из игры в советскую реальность обрывал отросшие крылья и мог дать шок и даже суицид.

С юкосовскими навигаторами все обстоит наоборот. Они учатся добиваться своих целей в условном мире своих рудолов. Там, в настоящих играх щедровитян, у игроков появлялась мысль о разумном мире. Здесь у юкосовцев возникает идея, что весь мир нужно сделать таким же, как их корпорация. То есть, внешне похоже на посыл ОДИ Щедровицкого. Сделать мир, в котором можно решать профессиональные проблемы. Но у Щедровицого и его последователей советский мир нужно было бы изменить под нормальный. А у Ходорковского весь, в общем-то нормальный мир, нужно было сделать похожим на уголовную корпорацию ЮКОС. ЮКОС — как модель мира!

Впрочем, такой мир уже был несколько раз построен задолго до ЮКОСа. Ближе всего по типажу — корпоративно-фашистская Италия. Хотя и Германия 30-х годов тоже впереди маячит.

Мне не известно, в какой степени Ходорковский знал учение Щедровицкого, и проходил ли он лично через игры. Но, в любом случае, ясно, что нынешние летние школы ЮКОСа — это по методологии и своей конструкции точные клоны ОДИ. Только хуже и примитивнее. Дети, воспитанные в слепой преданности корпорации, в которой Бог — деньги и их пророк Ходорковский, эти почти полмиллиона слушателей, прошедших обработку за последние восемь лет, мыслились как массовый “кадровый резерв” по переходу власти в руки преданных сторонников Ходорковского. Причем во всех этажах власти — от бизнеса, до судов, прокуратуры, силовиков, СМИ и политики.

То, что Ходорковский строил второе, свое государство, в уже имеющемся в cфере экономики, ясно (например, см. мою статью “В джунглях среди олигархов”, Seagull №16, 20 августа 2004 г.).

История с летними лагерями ЮКОСа показывает, что Ходорковский строил также и свое второе государство политически и идеологически. Идея его школ напоминает чем-то взращивание кукушонка в чужом гнезде. Растет себе и постепенно выталкивает законных обитателей в небытие.