Еще раз про...

Опубликовано: 21 марта 2003 г.
Рубрики:

Тебе...



..И однажды Он решает:
«Да будет так!»...



      Господи, как же тебе скучно там! Ты уже переделал все, что смог придумать: сотворил землю, не забыв в великой мудрости своей и то, чем ее же уничтожить, населил ее тварями своими, предусмотрительно позаботившись о том, чтобы они вели себя как истинные твари, пожирая друг друга. Наконец, ты создал эту загадочную особь «Человек», вершину творения — лысое, беззащитное, вечно мерзнущее и голодное существо, недовольное собой и всем, что видит, в бесконечном плаче простирающее руки к тебе, родимому, с мелочными просьбами и однообразными, нудными жалобами. Ты всеми силами пытался отвлечь его от этого занятия, слепив ему игрушку, похожую на него, но с парой лишних округлостей. Где тебе было предвидеть, что игрушка освоит сие плаксивое упражнение еще быстрее своего хозяина!... И вот теперь, отчаявшись исправить эту ошибку посредством войн и болезней, ты объявил «неприемные часы» и, запасшись «берушами» на ближайшую пару веков, чтобы хоть как-то развлечься, нашел своему произведению единственно возможное применение — превратил его в колоду карт, состоящую из сплошных «картинок», и раскладываешь бесконечный увлекательный пасьянс — король пик плюс дама червей, дама треф плюс валет бубен...

      И однажды Он берет твою карту и решает: «Да будет так!», и накрывает ею краешек другой карты...

      Ты еще досматриваешь самый сладкий утренний сон про маму, молодую и красивую, какой ты никогда ее не видел... А может давишься на бегу куском вчерашней колбасы всухомятку... Или наслаждаешься тем самым «чувством локтя» в битком набитом вагоне метро...

      И вдруг понимаешь, что весь мир улыбается тебе глазами цвета темного янтаря. И легкий летний московский ветерок пробегает по спине длинными пальцами — вверх-вниз, вверх-вниз. И все телефоны, перебивая друг друга, кричат тебе знакомым насмешливым голосом: «А-а-а-ле!». И лифт, наплевав на земное притяжение, несет тебя в небо словно то самое кольцо сильных и нежных рук. И даже пригоршня воды в ладони обнимет твои губы неповторимым мягким поцелуем... Ты сладко захлебнешься счастьем и на какой-то миг растворишься в нем, потеряв, а может, не желая находить ориентацию в пространстве...
      Но этот миг пройдет.
      Ты остановишься, как вкопанный, в самой середине бесконечного темного тоннеля, и чья-то безжалостная ледяная рука длинным крючковатым пальцем рванет отчаянно звенящую струну где-то там, на уровне желудка и острые золотые змейки, сворачивая упругую спираль, разметут тебя в клочья, оставляя внутри саднящую, зияющую пустоту...
      Ты выживешь. Ты научишься жить с этой пустотой. Ты защитишь миллион диссертаций о том, как заполнить ее, сведя до минимума риск отторжения. Ты даже поверишь в анестезию забвения... Ты выживешь.
      И вот когда ты окончательно уверишься в своей силе, когда спокойствие и благополучие наконец-то станут для тебя синонимами счастья, когда однажды звездным вечером ты выйдешь на улицу, чтобы полюбоваться великолепием хрустального купола, возведенного тобой над своей уютной, пахнущей персиковым вареньем и солеными помидорами, жизнью, из-под колеса проезжающего на велосипеде мальчишки отскочит крошечный, почти невесомый пыльный медовый осколок...
      Ты не спасешь свой купол. Даже поймав кристаллик на лету за два сантиметра до хрустального шара, ты узнаешь этот цвет, ты снова почувствуешь порыв ветра, ты снова оторвешься от земли, и внезапный дождь снова поцелует твои губы...
      ...Там в вышине на резном столике сверхъестественно белого цвета, прикрыв уголком одна другую, лежат две карты и тасовать их пока не собираются...

      ...А где-то на другом конце земли две янтарные слезы строят свой купол в отчаянной попытке не видеть во сне два зеленых манящих омута...