Джихад в Москве, а не в Багдаде Российская медиа о войне в Ираке

Опубликовано: 18 апреля 2003 г.
Рубрики:

      Любопытный феномен воздействия массмедиа на «личное мнение» граждан продемонстрирован ныне в России. До войны в Ираке позицию США по отношению к Саддаму поддерживали от 10 до 20 процентов опрошенных. А после двух недель войны на стороне Америки только 3 процента. Саддама же стали поддерживать с 35 процентов до 58!

      Буквально накануне падения Багдада по мнению 35% россиян победу одержат США и почти столько же (!) 33% уверены, что верх возьмет Ирак.

      Отчего же так? Оттого, что так писала российская пресса и передавали каналы телевидения. Хусейн из маленького восточного диктатора, этой мартышки тов. Сталина, вдруг стал защитником иракского народа от злобного агрессора дяди Сэма. Большая Восточная лажа.

      Было что-то анекдотическое в российском освещении боевых действий коалиционных сил в Ираке. С первого же дня появились заголовки в духе наших исламских спамеров.

      Америку ждет неминуемое поражение! Иракский народ встал стеной на защиту родины! Агрессоры несут ужасающие потери! Крах блицкрига! Кто виноват в военной авантюре? Замешательство и раздоры в стане союзников. Американцы завязли около Басры. Шахиды и федаины сеют ужас и панику среди незадачливых американских вояк. В Вашингтоне начинаются поиски козла отпущения. Страшное поражение союзных войск под Ан Нассирией. Ракеты США в очередной раз нанесли удар по гражданским объектам. Большие жертвы среди мирных жителей на рынке Багдада. Бомба уничтожила родильный дом. Много раненых среди детей. Американские вояки бегут с поля боя. Самолеты США в очередной раз нанесли удары по своим. Американские ракеты поразили английские войска. Союзная группировка окружена под Багдадом.

      Ну и хватит. Особенно пикантна вот эта: «Союзная группировка окружена под Багдадом».

      Понеся ужасающие потери в самый первый день вторжения, побежав от Басры, застряв у Нассирии, запаниковав у Умм Касра, испытывая чудовищную горечь и разочарование, попадая в окружение и в безвыходное положение, отступая и сокрушая при отступлении исключительно самих себя (ну и еще мирное население, выбирая среди них только детей, женщин и стариков) — вдруг Союзная группировка оказалась окруженной под Багдадом. То, что окруженной — это очень хорошо. Но — под Багдадом! Как, каким образом, бежав от Нассирии на юг в сторону Кувейта, зловредная группировка оказалась на севере под Багдадом? Ну, разве что учитывая шарообразность земли. Однако даже при американской высокой технике отступления для такого хитрого маневра, как драпание стремглав на юг с ошеломляющим самих себя появлением на севере нужно хотя бы жюльверновское время в 80 дней. Или 80 тысяч лье под водой. При этом выяснилось, что союзники спокойно переправились через уцелевшие мосты через Тигр и Евфрат, которые были или должны были быть взорваны доблестными республиканскими гвардейцами Саддама и никаким образом не могли попасть в руки деморализованных своими поражениями англо-американцев.

      И беглецы быстрее лани не просто оказались у Багдада, но еще и захватили единственный там большой международный аэропорт им. Саддама, который тут же в издевательских целях переименовали в «Ворота в будущее Ирака».

      И тут же все каналы российского телевидения сообщили альджазировскую сногсшибательную новость, что теперь-то уж все, теперь американам конец.

      Дали слово министру информации Ирака Мухаммеду Саид ас-Саххафу, и он заявил, что Ирак перейдет к запрещенным методам ведения войны, и «живыми они из аэропорта не уйдут». После чего американцы вошли в город. И всем было видно, что то входили в Багдад отнюдь не трупы и не зомби. Они живы и даже здоровы. Тогда иракский министр угрозил, а российские каналы возвестили, что при дальнейшем продвижении к центру города американцы понесут страшные, ужасающие потери, так как иракцы преисполнены чувства патриотизма и вооружены верой в Аллаха. А также неувядаемыми калашниковыми (первое секретное оружие). Вторым секретным оружием являются названия двух мотопехотных дивизий: «Навуходоносор» и «Хаммурапи». Особенно должен устрашать Навуходоносор. Он был кошмарным злодеем и сдирал с пленных кожу живьем. Хорош был бы еще Сарданапал, но до него стратегический ум Саддама не дошел. А может до подвигов суперкошмарного Сарданапала Хуссейн еще не дочитал школьный учебник.

      Сам Саддам, это не кто иной, как иракский Суворов. Он просто заманил агрессоров вглубь и теперь их прикончит ловким ударом, пусть и запрещенным. Ибо он запрещен для своих верных абреков, а для американцев не только разрешен, но законен и похвален.

      Впрочем, русские остроумцы на этот счет дали более точную картинку: заманил как Кутузов Наполеона, и теперь ждет, когда ударят морозы.

      Морозов Саддам не дождался, но что-то исконно русское вдруг в простых иракцах прорезалось. Простые иракцы, разрывая по дороге портреты любимого вождя всех арабов, как будто они советские студенты после ХХ съезда КПСС, и валя по дороге статуи Великому Саддаму, с русским гиканьем и сноровкой потащили из разбитых офисных зданий, а также из целых лавок, магазинов, все, что можно. И что нельзя.

      Это знак полной победы.

      Саддам обещал чудо-оружие. Таковым являлся он сам, ибо как-то вдруг появился на улицах Багдада и резко повысил уровень патриотического ликования арабских калашниковых.

      Между прочим, среди анекдотов на тему Ирака есть гораздо больше точных попаданий, чем в новостных и аналитических программах российского телевидения.

      - Эксперты говорят, что Ирак может иметь ядерную бомбу. Это плохая новость. А теперь хорошая новость: сбросить они ее могут только с верблюда.

      - Шеф безопасности Хусейна призывает всех двойников Саддама и говорит: «Есть две новости — плохая и хорошая. Хорошая: Саддам жив! Плохая: взрывом ему оторвало руку».

      - Инспекторы ООН обнаружили поблизости от американского беспилотного самолета иракского бессамолетного пилота. Пилот (вес 80 кг, размах рук 1,5 м) способен бежать без помощи самолета на расстояние более 80 км.

      - Представители британских сил в Ираке опровергают сведения о том, что в ходе боев у Басры в плен был захвачен иракский генерал. «Мы неправильно установили его звание. Это всего лишь очередной офицер, правда в звании рядового. Через сутки мы вернем этого ополченца матери, с наказом, чтобы впредь она хорошо смотрела за девочкой». — заявил один из офицеров пресс-службы.

      Шутки шутками, но начиная с 4 апреля тональность российской прессы немного изменилась. И изменение это началось с новой оценки Путиным действий США в Ираке.

      Встречаясь в Тамбове с прессой и отвечая на заявление какого-то Рауфа Ахмедова, по словам которого США терпят в Ираке поражение, Путин сказал: «По политическим и экономическим соображениям Россия не заинтересована в поражении Соединенных Штатов».

      Несколько позже Путин сказал, что доллар — естественно сложившаяся мировая валюта и общий масштаб цен. И потому следует его оберегать от травм. Ибо при падении доллара мало никому не покажется.

      Путин — хороший политик. Он сделал выбор вопреки мнению большинства, запрограммированного пятой колонной российских журналистов.

      И вот тут же «Известия» от 4 апреля дают подборку высказываний разных персонажей о том, каков же ныне интерес России в подходе к иракскому вопросу?

      Все как один стали говорить, что главный интерес России — это победа США. И ни в коем случае не следует разрывать стратегическое партнерство с Америкой. Так в один голос запели и доктора наук Марцинкевич с Бажановым, и академик Петраков, и валькирия Новодворская. Она даже добавила здравую струю, сказав: «Только глупец присоединяется к побежденным».

      Странно, что до 5 апреля вообще могли высказываться сомнения в победе США над Ираком, более того, говорилось об их неминуемом поражении, как то сделал верховный муфтий России Талгат Таджуддин, размахивая саблей и объявляя США джихад (за что получил предупреждение генпрокуратуры).

      Да, махая саблей, можно много чего о себе возомнить. Что, например, легко будет сбить из рогаток (попросив русских пацанов) или самотужно из луков 60 спутников, которые ежесекундно ведут наблюдение над территорией всего Ирака и точно наводят ракеты и бомбы отнюдь не только на рынки.

      Есть мнение, что освещение иракских событий российской прессой является естественным и органичным выражением российского общественного мнения, которое в сложившихся условиях может быть только таким, каково оно есть, и никаким другим.

      Это утверждение ставит вопрос о первичности, так сказать, материи и духа.

      Откуда берется это самое общественного мнение? От рождения? От века? От Духа Святаго? Нет, оно берется от материи масс-медиа. Чтобы о чем-то судить, нужно для начала знать об этом «что-то». И прежде, чем иметь мнение и оценку, нужно получить информацию о событии. Какое мнение о высадке американцев на Луне могли иметь китайцы, если они просто многие годы не знали об этом ничего? Что говорили и как рядили об Анжеле Дэвис советские обыватели, которым сообщали, что идет суд над «мужественным борцом» за права угнетенных негров? Суд-то ведь действительно шел. Только по вот какому основанию: о передаче Анжелой пистолета одному из «Соледадских братьев» (он же один из любовников мужественной Анжелы), из которого «брат» застрелил судью и охранника прямо во время другого суда над этими братьями. Иными словами, ее судили по уголовному обвинению как соучастницу в тяжком преступлении. А когда Анжелу оправдали (ибо хотя пистолет был ее, но никто не мог доказать добровольность его передачи «соледадскому брату», — а вдруг он взял его силой), то советский обыватель ликовал: ему сообщили, что американские реакционеры были вынуждены отступить перед массовыми протестами прогрессивной мировой общественности.

      Вы помните, как подавалась шестидневная война? Израильская военщина терпела поражение за поражением начиная с первого дня. Несла потери. Была деморализована.

      Поэтому капитуляция египетско-сирийской армии и полное поражение арабской коалиции прозвучало как абсурд, как некий дикий нонсенс. И было объяснено тогда советской пропагандой наглым вторжением в конфликт американской военщины, которая вырвала и похитила победу у арабов.

      Напомню анекдот, как, даже не искажая фактуру, можно дать установку на «правильную оценку» для общественного мнения.

      В забеге участвовали двое: американец и советский спортсмены.

      «Правда» сообщила о результате: Наш бегун финишировал вторым. Американец пришел предпоследним.

      Моя заметка касается неадекватной подачи репортажей с места военных событий. По которым чуть ли не получалось, что не американцы вошли в Багдад, а федаины — в Нью-Йорк. Безотносительно к симпатиям к той или иной стороне.

      Многие позиции российских журналистов неадекватны. Не в отдельных высказываниях, а в общем тоне и режиссерском замысле. О чем часами говорили 7-8 апреля на каналах российского ТВ? О том, что обстреляли российский дипломатический кортеж. О том, что американский танк сделал один выстрел (8 апреля) по 14 этажу гостиницы «Палестина». О смерти двух журналистов. И о гибели еще двух журналистов — альджазировского и украинского (жившего, однако в Варшаве, а работавшего в английском новостном агентстве Рейтерс) Тараса Працюка.

      По общему накалу и времени создавалось полное впечатление, что главная цель коалиции — это именно выстрел по отелю и охота на журналистов. Даже обоснование дали: американцы не хотят, чтобы мир увидел бойню, которую они учинят в Багдаде.

      И почти ничего не говорилось об ударе по наводке с сотового телефона по Саддамовскому бункеру. О встрече 8 апреля в Белфасте Буша и Блэра, на которой был решен вопрос о послевоенном устройстве Ирака и подобрано новое правительство из оппозиционных Саддаму политиков. Очень много показывали только тысячу демонстрантов в Белфасте, кои протестовали против встречи. Создавалось впечатление, что встреча специально проводится для того, чтобы дать возможность протестовать против нее. А потом уже и воспаленные своим телевидением россияне вывалили на демонстрацию протеста против войны в Ираке (9 апреля) с помидорами и тухлыми яйцами перед американским посольством. Как раз в это время войска коалиции беспрепятственно занимали центр Багдада, иракцы приветствовали их, плюя на и лупцуя портреты Саддама ботинками, чувяками, тапками, то есть, нанося, по поверьям арабов, своему вождю тягчайшие оскорбления.

      Сначала по инерции российские каналы снова затолковали о том, что теперь-то коалиции придется туго, ибо грядет устрашающая партизанская война. Подземный Багдад, шахид да федаин спуску не даст. Чуть спустя как бы захныкали: как же так? Ведь Саддам обещал биться за столицу до последнего солдата и его вдовы, а сдал город на 21 день без боя? Кому нынче верить-то?

      Потом как бы спохватились и стали причитать о грядущей гуманитарной катастрофе. Вот до чего довели, мол, американцы. Жара растет, а воды нет. Еще чуть спустя показали подвоз воды, но стали говорить, что все-таки иракцы сами должны управлять своей страной. Как будто кто-то говорил иное.

      Правда, прорезались и здравые нотки. Вот строки из газеты «Утро» в статье «Ошибка! Закладка не определена».

      «Народ Ирака — мы с вами!» — плакаты с такими надписями плясали вчера напротив окон американского посольства в Москве: партия «Единая Россия» обнаруживала свое отношение к «американской агрессии» и объявляла солидарность с иракским народом. А в это время сам иракский народ на глазах всего мира целовал фотографии Буша, дарил американским солдатам цветы, свергал памятники Хусейну и попутно мародерствовал.

      Такой вот конфуз. То, что партия, претендующая быть правящей в нашей стране, показала свою бездарность в выборе протестных лозунгов и времени протеста, — это на заметку избирателям, которые в декабре придут к урнам для голосования. Вчера был преподан урок истеричной массе наших граждан, объединившей «улицу» и недалекие по своему разумению «верхи». Америка взяла Багдад без шума и пыли, враз отыграв информационные и имиджевые потери, которые она несла все три недели войны».

      В день падения Багдада я получил письмо от одного автора. Он написал:

      «Теперь ООН будет выполнять функции подтиралы за того, кто сейчас силен. Осталось и торжествует только право сильного. Какой месседж послан всем: «Хочешь выжить — вооружайся». Довольно романтических соплей про дружбу равенство уважение и справедливость. И довольно болтать всякую хреновину про демократические ценности. Пахан будет решать».

      Я ему ответил: а вы полагаете, что лучше право слабого? Пусть ООН подтирает за рахитичными вырожденцами из изолятов? И пусть то, что там происходит, в пигмейских джунглях, станет всеобщей нормой под угрозой ооновсих санкций?

      Что же касается ваших стенаний про право сильного… Военная сила ныне — это эманация технологии. А она — прикладной науки. А эта последняя — следствие наук фундаментальных. А они, в свою очередь, произрастают из общих демократических оснований социума. Вы думаете, что у Саддама или еще какого диктатора случайно нет атомной бомбы? В таком обществе ее и быть не может. Только если украсть. Как это сделали, между прочим, разные Фуксы для тов. Сталина.

      Если же мы будем не просто рыдать и утирать слабых, но станем делать с них жизнь, то это будет даже не бег назад в историю, а вот именно вырождение истории. Как если бы нежизнеспособного недоноска-дауна с полным набором генетических отягощений делали бы образцом рода человеческого и ваяли бы с него статую Аполлона, Геракла, Давида.

      Мой корреспондент ответил большим посланием, в котором были такие строки: «Слабых ставить над собой не надо. Но бить слабых — западло».

      Я ответил: вполне согласен с вашими общими гуманистическими посылами.

      И про то, что «бить слабых — западло». И про то, что «пока что только мы навязываем». И про злодейства инквизиции. Но ваши очень правильные и прекраснодушные слова напоминают мне причитания O'Генриевской героини о том, как ужасно мужчины обжираются трупами животных, этих милых веселых зверушек, наших меньших братьев-сестер во Христе. Как вы помните, все вегетарианские проповеди героини мгновенно улетучились при посте всего-то в один день.

      Слабых бить — «западло», это верно. Но ударить наглого бомжа (пусть и слабого), который материт вас, угрожает плюнуть ядовитой сифилитичной слюной в лицо, а потом еще и зарезать — вполне законно. И даже похвально.

      Поговорим еще о симпатиях. Мои, да и большинства иракцев (что уже выполне обозначилось) — на стороне коалиции. Но главное в другом. Невероятен контраст между уровнем военной техники и уровнем командования между иракскими и коалиционными генералами.

      Этот контраст заключается в том, что иракские генералы (и политики) если бы они имели сострадание к своим собственным солдатам, должны были бы немедленно капитулировать. Спасти жизни своих же.

      Именно в этом должна была бы заключаться в данном случае военная квалификация генералов.

      Пример. При захвате Басры погибли примерно 400 республиканских гвардейцев и 1 английский солдат. При захвате аэропорта в Багдаде и при броске к дворцу Хуссейна в центре города на одного погибшего американца пришлось тысяча иракских солдат. Общее соотношение потерь: несколько более сотни у союзников (да и то в основном от технических поломок и «дружественного огня») и не менее 3-4 тысяч иракских солдат. О превосходстве в воздухе и говорить нечего.

      Скажите, можно ли вести в таких условиях военные действия?

      Это же все равно, как против супербоксера Льюиса поставить рахитичного недоноска из приюта для выздоравливающих тифозных. В случае явного преимущества рефери снимает с ринга слабоподготовленного партнера. Именно для того, чтобы не допустить бойни. В Ираке роль рефери должны были бы сыграть свои же иракские генералы. А лучше — сам главный управитель Саддам. Но эта гнида не такова. Он готов был купить свой каждый день сидения на золотом унитазе тысячами жизней своих рабов. Слава Богу, все-таки нашлись иракские генералы, которые отдали приказ быстро, как только возможно, оставить Багдад и не множить ненужные жертвы.

      Я, как когда-то Черчилль о коммунизме, не возьму назад ни единого критического слова, сказанного мною по поводу американских внутренних (к примеру, корпоративные приписки) и внешних (Сербия) безобразий.

      Но в данном случае скажу: чем быстрее коалиционные силы очистят Ирак от саддамовского отребья, тем лучше для иракского народа.