Дом с привидениями

Опубликовано: 2 мая 2003 г.
Рубрики:

      Будучи в командировках, мне иногда доводилось видеть дома, чьи хозяева быстро один за другим умирали. Такие дома стоят заброшенными, заколоченными. Окна у них темные, заборы покосились. Люди стараются не покупать их — говорят, там живут привидения.

      Как-то я спросила одного из друзей, есть ли такие дома в городе, где я живу, в Оклахома-Сити. Я получила утвердительный ответ и... приглашение пообедать в одном из них. Удивилась, но Том сказал, что в «Доме с привидениями» уже много лет работает ресторан, который славится своей кухней. Цены там до небес высокие, но посетители охотно платят — за экзотику, за таинственность.

      Тридцать восемь лет назад три трупа, один за другим, были найдены в этом доме в течение нескольких месяцев. Тогда прекратил существование семейный клан. Убийца до сих пор не найден.

      Так просто в «Haunted House» не попасть: место в ресторане надо бронировать заранее. Ни указателя, ни вывески поблизости нет. Но старожилы это место знают. Расположен ресторан в черте города в лесном массиве недалеко от скоростной магистрали, но новичкам без точных инструкций его никак не найти. Работает «Дом с привидениями» по вечерам, по воскресеньям закрыт — видимо, привидениям тоже нужен выходной.

      Как только наша машина свернула с широкой бетонки в лес и запрыгала по старому асфальту, я засомневалась, не розыгрыш ли все это: мои друзья все еще подсмеиваются над наивной иммигранткой, чей американский стаж не так уж велик.

      Дорога была разбитой — в ухабах и кочках. Узкая колея поросла травой. Гравий и обломки асфальта громко хрустели под колесами. Густые ветви деревьев низко нависали над дорогой. Смеркалось, и мы ехали, как в тоннеле. «Том, ты уверен, что не заблудился?», — спросила я моего спутника. Тот заговорщицки улыбнулся и не ответил. Так мы проехали около полумили. Наконец, впереди засветлело. Показалась большая поляна. Вдруг откуда-то из кустов на дорогу выскочил молодой мужчина в белой рубашке и таких же перчатках: «Добро пожаловать! Позвольте запарковать вашу машину». Мы вышли, и Том протянул ему ключи. Стемнело, и белесая дорожка лунного света засеребрилась на скошенной траве поляны. Я огляделась.

      На краю поляны стоял деревянный трехэтажный дом с высокой трубой на крутой крыше с башенками. Темно-зеленый плющ густо завивал почерневшие стены и карабкался по крыше. Низкое крылечко скрывало небольшую входную дверь. Еле заметный электрический свет выбивался из-за решетчатых ставен. Перед домом стояло несколько дорогих машин, на лобовом стекле каждой был прикреплен номерок. Том открыл дверь дома.

      Первое, на что я обратила внимание, войдя в дом, был запах старого дерева, подслащенный необыкновенным ароматом. Передо мной была небольшая комната с альковом. Приглушенный электрический свет казался, скорее, полутьмой. Здесь стояли четыре столика под синими скатертями. Тяжелые стулья красноватого дерева с прямой спинкой на шарах. Окна комнаты выходили на поляну. Из узкого коридора вела витая лесенка на второй этаж. Посетителей было мало, всем было далеко за шестьдесят, и все они — супруги.

      Нас усадили за столик, и официант принес меню — два небольших листочка. Цены действительно были высокими. Небольшая котлетка из барашка с «диким» рисом (wild rice) — под тридцать долларов, рыбное филе с жареной картошкой — двадцать. Я выбрала барашка с рисом и салат.

      Мне не терпелось осмотреть дом, с которым связана таинственная легенда. Поднялась по лесенке на второй этаж и оказалась на внутреннем балкончике, с которого открывался вид на бар, почти пустой. Дорогая мебель, мягкий свет причудливых абажуров, сухие цветы в огромных вазах, негромкая музыка и запах, встретивший меня при входе. Он исходил из камина, зажженного несмотря на летний вечер. Теплый воздух поднимался под потолок и окутывал дом. Оглядев бар, отправилась дальше. Закоулочки, лесенки, переходики, комнатки-кабинетики. А вот и душ, где один за другим были найдены три трупа. Я вошла в малюсенькую комнатку.

      Все здесь было, как на картинках столетней давности. Небольшая ванна на гнутых металлических ножках. Диванчик для отдыха, маленькое окошко под потолком, умывальный таз с фарфоровым кувшином, букет сухих цветов, низенький унитаз, баночки с кремом, полотенца. Комнатка малюсенькая — не повернуться.

      Я вернулась к своему спутнику. Бокал вина, приглушенный свет и тихое воркование белоголовых посетителей создавали атмосферу уюта. В ожидании заказа Том принялся рассказывать легенду о «Доме с привидениями», а вернее — быль.

      В воскресенье 2 июня 1963 года, в половине восьмого вечера, из дома таинственно исчез бывший владелец авторемонтной мастерской 74-летний Мартин Каррикер, пенсионер. Его тело было найдено в понедельник 3 июня в километре от этого дома. Дом принадлежал его бывшей жене, с которой он к тому времени был семь лет в разводе. Тело Каррикера лежало в густом сорняке. На затылке — след от удара, а одежда испачкана, как будто тело волокли по сырой траве. При нем был найден пустой бумажник.

      Полиция начала расследование. Детектив Джон Роуден отправил тело на вскрытие и заметил, что произошедшее «очень похоже на убийство с целью ограбления». Вскоре выяснилось, что покойный мистер Каррикер жил в этом доме вместе со своей бывшей женой, 72-летней Кларой. Жил как квартирант: платил за проживание. В доме также жила дочь Клары от первого брака Маргарет Пирсон, 54-х лет, незамужняя. Сын мистера Каррикера, Мартин-младший, жил в штате Массачусетс. Два родных брата Каррикера — в Бостоне. Все они в момент убийства были дома, никуда из своих штатов не выезжали. Других родственников у Каррикера не было. Но кроме Клары, Маргарет и самого Каррикера в доме жил временно нанятый рабочий 18-летний Раймонд Мак Кой, афро-американец. Жил он на половине для слуг.

      Маргарет Пирсон рассказала полиции, что мистер Каррикер, который помогал ее матери по дому, в тот день обнаружил, что на гараже сломан замок и послал Мак Коя за фонариком. Сам же остался в гараже. Когда рабочий вернулся, мистера Каррикера он в гараже не нашел. Маргарет и Мак Кой поискали вокруг дома, не нашли и решили, что к вечеру Мартин вернется сам.

      Вскрытие показало, что Каррикер убит выстрелом в затылок из автоматической винтовки 22 калибра. Во вторник вечером полиция арестовала Раймонда Мак Коя — за бродяжничество и уклонение от налогов. Вместе с ним был арестован его приятель Александр «Speedy Peoples», который ранее также работал в доме Клары Каррикер. При обыске комнаты Мак Коя была найдена автоматическая винтовка такого же калибра. На допросе Мак Кой рассказал, что винтовку и патроны, 250 штук, он получил от некоего Уоррена Вулдриджа две недели назад. Уоррен подтвердил полиции сказанное Мак Коем и добавил, что он дал ему винтовку для стрельбы в тире.

      А в четверг полиция арестовала Маргарет Пирсон с подозрением на убийство отчима. Факты, которые, по их мнению, привели к убийству, не разглашались. На первом допросе она кричала, что невиновна, и что у нее не было причин убивать старого Мартина. Мать Маргарет, Клара, это подтвердила. Мартин жил на пенсию в 90 долларов в месяц и не оставил никакого завещания. Но Маргарет Пирсон все же посадили в тюрьму

      Газетчики — люд дотошный. Они дознались, что несколько лет назад Маргарет Пирсон была привлечена к суду за попытку присвоить 50 тысяч долларов неожиданно умершего доктора Герстера Брауна. По тем временам это были большие деньги. Маргарет настаивала, что она являлась мистеру Брауну «common law wife», женой в гражданском браке. Доктор Браун, житель Оклахома-Сити, терапевт, умер от инфаркта в своей машине во время поездки по Колорадо 3 сентября 1960 года. Маргарет Пирсон сопровождала доктора в этой поездке. Машину нашли на перевале на высоте 3000 метров. Дело тогда решилось в пользу Маргарет.

      Полиция в ходе расследования раскопала, что мистер Каррикер незадолго до смерти подал в суд на бывшую жену и падчерицу за серьезную травму руки, которую он получил, ремонтируя их водяную скважину. Дело пока не слушалось. Клара же Каррикер на допросе поведала, что в последнее время у нее были нелады с жильцами, которые не платили квартплату и которым она указала на дверь.

      Полиция обратила внимание, что дом Клары Каррикер стоит очень удаленно от дороги, и не боялись ли обе женщины нападения? На что Маргарет Пирсон ответила, что — нет, не боялись, так как в доме есть два автоматических ружья и пистолет. Одно из ружей, как оказалось при проверке, было того же самого 22 калибра, каким был убит Мартин Каррикер. Правда полиция так и не смогла определить, было ли именно это ружье орудием убийства.

      Первое слушание дела Маргарет должно было состояться через месяц после ее ареста. Но незадолго до суда в доме произошла следующая трагедия. Мертвой была найдена Клара, бывшая жена мистера Каррикера. По заключению врачей она умерла естественной смертью, от сердечного приступа. Но в это не очень-то верили. В прессе поднялась истерика в защиту Маргарет Пирсон, сидящей по их мнению в тюрьме напрасно. Адвокат Маргарет, Джорж Мисковский, со своей стороны утверждал, что его подзащитная любила старого Мартина и хорошо к нему относилась. И, в конце концов, присяжные на заседании суда признали Маргарет Пирсон невиновной за недостатком улик.

      Но за время пребывания в тюрьме здоровье и дух Маргарет были подорваны, и она вернулась домой абсолютно разрушенной. Судебный процесс стоил ей всего состояния, она разорилась, и, в конце концов, несчастный дом должен был быть продан с молотка.

      За день до аукциона старый слуга, живший в доме, услышал звук текущей воды и отправился посмотреть, что не в порядке. Поднявшись на второй этаж, он нашел в ванной комнате труп Маргарет Пирсон. Как показало вскрытие, она тоже умерла от сердечного приступа. А может … ей помогли умереть?

      Полиции так и не удалось раскрыть дело. Дом долго оставался пустым, пока его не купил с молотка наследник одного из нефтяных королей Оклахомы мистер N. Купил он его для своей любовницы с целью устроить в этом доме мужской клуб, где его mistress была бы хозяйкой. Но все тайное когда-нибудь становится явным. Так и случилось. Через год о ночном клубе, куда съезжались женатые мужчины со своими любовницами, прознал отец мистера N, всеми уважаемый бизнесмен, и поставил сыну условие: «Или продавай дом, или я лишу тебя наследства». Это было серьезной угрозой, но мистер N. отца обхитрил. Мужской клуб он закрыл, но дом не продал. Позже, после смерти отца, развелся со своей женой и женился на «mistress». Через двадцать лет она ему надоела, и мистер N. подал на следующий развод. Дом он сдал в аренду, которая действительна до сих пор, хотя арендаторы не раз предлагали выкупить его.

      Арендатор — женщина, предприимчивая американка немецкого происхождения по имени Мариам. Она решила, что история дома может послужить хорошей рекламой, и открыла в нем ресторан. Мариам не ошиблась. Вот уже скоро сорок лет, как ресторан процветает: неразгаданное убийство приносит хороший доход. Мариам за семьдесят. Но искусно выполненное освещение сбрасывает ей почти половину. Глаза ее искрятся, безукоризненная прическа — волосок к волоску. Прямая спина, манеры, полные достоинства, и германский акцент делают ее похожей на владелицу родового замка. Она сама встречает посетителей, беседует с завсегдатаями, для дорогих гостей выполняет обязанности официантки. Приятный интерьер, изысканная еда, камин и элегантная хозяйка делают вечер в ресторане очаровательным.

      Не знаю, когда еще мне удастся посетить этот таинственный уголок — уж очень кусаются цены, но история дома меня заинтересовала. Кто был убийца? Почему его не нашли? Полиция оказалась не слишком умелой? Ведь Ричарда Мак Коя тоже выпустили за недостатком улик. А может нынешний владелец дома был в этом замешан? Уж очень хорошее у дома расположение: он как бы и в городе, и как бы в глуши — подальше от любопытных глаз. Иначе, почему хозяин вот уже сорок с лишним лет не соглашается продать его за десятикратную цену?

      Мы с моим спутником вышли на улицу. Поляну заливал лунный свет, и зеленая трава казалась седой. Плющ на стенах дома делал его совсем черным, дымок из трубы уже не курился. Дом выглядел жутким и таинственным, как в фильмах Хичкока.

      Ничто вокруг не нарушало тишину. Не верилось, что в каком-нибудь километре отсюда столица штата. Место, где стоял дом, казалось совсем заброшенным.

      Я с удивлением заметила, что машины перед домом исчезли. Сердце тревожно забилось. Я взглянула на Тома. Он улыбнулся, взял меня за руку и повел вокруг дома. Наша машина стояла перепаркованная метрах в десяти от заднего крыльца. В зажигании торчали ключи — ready to go.