Офир. Из серии «Тайные страны»

Опубликовано: 16 мая 2003 г.
Рубрики:

      Сокровища Офира хоть и на короткий период, но все же обеспечили величие и могущество Израильскому царству. А потом в течение почти трех тысячелетий монархи и могущественные ордена, авантюристы-конкистадоры и бесстрашные первооткрыватели жаждали заново открыть этот живительный источник. Впрочем, искали «потерянную страну» и вполне бескорыстно — географы, историки, путешественники. Однако и сегодня никто не может сказать, где же именно она находилась…

Деяния Соломоновы

      С именем библейского царя Соломона, сына Давидова (он же в арабской традиции — великий Сулейман ибн Дауд, непременный персонаж преданий и волшебных сказок) связано множество тайн и загадок. И не удивительно — был он мудрецом и поэтом, который оставил нам четыре книги Священного Писания, создателем поражавшего великолепием дворца и великого Иерусалимского храма, мудрым политиком и судьей, чья справедливость вошла в легенды… И еще — его замыслом и велением была осуществлена трехлетняя морская экспедиция, великое предприятие, эхо которого не смолкает по сей день…

      «Царь Соломон сделал корабль в Ецион-Гавере, что при Елафе [современный Эйлат], на берегу Чермного моря, в земле Идумейской [т.е. в современной Акабе на северо-восточном побережье Красного моря]. И послал Хирам на корабли своих подданных корабельщиков, знающих море, с подданными Соломоновыми; и отправились они в Офир, взяли оттуда золота четыреста двадцать талантов, и привезли царю Соломону», — говорится в «Третьей книге царств». Некоторые историки считают даже, что плавания в Офир, каждое из которых занимало три года, совершались неоднократно, ибо далее там же сказано: «В золоте, которое приходило к Соломону в каждый год, весу было шестьсот шестьдесят шесть талантов».

      Тут, правда, возможна некоторая путаница. Для пополнения казны, обремененной грандиозным строительством в столице и обустройством царства, Соломон мудро сделал ставку не на военную добычу, а на морскую торговлю. Помимо офирской экспедиции (или экспедиций) у него, как сообщает в своих двадцатитомных «Иудейских древностях» живший в I веке историк Иосиф Флавий, «имелось в Тарсийском море [т.е. заливе Средиземного моря в Киликии, близ устья Кидна, около города Тарса, родины апостола Павла] множество кораблей, назначение которых состояло в том, чтобы вести самую разнообразнейшую торговлю с отдаленнейшими народами, у которых закупались серебро, золото, слоновая кость, эфиопы [т.е. чернокожие рабы] и обезьяны. Продолжительность плавания каждого корабля, начиная с момента отплытия до возвращения на родину, доходила до трех лет». Так что ежегодные 666 талантов золота могли быть образованы поступлениями из разных источников. Но и чисто офирская добыча — 420 талантов — поражает воображение. Точный эквивалент таланту неизвестен — мера эта варьировалась от 26,2 до 44 кг; но даже самый скромный подсчет приводит к фантастическому результату — 11 т золота за одно плавание.

      Дата путешествия в Офир может быть определена довольно точно: Соломон родился в 992-м и взошел на престол в 972 году до Р.Х. На четвертом году царствования он начал возводить «оба здания» — дворец и Иерусалимский храм; строительство заняло двадцать лет. Вскоре после того и состоялась экспедиция — предположительно между 25-м и 30-м годами его правления, то есть около 945 года до Р.Х. Эта датировка согласуется и со временем царствования финикийского владыки Хирама I (969-936 гг. до Р.Х.). Но где же находилась цель плавания — страна Офир? Веком позже, как сообщает та же «Третья книга царств», «[Царь] Иосафат сделал корабли на море, чтобы ходить в Офир за золотом; но они… разбились в Ецион-Гавере [т.е. там же, где были построены]». С тех пор и вообще-то не склонные к мореходству израильтяне (недаром же Соломону понадобились опытные кормчие и матросы царя Хирама I — ведь Финикия была в те времена владычицей морей!) новых попыток достичь Офира не предпринимали. Путь туда оказался забыт.

По следам предания

      Первым вознамерился пополнить казну за счет экспедиции в Офир фараон Нехо II, правивший на рубеже VII и VI веков до Р.Х., через триста лет после Соломона. Он также поручил руководство экспедицией финикийцам (не исключено даже, что египтян в ее составе не было вообще). Корабли отправились на юг из порта на красноморском побережьи, и в ожидании грядущих прибылей фараон даже повелел восстановить канал, некогда соединявший с Красным морем Нил. Правда, ни до завершения работ, ни до возвращения экспедиции Нехо II не дожил — его пятнадцатилетнее правление оказалось слишком коротким. Однако при его преемнике канал был закончен. Полутора веками позже посетивший эти места «отец истории» Геродот писал: «Канал так длинен, что поездка по нему занимает четыре дня, и так широк, что по нему могут рядом плыть две триремы». Экспедиция также возвратилась — правда, не в Красное море, а в Средиземное, обогнув Африку. С точки зрения практики мореплавания это было эпохальное свершение, прагматичными современниками, увы, ни в малой мере не оцененное, ибо легендарного Офира и его неисчислимых сокровищ найти так и не удалось.

      Но, может быть, они искали не там? Ведь писал же Иосиф Флавий, что мореходы Соломоновы отправились «в страну, которая в древности называлась Софиром, а теперь именуется Золотой страной (она находится в Индии)». В Индии во все времена видели средоточие чудес, так почему бы не поместить туда и Офир? Во всяком случае, отзвуки именно этой версии в 1497-1499 годах влекли в Индию португальца Васко да Гаму, чьи каравеллы через две тысячи лет после фараона Нехо II впервые обогнули Африку, правда, в противоположном направлении — с запада на восток.

      Где только не пытались найти Офир! Были попытки связать с ним название индийского племени абхира или местности Дхофар в Аравии. B XVII веке немецкий ученый Бохарт высказал предположение, будто существовало два Офира — один в Аравии, а другой в Индии — и что флот Соломона предпринял плавание на Цейлон. Пытались найти «потерянную страну» в местность Миднац, находящейся у залива Акаба — странная идея: ведь если цель путешествия лежит рядом с портом отправления, зачем предпринимать морскую экспедицию? Искали ее и на Аравийском полуострове —в Сабейском царстве, а также между Йеменом и Хиджазом. Но ведь через Аравию проходят древнейшие караванные пути! Именно так, кстати, прибыла к Соломону, дабы полюбоваться офирскими сокровищами и принести собственный щедрый дар — 120 талантов золота — царица Савская, владычица того самого Сабейского царства.

      Марокканский путешественник Ибн-Баттута (1304-1377), около 1335 года посетивший побережье Софалы, сообщал, что за этой областью лежит богатая золотом страна Йоуфи (название, в котором можно усмотреть созвучие с Офиром). Версия о местонахождении Офира в глубине Юго-Восточной Африки стала особенно популярной, когда немецкий путешественник Карл Маух 5 сентября 1871 года открыл загадочные руины Зимбабве и высказал предположение о финикийском происхождении этих циклопических построек. Впрочем, по сей день остается неясным, кто, когда и для каких целей их возвел — финикийцы, египтяне, арабы или негры. В Стране золота на африканской реке Замбези найдена глиняная статуэтка египетского происхождения с именем фараона Тутмоса III (1501-1447 гг. до Р.Х.). Кое-кому это представилось веским доказательством пребывания там финикийцев, однако единичная находка ничего не доказывает, да и Тутмос III жил за два века до того, как финикийцы начали совершать дальние морские плавания. (Правда, из этой гипотезы родился великолепный роман Генри Райдера Хаггарда «Копи царя Соломона», но это уже, как говорится, побочный эффект). Офир пытались связать со всеми золотоносными районами Восточной Африки — лежащими в Нубии, на территории современных Эфиопии, Сомали…

      Некоторые исследователи полагали, что Офир находился в так называемом «Золотом Херсонесе», то есть на полуострове Малакка. Этой версии, кстати, придерживался и Христофор Колумб, вдохновлявшийся надеждой, плывя через океан на запад, добраться до «восточной Индии», страны Офир. Высказывалось предположение, будто корабли Соломона через Индийский и Тихий океаны достигли Перу, ибо в библейской «Второй книге Паралипоменон» говорится, что «золото же было Парваимское», и этого оказалось достаточно, чтобы в Парваиме распознать по созвучию Перу. Испанский конкистадор Васко Нуньес де Бальбоа (1475-1517), первым из европейцев пересекший в 1513 году Панамский перешеек и достигший берегов Тихого океана, утверждал, что знает путь в страну Офир, «где золото лежит у поверхности земли и его роют лопатами». Только смерть помешала ему предпринять туда военную экспедицию.

      Соломоновы острова в Тихом океане и по сей день охотно отождествляются со страной Офир, пусть даже этот архипелаг никогда не имел ничего общего с царем Соломоном, да и золота там никогда не находили. Название было дано открывшим эти острова в 1568 году испанским мореплавателем Альваро Менданьей де Нейрой, принявшим желаемое за действительное и поверившим, будто нашел, наконец, вожделенный Офир.

      Словом, за исключением Арктики и Антарктики вряд ли сыщется в мире уголок, где не пытались бы расположить Офир, — вплоть до мест обитания «нецивилизованных чудских племен Сибири». А это означает, что загадка остается неразрешенной.

Золото Парваимское?

      Вопреки доводам скептиков, уверенность Васко Нуньеса де Бальбоа не стоит окончательно сбрасывать со счетов: аргументы в пользу того, что следы Офира ведут в Америку, все-таки существуют.

      Одной из могущественнейших сил средневековой Европы был рыцарский орден тамплиеров, названный так потому, что первоначально располагался на месте разрушенного Иерусалимского храма. Место было выбрано не случайно: тамплиеры искали там (и нашли?) указания на путь в Офир. Рассказывают, будто из французского порта Ла-Рошель корабли тамплиеров уходили в далекую страну, откуда возвращались с грузом сокровищ, пополнявших неиссякаемую, кажется, казну ордена. И, утверждают иные, полтора века спустя Колумб в своем плавании «в царство великого хана» пользовался тамплиерскими картами…

      Косвенным подтверждением этой версии служит и тот факт, что среди драгоценных камней, привезенных царю Соломону из Офира, были алмазы, изумруды и малахит, а в таком наборе они в достаточных количествах встречаются только в Южной Америке. На Урале, например, богатые залежи малахита, но нет алмазов; в Южной Африке есть золото, изумруды и алмазы, но нет малахита… Да и золота в Южной Америке хватало, чтобы доставлять Соломону по 420 талантов в год. Например, в качестве выкупа за плененного верховного инку Атауальпу испанцы за короткий срок получили столько желтого металла, что цена его, по словам Гарсиласо де ла Вега, составляла 3 838 000 дукатов, то есть около 13,5 т.

      И, наконец, одна из сенсационных находок последних лет. В 1964 году археологи во главе с американским исследователем Джином Савойей обнаружили на севере Перу мощную крепость, окруженную валом и каменными стенами протяженностью больше километра — одно из самых примечательных сооружений на территории Южной Америки. В 1985 году его экспедиция под густым покровом растительности обнаружила неподалеку город площадью около 80 км2, архитектура которого совсем не похожа на инкскую. Строительство его Джин Савойя относит примерно к 800 году и связывает с загадочным народом чапачоя («заоблачных людей»), с которыми инки вели войну незадолго до прихода испанцев. Однако самым удивительным открытием ознаменовался 1986 год: в стенах скальной гробницы были найдены вмурованные плиты с надписями, по мнению исследователей, сделанными на… древнееврейском языке. Как тут было не вспомнить об Офире? Но откуда они взялись в городе, построенном в почти через два тысячелетия после Соломона? Загадка.

      Если, конечно, это не очередная фальсификация вроде финикийских письмен на пресловутом Бразильском камне, то на чашу весов ложится увесистая гиря, заставляющая их склониться в пользу южноамериканской версии местонахождения Офира.

      Что ж, поживем — увидим.