Закрома «Дикого запада»

Опубликовано: 20 июня 2003 г.
Рубрики:

      История делается чудаками... Чудаками, наделенными талантами, продуцирующими идеи, обладающими организаторскими способностями или, наконец, счастливчиками с тугими кошельками. Движимые всепоглощающей идеей, порой находящейся на грани безумия, они создают удивительные по красоте вещи, претворяют в жизнь грандиозные проекты. А потом дарят дело рук своих и души городу, в котором живут. И, конечно же, рождаются такие чудики не только в Нью-Йорке, Чикаго или Сан-Франциско.... Я бы сказала даже больше... Основное хранилище американской культуры, ее главная сокровищница находится в маленьких городках провинции. Мы убедились в этом, совершая многочисленные путешествия по различным штатам этой большой и очень разной страны.

      До последнего дня мы не знали куда поедем. Голоса разделились. Я и дочь хотели в Мексику, на океан. Лежать на теплом песке, слушать шорох набегающих волн... Красота!!! Но мужу даже подумать было страшно о том, чтобы провести несколько июньских дней в мексиканской жаре. Его тянуло в горы, там, где ночью только 10° С, а днем не больше 24°. Сыну было все равно... а потому решили довериться судьбе. Распечатали на принтере две карты с маршрутами и положили их на выбор перед котенком. Тот сначала погрыз уголок карты, а потом улегся прямо на горы Дакоты... Туда мы и отправились на следующее утро.

      Маршрут пролегал через 5 штатов: Канзас, Айова, Южная Дакота, Вайоминг и Колорадо. Почти идеальная окружность вокруг Небраски. Но это не специальный умысел, просто так получилось. Мы хотели посмотреть штаты, расположенные в самом центре Америке. Это сейчас в самом центре... а, в общем-то, в недавнем прошлом, это была крайняя западная граница поселений эмигрантов, «дикий запад».

      Через все эти штаты с севера на юг (крайняя северная граница в Канаде) тянется «язык» прерий. Прерии, поросшие травой и заселенные бизонами, антилопами, прерийными собачками, земляными белками и, конечно, змеями. Часть этих прерий распахана и дает высокие урожаи, часть используется только под фермы, а часть вообще не пригодна ни для какой жизни, она так и называется «Bad Land». По местным преданиям, там даже змеи не живут.

      Все крупные города Америки в большей или меньшей степени одинаковы: в центре города — down town с небоскребами, везде привычные буквы «M» — McDonald's, красные крыши Pizza Hut, синие — Long John Silver's. Стандартные во всей Америке, да, и во всем мире, здания Hampton Inn и Wall Mart, нарядные частные дома и ухоженные газоны. Любовь американцев к комфорту, чистоте и порядку сделала города похожими один на другой. Зато за пределами города, все неповторимо в крайней степени. Все построено на контрастах...

      Так, в штате Айова каждый кусочек земли распахан и дает огромный урожай. Куда бы ни посмотрел, обязательно в поле зрения попадают два-три зернохранилища: маленькие, похожие на пасхальные куличики, если ферма частная, и огромные, как небоскребы элеваторы, принадлежащие корпорациям или государству. В этом году фермеры активны особенно: засажены все пригодные участки и выращивают все, что дает урожай. После подписания договора с Россией об оказании ей продовольственной помощи, фермеры, не ограниченные рынком сбыта продукции, намерены получить большой урожай.

      После Айовы нас несколько удивила Южная Дакота. Мы пересекли ее с востока на запад по xайвэю №90. Сначала здесь тоже, куда ни бросишь взгляд, стояли зернохранилища, а затем в обозримом пространстве не было даже домов, только прерии с пасущимся скотом, да рекламные щиты вдоль дорог.

      В совершенное изумление нас повергла восточная часть штата Вайоминг. Мы даже представить не могли, что в центре Америки могут быть пространства без признаков присутствия человека. Здесь нет городов, нет домов, нет заправочных станций, нет даже рекламных щитов и сбитых животных на обочинах дорог. Нет ничего. Умолкли радиостанции. Сначала мы решили, что «нет худа без добра», послушаем звуки природы, подумаем... Потом однообразная картина за окном стала угнетать. Прерии, поросшие скудной растительностью, да бесконечный забор вдоль трассы. Причем забор только вдоль дороги. Нигде нет заборов, разделяющих прерии на отдельные участки. Здесь даже коров мало. Жидкая растительность не может прокормить большие стада.

      Когда мы проезжали одно из немногочисленных поселений, прочитали на указателе, что в этом городе живут 4 человека! Единственным ярким впечатлением за четыре часа пути была незабываемая картина: вдоль забора мчится огромный бык, погоняемый мужиком на мотоцикле и с огромной дубиной на плече. Картина была настолько неожиданной среди многокилометрового однообразия, что мы потеряли бдительность. Я до сих пор не могу простить мужу, что он не остановился и не подождал, пока мы включим камеры.

      Горы Колорадо мы увидели еще из Айовы. Зрелище величественное. Из земли вырос серый массив гор, закрывающий все перспективы. А сверху нечто полуреальное: то четкое, то расплывчатое и переходящее прямо в небо. Муж с детьми стали кричать, что это дымка от пожаров. Леса под Денвером горели уже второй месяц. Мне же казалось, что это снег на вершинах гор испаряется под лучами солнца. То есть, я вблизи увидела ту «кухню», которая постоянно производит дожди и доставляет их на восток страны. Это — как вечно кипящий котел с крышкой. Когда бурление усиливается, крышка приоткрывается, выплевывая во все стороны тяжелые дождевые облака.

      Прямая дорога, окруженная безумно красивыми домами и виноградниками, как-то внезапно кончилась, и мы въехали в ущелье. А дальше все было так же, как в многочисленных документальных фильмах и, одновременно, совершенно по-иному. Мрачные темные камни, яркая зелень деревьев, отчаянно хватающихся корнями за отвесные склоны, и синие воды маленьких речушек, которые, разбиваясь о камни, превращались в хоровод упругих молочно-белых шариков. И все это было рядом, вокруг нас. И все это не было доброжелательным, потому что менялось пугающе быстро и контрастно. То яркое солнце, то дождь, то снег. Огромные камни угрожающе нависали над дорогой и над домами, втиснутыми в узкое пространство между горами и речушкой.

      Сначала мы, как ненормальные, радовались сугробам снега на обочине дороги. Все было как в сказке «Двенадцать месяцев». Даже олень остановился и позировал перед нашими фотоаппаратами. Мы выскочили из машины и с визгом начали играть в снежки. Потом все померкло. Дорога на высоте 14000 футов в прямом смысле пересекала снеговые тучи. Вокруг серая снежная слякоть и по-настоящему холодно.

      Люди в шортах и легких платьях синхронно дрожали на пронизываемых ветром смотровых площадках. Но вернуться в машины, и особенно, затащить туда детей было трудно. На перевале среди камней сновали земляные белки. Они абсолютно не боялись людей, забирали предлагаемое угощение прямо из рук, быстро жевали или прятали и тут же возвращались вновь. Их уморительная суета выглядела, как очередное чудо.

...Сурок... маленькими очаровательными ручками брал кусочки еды и, как котенок, подставлял спину, чтобы его погладили..»
      Но фаворитом экспромтов, которые нам подарила природа, был сурок — толстый, пушистый, основательный. Маленькими очаровательными ручками он брал кусочки еды и, как котенок, подставлял спину, чтобы его погладили. И все гладили: молодая супружеская пара из Франции, арабская семья с множеством детей, американцы, японцы...

      Потом закружилась метель. Я уже мечтала, чтобы крутой серпантин закончился, и мы выбрались из этой «горной ловушки» на простор нормальной дороги. До сих пор я не понимаю, как огромные траки вписываются в эти узкие повороты. Наверное, с трудом, потому что цены на бензин там такие же высокие, как и горы. В этой горной стране свои законы. Здесь даже McDonald's без характерных красных атрибутов. Все здания в одном стиле — натуральное дерево.

      С чувством облегчения мы въехали в Денвер, с многочисленными винными погребками и паутиной хитроумно переплетенных автострад, и вскоре пересекли границу штата Канзас. После каскада эмоций мы погрузились в яркое, но достаточно утомительно однообразие. Штат Канзас — это поле подсолнечника без конца и края. Огромные желтые цветы везде: по обеим сторонам дорог, на сувенирах, даже на картинах.

Самая большая картина в мире
      В малюсеньком городке Goodland, что расположен рядом с Interstate 70, чудаки решили, что подсолнухи Ван-Гога идеально вписываются в окружающую действительность, что это, можно сказать, символ края. Художник Камерон Кросс сделал гигантскую копию шедевра, которую поместили рядом с парком у въезда в город. Это самая большая картина в мире, написанная маслом: высота ее 24 м, вес — около 20 тонн. Выполнена она акриликом, который используется обычно для покраски кораблей и другой техники, работающей под воздействием высоких температур и химических веществ. Художник вместе со своей невестой работал над картиной 2 месяца по 10-12 часов, но, наверное, сейчас он удовлетворен результатами своего труда. Ежегодно тысячи туристов сворачивают со скоростной дороги, чтобы заехать в этот малюсенький городок и полюбоваться гигантской картиной.

      Путешествие по «Дикому Западу» было для нас, как финская баня, где все построено на контрастах. И это сейчас, в XXI веке. Каковы же были ощущения первопоселенцев, можно только догадываться, глядя на дома, построенные ими, машины, созданные их руками, на предметы их быта и искусства, хранимые с величайшей заботой в многочисленных местных музеях.

Дворец кукурузы

      Митчел — это небольшой городок, окруженный прериями. Прерии распаханы, там выращивают кукурузу многочисленных сортов: white corn, red corn, brown corn, yellow corn, blue corn, speckled corn, splotchy corn. Местные жители становятся абсолютно невменяемыми, когда дело касается кукурузы. Для экспозиции всего того, что растет на плодородной почве Южной Дакоты, в 1892 году был возведен огромный выставочный зал, названный «The Corn Belt Exposition».

Дворец кукурузы: «Какому-то чудику пришла в голову идея украсить здание выставочного зала початками кукурузы. ..»
      Какому-то чудику пришла в голову идея украсить здание выставочного зала початками кукурузы. Початки аккуратно разрезали на половинки и металлическими скрепками прикрепили к стенам и куполам здания, создавая необычные по красоте и структуре орнаменты. Результат превзошел все ожидания: чтобы посмотреть на чудесный дворец, туристы стали приезжать из разных штатов и даже стран. Хозяева Corn Palace считают, что их дворец может поспорить со златоглавыми дворцами российский царей.

      К сожалению, а может быть, и к счастью, этот материал не отличается долголетием. Через год початки начинают темнеть... А, кроме того, птицы делают «свое черное дело». Недаром прозвище дворца — «самая большая в мире кормушка птиц». И так повелось, каждый год старые панно заменяют новыми, дворец меняет стиль, орнамент и даже форму, становясь все «чудесатее и чудесатее». Ежегодно расходуется несколько тысяч корзин кукурузы, а стоимость работы и материалов составляет $100,000. Идеи, эскизы и декорирование — все принадлежит местным умельцам.

      Фотографии декораций дворца более чем за столетие, хранятся в музее и выставлены в галерее для всеобщего обозрения. Эскизы нового дизайна создаются на два года вперед. Фантазия художников поистине неиссякаемая, за столько лет ни одного повторения

      Вечером во дворце можно посмотреть фильм, а днем — полюбоваться и купить сувениры из кукурузы. Чего там только нет! Нужно иметь очень богатое воображение, чтобы придумать все это.

Wall Drug Store

      О приближении этого магазина мы узнали еще на границе штата Южная Дакота. Затем рекламные щиты становились все чаще, а потом в поле зрения их попадало несколько. Как в игре «горячо и холодно». Для меня это был образец отлично сделанной рекламы, когда на пустом месте создают прецедент. Однако когда я зашла в этот магазин, то поняла, что это не «рекламная утка», это огромная коллекция Вестерна, выставленная на продажу. Это даже магазином назвать нельзя. Это нечто среднее между музеем и выставкой-продажей.

      Впервые магазин открыл свои двери в 1931 году. Дела шли из рук вон плохо: маленький городок в годы депрессии, жителей 326 человек... Рядом скоростная трасса, по которой туристы едут в парк «Yellow Stone». Но даже они не останавливаются выпить чашечку кофе.

      И вот однажды в жаркий летний день хозяйке магазина пришла в голову идея — поставить у хайвэя щит с надписью, что в магазине можно бесплатно выпить холодной воды со льдом. Идея, простая до примитивности, оказалась «судьбоносной». Через год магазин стал так популярен, что наняли 11 продавцов, а в настоящее время за один день бывает до 20 тысяч посетителей. На его парковке можно изучать географию страны и сопредельных стран: автомобили с номерными знаками из Канады, Флориды, Техаса, Калифорнии...

      Сейчас это огромный магазин, занимающий целый квартал, но внутри все камерно и очень персонально. Уютные кафе, интерьеры, изобилующие антиквариатом, предметами искусства и старины. Здесь можно измерить силу на аппаратах, что были сделаны в начале прошлого века, посмотреть на коллекцию животных, обитающих в этих краях. Здесь есть даже восковая фигура известной снайперши конца 19 — начала 20 столетия Энни Оукли. С ней можно посидеть на лавочке и сфотографироваться.

      Коллекция Вестерна, выставленная на продажу в Wall Drug, по-настоящему уникальна. Это не подделки и не грубые поделки. Это произведения искусства, хорошая ручная работа или изделия с именитыми «brand». Такого разнообразия изделий высокого качества я не видела нигде. Здесь можно купить великолепные подарки друзьям во все страны, вечно модные платья в стиле Вестерн или индейской ручной работы, ковбойские сапоги из мягчайшей кожи, тончайшей работы кожаные куртки, изумительные ювелирные изделия. Естественно, красивые вещи из натуральных материалов недешевы, но здесь часто бывают распродажи и можно сделать покупки по умеренным ценам.

      В любом случае, купили вы что-то, или просто полюбопытствовали, этот магазин-музей — интереснейшее место для отдыха людей всех возрастов и национальностей.

Продолжение следует