Новая элита

Опубликовано: 7 июля 2003 г.
Рубрики:

      В России за много сотен лет как-то так и не сложилась цивилизованная система смены элит. Все больше по-троглодитски. Кто кому скорее проломит череп. За все время истории было опробовано вроде бы два способа изменения правящего слоя. Первый применил Иван Грозный. Задолго до него сложился местнический принцип подбора и расстановки кадров. Воеводы и прочие управленцы назначались в зависимости от знатности происхождения по родовым книгам и, соответственно, месту, которое соискатель занимал за столом, пируя с царем. Здесь ничего не имело значения — ни возраст, ни опыт, ни знания, ни грамотность. А так как никаких зарплат тогда не было, то какого-нибудь подростка боярина-оболтуса (служба начиналась с 15 лет) отправляли воеводой в город на кормление. То есть, кто сколько соберет с обывателей, то и его.

      Можно себе представить уровень управления! Иван Грозный, став первым венчанным царем, то есть — цезарем, принял генеалогию от двоюродного брата Августа Пруса (что было сплошной мифологией), а это обязывало стать первым в Европе. Да какое там первым, если при такой элите и принципах управления Россия плелась в обозе разных европейских достижений.

      Посему важнейшим историческим деянием, которое должно было свершить Ивану, это необходимость изменить принцип управления страной.

      Иван в своем воспаленном садистском воображении не понял, чем плохо боярство как управляющий слой и, как пишет Ключевский, истолковал недовольство боярами не в политических, а в удельных понятиях — будто бы бояре специально все портят, настроены против царя, замысливают измену, хотят его извести, «отложиться» в пользу Польши или Литвы. Одним словом — враги народа.

      А ведь давно наметился другой принцип — уже существовало дворянство, казалось бы, назначай по «деловым и профессиональным» качествам, плати за службу двором, коли в казне нет денег, — и вопрос решен.

      Именно так Петр I заменил боярство на дворянство, причем без всяких казней бояр. Он просто окончательно отменил родословные книги, и места в государственной иерархии люди стали занимать не по знатности происхождения, а по своему образованию и деловым качествам. Для дворян служба была обязательной, потому они не были паразитствующим классом, коим постепенно стали впоследствии. Дворянин, не проходивший службу, именовался недорослем. Эта необходимость в службе так укоренилась, что даже после подписания «Указа о вольности дворянства» Петром III в 1762 году всякий дворянин хоть немножко, но служил по гражданской или военной части. Только получив какой-нибудь чин, пусть поручика, он уходил в отставку и уезжал в свое поместье (двор к тому времени превратился в наследственное имение — поместье). Если же он совсем не служил, на что имел право по указу о вольности, то до седин должен был подписывать все официальные бумаги «Недоросль такой-то», ибо тогда слово «недоросль» значило вовсе не возрастную категорию, а служебно-государственную и означало, что человек не дорос до службы или недостоин ее.

      Давайте немного вспомним действия Петра Первого по выращиванию элиты.

      Петр посылал детей бояр и молодых дворян за казенный счет учиться за границу. Те прятались по палатям и закутам, приговаривая, «отцы-деды жили без этих глупостев и мы как-нибудь». Там, в укромных уголках, их выискивали «рекрутеры» и, примерно наказав плетьми-батогами за уклонение, за казенный счет отправляли «по этапу» в Голландию-Германию и даже в Англию.

      Многие студенты, осмотревшись на новом месте и вкусив радостей местной жизни, оставались там навсегда, становились невозвращенцами. Петр относился к этому спокойно. Ладно, других найдем. Но большинство — возвращались. Те, что остались, если потом передумали, то по приезде в Россию не наказывались, им всегда находилось достойное место.

      Как раз примеры смены элиты в России показывают, что новую элиту никогда не удавалось найти и вырастить среди прежней. Не выросла она среди боярских отпрысков за сотни лет. Дворяне постепенно выродилась в касту русских рантье (статистически). Даже специальное выращивание военных в школах кантонистов не дало положительных результатов.

      Большевистская элита тоже превратилась, притом за короткое время, в бюрократов-мздоимцев и оглоедов.

      Ситуация чем-то похожа на износ ДНК при редупликации клеток. Каждое деление накапливает мутационные ошибки. Казалось бы, абхазский долгожитель уже и опыта набрался, и клетки свои должен был бы настроить наилучшим образом. А он — необразованный и темный, берет и умирает. Зачем, а?

      Затем, чтобы дать место новым ДНК.

      После отмены обязательной службы дворянства оно постепенно стало разлагаться. Апофеозом оного разложения стала значительная коррупция в придворной и чиновничьей среде, и все это закончилось верховодством Гришки Распутина, когда для получения постов в его приемной толклись высшие чиновники и генералы. Только для того, чтобы получить бумажку с каракулями Гришки, дескать, «милай-дарагой, прими подателя сего и сделай, как он просит». А то и с записками на имя «папы» — самого царя-батюшки. Это ж до чего дело дошло, чтобы в прихожей Гришки ради снискания знаков расположения хлыста и с целью вернуться во власть ошивался еще недавний премьер Витте!

      Изменить положение плавно никак не получалось. Слишком тесны были связи между слоями-кланами, семьями, корпорациями, между разными этажами власти. Связи родственные, дружеские, корпоративные держат всякого своего как спасательный надувной круг. Властный слой становится настолько изъязвлен метастазами мздоимства и сребролюбия, гедонизма и разнузданности, что даже непонятно, с чего начинать операцию. Возникает сильнейшее искушение взять все да и вырезать. Именно это и сделали большевики. Они применили смену элиты первого типа. По методу Ивана Грозного. Только с гораздо большим размахом и последовательностью. Это и была большевистская революция. Она понадобилась как раз потому, что Февральская не решила вопроса о смене элиты. Элита продолжала черпаться из прежнего резервуара. Если Иван рубил головы отдельным боярам или даже отдельным боярским родам, то большевики объявили весь правящий слой потенциальными (а часто и актуальными) заложниками. Новая элита вербовалась из никак не связанной с прошлым среды — рабоче-крестьянской. А вот как раз любой представитель прошлого правящего класса и его дети становились лишенцами и не имели права на получение образования. Создавали рабоче-крестьянскую интеллигенцию и такое же партийное чиновничество. Но эта элита весьма быстро окуклилась и точно также стала «жить хорошо». Используя формулы верности делу партии примерно в том же стиле, что до того дворяне во фразах о народе-богоносце и преданности престолу. Потому что и на этот раз партийное чиновничество стало довольно замкнутой кастой и путь наверх стал обеспечиваться через родство, чинопочитание и «дачу на лапу».

      Мало что изменила в этом деле и мягкая смена политического режима. В основном кресла были обменены на имущество и деньги по принципу принадлежности к прошлой власти. Посему, думаю, процентов на 80 нынешние банкиры и предприниматели, президенты корпораций и пр. — это все партийные чиновники областного, городского и районного уровней, а также бывшие «красные директора». Вроде бы произошло вливание свежей крови, но каково ее происхождение? Даже самые молодые — вроде Абрамовича, Дерипаски или Мамута — это все финансовые управляющие, кассиры при семье Ельцина.

      Даже такие зубры, как Гусинский или нынешний супер-олигарх Ходорковский полностью вскормлены нынешней (и тем самым — прошлой) властью. Например, Гусинский получил разрешение на открытие московского банка, через который проходили все платежи московских бюджетников, от ельцинской администрации. А далее он просто задерживал выплаты всего на пару недель, давая на это время под сумасшедшие проценты дармовые деньги пронырливым, как мыши, оборотистым коммерсантам. Затем наступала пора дележки бешеных процентов между Гусинским и его людьми и чиновниками высокого ранга. Точно также поимел свое счастье Ходорковский, получив в свое распоряжение банк «Менатеп». Само собой — за откат разрешающим чиновникам. Даже такая якобы новая поросль вроде Мавроди или Соловьевой («Властилина») — это не более чем витрина огромной машины по выкачиванию денег через пирамиды и распределение их все среди той же властной элиты.

      А еще ранее — система ваучеров. Ни один инвестиционный фонд, куда понесли свои ваучеры десятки миллионов «новых собственников» не выдал им ничего. К примеру, наша семья передала в респектабельный инвестиционный фонд «Гермес» (он обещал вложить их в разные прибыльные дела, в том числе, нефтяной бизнес) 10 ваучеров. Натурально, мошеннический «Гермес» лопнул. Как и все прочие. Это была грандиозная афера, почище любого МММ. Не так много потеряли только те сообразительные, которые продали ваучеры в подземных переходах мелким агентам, поставившие их затем теневым воротилам, скупивших на чековых аукционах самые жирные куски «общенародной собственности».

      Еще слову о нынешней элите. 8 июня 2003 г. прошла сильная передача Караулова «Момент истины».

      В начале года в районе Большого Сочи в курортном месте «Красная поляна» сгорела служебная дача министра обороны Иванова. Выяснилось, что там все эти годы пьянствовали и гуляли полковники-хозяйственники под началом полковника Гергишана. Приводили девок, которым демонстрировали все средства правительственной связи. Затем с вертолетов в заповеднике бессчетно били зверя, так, что по всей округе снег становился красным.

      Причина пожара, как предполагают местные знатоки, сокрытие творившихся на даче безобразий но, главное, освобождение участка земли от строения и превращение его как бы в малоценное пустое место. По закону не затребованный участок предлагается федеральным инстанциям, в случае отказа он выставляется на аукцион. Сейчас, в связи с большими перспективами этого самого лучшего в Сочи места, стоимость сотки превышает 30 тыс. долларов. При хорошем «откате» отказ федеральных органов будет обеспечен.

      Деньги — в карманы. Дознаватель по пожару проживает в Ростове и на месте бывает редко. До сих пор о причине пожара и о происходящем до того на казенной даче дознавателем ничего не выяснено.

      Аналогичная история.

      Ранее сообщалось, что массовые пожары на Дальнем Востоке и Сибири имеют ту же самую причину. Предприниматели заказывают пожар, после чего огромные лесные участки под видом вышедших из оборота выставляются на аукционы и по дешевке скупаются лесовиками. Между тем лес погиб только потому, что сгорели ветви. Но сами стволы совершенно целы. И скупив участки с ценной древесиной по цене пустоши, бандиты-предприниматели затем продают эту древесину в Китай и Японию по рыночным высоким ценам.

      Вот вам примеры действий нынешней «элиты».

     

      Одним словом, о чем бы не говорили, всюду мы увидим потерявший всякий «ответственный облик» элиту, усиленно рубящую экономических днище своего парусника, как будто он не желающий сдаваться врагу «Варяг».

      Реформы не идут как раз поэтому. Нет элиты, нет национально ориентированной власти. Некому их проводить. Согласитесь, что для того, чтобы играть в футбол, нужны футболисты. А чтобы играть симфонии — музыканты. Если вместо них в оркестр наберут выжиг и проходимцев, умеющих только хорошо отличать доллары от евро и рублей, то выйдет большой сумбур вместо музыки. Он и вышел.

      Не раз писали, что Путин никак не может избавиться от наследия семьи. Да, не может. А каким образом, если он был введен в сан премьера, а потом и президента по личному указу главы этой семьи?

      Долгие годы искали новую русскую национальную идею. И никак не могли найти. Завозили в Видное академиков и всяких директоров экономических-социологических институтов. Кто там только не перебывал! От Гайдара до какого-нибудь случайно по знакомству попавшего рядового доктора экономики. Там они неделями жрали черную икру и пили армянские коньяки. Вся русская идея при этом свелась к традиционному рыганию и производству больших куч продуктов переваривания. Теперь уже про выработку новой национальной идеи и не вспоминают.

      А зря. Этой идеей может быть только смена элиты. Механизмы этой смены. Путин еще не потерял свой кураж, он еще все-таки довольно свежий президент (слова о кураже, который присущ новичку во власти, Путин сам произнес на встрече 5 июня со студентами — финалистами конкурса «Мой дом, мой город, моя страна»). Если кураж есть, то не захочет Путин уйти, так ничего и не сделав для «величия России». А то, что он этим озабочен, свидетельствуют очень многие его выступления, например, слова об «имперском величии Петербурга».

      Исторически в России были опробованы три способа смены элит.

      Первый (и основной) — это призвание элиты из-за границы. Варяги. Вся русская идея может быть сведена к словам: «Земля наша велика и обильна, порядка только нет. Приходите княжить и владеть нами».

      Второй способ — черпание элиты из внутренних резервов. Наиболее яркий пример — замена дворянства на рабоче-крестьянскую элиту большевиками.

      Третий — обновление элиты через репрессии в недрах старого слоя. Это то самое отрубание голов боярам или отстрел начальников, кадровая политика товарища Сталина, как в кино со скоростью 24 кадров в секунду. Этот способ не дает результатов совсем (как при Иване) или дает только краткосрочный результат (как при Сталине). Элита на то и элита, что хочет жить хорошо и долго. А не мало, пусть и хорошо. Поэтому быстро начинается забурение, обрастание жиром и мохом, друзья-кунаки-родственники, и все идет снова по кругу: рука руку моет и шито-крыто.

      Петр Первый применил комбинированный способ: он черпал элиту из внутреннего ресурса, из свежего класса дворян, но делал их на некоторое время как бы эмигрантами, посылая учиться и набираться иных принципов за границу. У него была на то царева воля и власть.

      У Путина (допустим) найдется воля. А инструмент уже есть: Путин унаследовал от Ельцина безразмерную конституцию, которая и была принята в декабре 1993 года после расстрела парламента, как хартия безраздельного господства президента. Дабы в будущем никто не посмел и покуситься. По этой конституции президент России имеет право назначать и снимать министров (включая силовых), высший генералитет, дипломатический корпус, назначать и смещать генпрокурора.

      Но даже не это главное. Главный вопрос: откуда, из какого слоя следует черпать новую элиту? Если из нынешней, пусть и молодой поросли, то ничего не выйдет.

      Нынешняя элита будет продвигать и свою поросль. Своих детей, зятьев, друзей. А весь этот слой в каком-то смысле поражен местничеством. Назначать будут не по деловым качествам, а по «родовитости». Кто чей родня, шуряк и свояк. Кто из какой команды. «Кто чей человек».

      Нужно идти путем Петра Первого. И даже большевиков. Полностью сменить правящий слой, откуда черпается элита. Если этого не сделать сверху, то сие снова произойдет снизу — то есть путем кровавого русского бунта. Сейчас внутри страны такого слоя нет. Не брать же, по примеру тех же большевиков, из деклассированных работяг, из таджикских и вьетнамских гестарбайтеров или совсем спившихся селян.

      Часто пишут, что западные механизмы управления в России работать не будут никогда. Ну и почему? Да потому, что были попытки совместить DVD проигрыватель с патефоном производства Коломенского паровозостроительного завода. Вставили туда пружину и заводную ручку, поставили мембрану с большой сапожной иглой, а этот DVD — не работает. Не играет музыку. Даже простую частушку не пиликает.

      В случае с западным менеджментом было еще и похуже. Приедет сюда какой-нибудь Джефри Сакс, увидит невозделанные поля мздоимства и ведет себя как ковбой в окне скорого Юнион Пасифик, отстреливающего тучные стада бизонов. Он же в окружении тех еще патефонов. Здесь менять-то нужно системно, менять весь слой, а не отдельных выдающихся представителей. Отдельных и в Китае меняли. Или в Блистательной Порте. Сидит Великий Султан Сулейман Великолепный и раскладывает пасьянс из министров: этого я повысю, а этого я повесю.

      Остается только один слой: россияне, уехавшие из России. Иначе говоря — нынешняя эмиграция. Новую элиту нужно искать там — среди высоких профессионалов, ученых, менеджеров, компьютерщиков. Этот слой весьма обширен — в общем миллиона два наберется. У них масса преимуществ. Они отменные специалисты. Они никак или очень мало связаны с нынешней элитой (иначе бы не уехали). Они знакомы в деле с современными технологиями управления. Они не подвержены коррупции (у них нет такой привычки). Они знают языки и у них личностные контакты с западным менеджментом (чем-то напоминают дворян, которых Петр посылал учиться за границу). То есть они — в каком-то смысле аналог служивому шустрому дворянству, пришедшему на смену бородатому боярству.

      Единственное условие — давать зарплаты соизмеримые с их нынешними доходами. А лучше — выше. Не Бог весть какая жертва для государства, в котором огромное число нынешней элиты жуирует на совершенно наглых синекурах по 3-10 тыс. долларов в месяц на постах каких-то бесчисленных директоров, консультантов, членов коллегий, наблюдательных советов и фондов. Это на низовке. В высших звеньях речь идет о десятках и даже сотнях тысяч долларов в месяц (напомню, что в НТВ Киселев получал до 55 тыс. в месяц, его команда мало чем отличалась от шефа).

      Запасным слоем могут служить студенты ВУЗов. Но тут уже с небольшими ограничениями. Через личные собеседования и изучение анкет. И на первых порах, может быть, нужно было бы ввести ограничения на прием (на определенные позиции) и вводить «поражения в правах», если родня кандидата из этой самой нынешней элиты.

      И государство, и его величие, и все население страны выиграют сторицей.