Поэзия

Опубликовано: 1 апреля 2011 г.
Рубрики:

Мария Дубиковская. Новосибирская поэтесса с лирико-ироническим уклоном в творчестве. Известна в сети под псевдонимом "Сёстры Карамазовы". Участник творческих объединений "Студия Доброго Слова" и "Общество веселых поэтов" на радио "Юмор FM". Автор сборника юмористических стихотворений "Оччень женское". Удостоена поощрительных призов на Втором поэтическом конкурсе журнала "Чайка" им. Льва Лосева по разделам "Лирика" и "Юмористическая и ироническая поэзия, пародии".

                    
 Минутная слабость 

Пожалуйста, заботься обо мне! 
Я вырвалась из замкнутого круга, 
В тебе найдя любовника, и друга, 
И принца на серебряном коне... 
Я вырвалась из круга "я-сама". 
Я самоутвердилась. Я устала. 
Возьми меня на ручки с пьедестала 
Гордыни, честолюбия, ума... 
Я самоотвердела. Я тверда. 
На мне не остается ран от терний. 
А я хочу быть мягкой, и вечерней 
 (Я женщина. Я самка. Я — вода). 
Я слабая. Я баба. Мне слабо: 
Коня, и шпалы веером, и в избу, 
И если в доме мышь — то будет визгу, 
И я не претендую на любовь — 
Я слабости минуточку хочу. 
Я девочка. Я жалуюсь. Я плачу. 
Лежу в постели, свернута в калачик — 
И таять, как Снегурочка, учусь. 
Я сдам свои права, с таким трудом 
Добытые. Ты прав и ты по праву 
На всех моих врагов найдешь управу 
И всех моих друзей запустишь в дом. 
Ты добрый. Ты высокий. Ты — плечо. 
Ты два плеча, и твой спокойный запах 
 (Уткнуться и не думать ни о чем, 
Уснуть в твоих больших мохнатых лапах...) 
Ты сильный, но о каменной стене 
Молчу — наелась. Хватит. Не желаю. 
Любить не обязую. Умоляю: 
Пожалуйста, заботься обо мне. 

 Оттого что зима 

Оттого что зима, лед на нервах особенно голый,
За порог не решаюсь ступить с воспаленными гландами,
И с одной стороны — замечательно жгутся глаголы,
А с другой стороны под сугробами — ландыши, ландыши!

Ты в опале рекламных проспектов, в шинельке на вырост,
Я (жми ссылку) в Сибири, с вязанкою сладкого хвороста,
Не могу до тебя докричаться — наверное, вирус
Повредил, обезвредил ли файлы охрипшего голоса.

Здесь, в панельной избушке, красиво, комфортно и пусто.
"Никакого числа", календарь ошалел от усталости.
Я еще не хочу выздоравливать после безумства,
Мчаться пулей на вылет — обратно, в другие реальности.

О мой Гоголь бульварный, столичный, болотный, дремучий,
Ставший комом в гранитной гортани великого города!
Не утраивай версты молчаньем, не мучай, не мучай — 
Не появишься сам, так пришли хоть почтового голубя...

Надышавшись до чертиков в белом окошке минутками,
Выхожу в середину метели с плетеной корзиной...
Мы с тобой написали вдвоем эту краткую рукопись,
Что лукавыми буквами строит глаза из камина.

Только был самолет, и летел как помешанный поезд!
И встречали скрипичным концертом ступеньки на лестнице!
...Я тебе оставляю твою петербургскую повесть,
Навсегда оставаясь в одном из двенадцати месяцев. 


 Сезонное 

- Скажи мне что-нибудь хорошее! — 
Глаза туманятся, не высохнут — 
О том, что белые горошины
Еще нескоро небо высыплет,

О книгах свежеотпечатанных,
В которых — новое и давнее,
О том, что клены замечательны
В своем неспешном опадании.

О том, как ночью пели ставенки,
Когда как вдарило, как дунуло!
О том, что ты — больной и старенький,
А я еще такая юная...

Скажи, что если будем сказкою,
То ты — солдатик тот, из олова; 
Что мне к лицу сегодня красное,
И что еще милей — без оного.

Что стало тяжко править лирою,
Держась в одном пространстве-стремени — 
Скажи как есть, не рефлектируя — 
Как о сезонном обострении.

Скажи, что я тебя измучила!
Что надоело быть игрушкою!
Что ты меня ревнуешь к Тютчеву,
И придушить готов за Пушкина!

...Пришла негаданно-непрошенно,
Стою с распущенными косами...
Скажи мне что-нибудь хорошее! — 
Бесстыжей ветренице-осени.