«Наш человек» сенатор Крюгер

Опубликовано: 1 апреля 2011 г.
Рубрики:

На днях прокурор Аманда Хектор произносила в зале бруклинского федерального судьи Лео Глассера заключительную речь на процессе бывшего ленинградца Дмитрия Яковлева. Два дня спустя присяжные признали Яковлева виновным в убийстве по крайней мере двух человек и в последующей краже их авуаров.

Одновременно с речью Хектор на том же этаже в зале судьи Эйлин Росс проходила церемония, на которой нью-йорский юрист и хозяин знаменитого русского ресторана "Распутин" Михаил Левитис признал себя виновным во лжи сотрудниками ФБР, рассматриваемой в США как уголовное преступление.

В 2009 году ФБР подослало к Левитису своего тайного осведомителя Джорджа Абдулу, владельца ночного клуба Heaven Nights, находящегося неподалеку от "Распутина". Абдула пожаловался Левитису на то, что к его ресторану начало предъявлять претензии управление штата Нью-Йорк по спиртным напиткам, и спросил, не поможет ли тот ему заручиться протекцией влиятельного местного сенатора-демократа Карла Крюгера.

Левитис сказал, что Крюгер поможет Абдуле, если тот пополнит избирательную казну сенатора. Осведомитель принес Левитису 3 тысячи долларов. Тот сказал, что возьмет тысячу себе за услуги, а две передаст помощнику Крюгера.

К Крюгеру, который с 1994 года бессменно представляет в нью-йоркском сенате бруклинский округ, включающий Брайтон-Бич, уже давно присматривались федеральные следователи, подозревавшие его в мздоимстве. В рамках этого расследования к Левитису и был подослан осведомитель.

В январе прошлого года к Левитису явились двое сотрудников ФБР и, в частности, спросили, не обсуждал ли он с Абдулой сбор денег для сенатора Крюгера. Левитис это отрицал, а также скрыл получение от Абдулы трех тысяч долларов.

Как сообщают, после ареста к нему подъезжали прокуроры, хотевшие, чтобы Левитис дал показания против сенатора. Тот отказался, но со временем пришел к мысли, что ему имеет смысл признать себя виновным в обмен на смягчение наказания. Теперь ему грозит до шести месяцев лишения свободы, а также потеря адвокатской лицензии, приобретение которой стоит великих трудов.

Уголовное дело уже почти позади, и оно меньше отвлекает Левитиса и его жену Марину от их нового проекта: телеканал Lifetime снимает реалити шоу "Брайтон Бич", частично основанное на жизни их семейства. Местная эмигрантская общественность беспокоилась, что шоу выставит "русских" в дурном свете, и послала телекомпании письмо протеста, подписанное, среди прочих, и "нашим" сенатором Крюгером. Активистов успокоили, и сейчас они довольны.

Через несколько дней после признания Левитиса 61-летний сенатор Крюгер и еще семь человек явились своим ходом в штаб-квартиру нью-йоркского отделения ФБР в южной части Манхэттена и были официально взяты под стражу. Федеральный прокурор Южного округа Нью-Йорка Прит Бхарара объявил о том, что против них возбуждено уголовное дело по обвинению в коррупции и отмывании денег.

Адвокат сенатора Бенджамин Брафман всегда говорил, что претензии властей к Крюгеру не имеют под собой оснований. С другой стороны, непоименованный деятель Демократической партии заявил "Нью-Йорк пост": "Все знают, что Карл годами использовал свое положение для того, чтобы нажиться, так что ничего удивительного в этом нет. Удивительно лишь то, что это не произошло десятью годами раньше".

Отмечают, что Крюгер — это уже третий сенатор штата, привлеченный за злоупотребления в течение последних четырех лет. "Всякий раз, когда мы арестовываем сенатора или члена ассамблеи штата, — сокрушенно заметил Бхарара на пресс-конференции, — это по идее должно прозвучать как пронзительный сигнал тревоги. Вместо этого создается впечатление, что, сколько бы раз ни звучала тревога, в Олбани просто поворачиваются на другой бок и засыпают еще крепче. Может быть, на этой раз там, наконец, проснутся".

Захолустный Олбани — это столица штата Нью-Йорк, расположенная в нескольких часах езды к северу от одноименного города.

В 53-страничном обвинительном заключении эпизод с Левитисом не фигурирует, но там много других. По утверждению прокуроров, с 2006 по март 2011 года сенатор Крюгер "принимал нескончаемый поток взяток, составивших в общей сложности как минимум миллион долларов, в обмен на оказание взяткодателям услуг, связанных с его официальным положением".

В числе взяткодателей прокуратура называет подельников Крюгера лоббиста Ричарда Липского, девелопера Аарона Малинского и Соломона Кейлиша, владельца маркетинговой и консультативной фирмы, действующей в сфере здравоохранения.

Крюгер якобы оказывал услуги клиентам Липского, а тот взамен перевел примерно 225 тысяч долларов на счет подставной компании Olympian Strategic Development, которую создал для этой цели сожитель сенатора Майкл Турино, тоже проходящий по данному делу.

Официальное положение Крюгера делало его одним из самых влиятельных законодателей штата Нью-Йорк. Он, в частности, много лет руководил финансовым комитетом местного сената.

Предсказывают, что в связи с арестом Крюгер лишится своего места в нью-йоркском сенате. Среди тех, кто может претендовать на его место, называют судью по административным делам Игоря Обермана, в 1981 году эмигрировавшего в США с родителями из бывшего Союза, и члена ассамблеи штата, бывшего москвича Алека Брука-Красного, единственного на данный момент нью-йоркского законодателя из числа советских эмигрантов.

Поскольку избирательный округ Крюгера густо населен выходцами из СССР, я неоднократно видел его на эмигрантских мероприятиях. Особенное тесные отношения сложились у сенатора с Мариной Ковалевой, главой Российско-американского фонда культуры, которая, например, ездила вместе с ним в Киев на подписание контракта на одно культурное мероприятие. Заголовок промосковской нью-йоркской газеты "Русская Америка" гласил "Сенатор Карл Крюгер — наш человек в Олбани".

Зная местную эмигрантскую прессу, я даже не пробовал напечатать данную статью в Нью-Йорке.

В декабре прошлого года Крюгер направил бруклинскому федеральному судье Фредерику Блоку письмо на официальном бланке сената, в котором просил его проявить снисхождение к бывшему одесситу 44-летнему Николаю Дозорцеву, проходившему по одному делу со знаменитым гангстером Рикардо Фанчини и ожидавшему в тот момент приговора.

Фанчини, арестованный в Лондоне и выданный в США, Николай Дозорцев, его свободный брат Артур и известный историкам русской мафии в Америке Борис Найфельд были привлечены по целому букету обвинений, от контрабанды наркотиков до отмывания денег. В конце концов все четверо признали себя виновными в менее серьезных правонарушениях в расчете на снисхождение судьи.

Расчет оказался верным: Фанчини, которому грозило пожизненное заключение, отделался 10 годами, а Артур Дозорцев — вообще условным приговором.

По некоторым пунктам обвинения сенатору Крюгеру грозит до 20 лет тюрьмы.