Цивилизация: вперед-назад к Древнему Риму

Опубликовано: 16 марта 2011 г.
Рубрики:
Рекламная фотография к телевизионной серии: "Спартак: боги и арена" (канал Starz)

Никогда не смотрел сериалы по телевидению, а тут изменил своим обычаям и "погрузился" в "Спартака" (кабельный канал Starz). Это один из любимых героев нашего детства, все мы читали книгу итальянского писателя Рафаэло Джованьоли и смотрели культовый фильм "Спартак" с Керком Дугласом. Фильм и книги разные, и этот сериал от них отличается так, будто речь идет о разных персонажах. О Спартаке сведений осталось немного, поэтому и писатели, и кинематографисты щедро разбавляют скупые факты своими домыслами. Эта многосерийная версия жизни борца за свободу рабов сделана по всем канонам сегодняшнего кино и телевидения, ругать этот сериал можно до бесконечности за его растянутость, обильнейшую компьютерную кровищу, к месту и не к месту сцены секса и прочее. Кстати, конца края всем этим сериям пока не видать, но до главного еще не дошло — как же обычный рядовой гладиатор стал легендарным Спартаком. Все мы великие критики, но в данном случае не будем слишком строгими. Артисты хорошие, съемки впечатляющие, а главное, на мой взгляд, достоверна воссоздана та жестокая эпоха. Мне никогда не приходилось видеть на экране такую суровую летопись того времени.

Это мы сейчас сентиментально бродим по Колизею и, абстрактно думая о тех трагедиях, которые здесь разворачивались, все же идеализируем ту далекую и немыслимую по суровости эпоху. Мы идеализируем многих персонажей римской истории. Сколько было, например, фильмов об Антонии и Клеопатре... Ах, какой благородный Антоний, ах, какая любовь. А в жизни он был пьяницей и мерзавцем. Это по его приказу убили великого Цицерона, это он с торжествующей улыбкой смотрел на отрубленную голову лучшего оратора всех времен и народов, это его гнусная женушка Фульвия втыкала булавки в язык Цицерона и при этом весело смеялась. Правда, смеялась она недолго, потому что потом была отравлена, и говорят, к этому приложил руку ее обожаемый муженек, тот самый, который сегодня такой ужасно благородный в кино. О времена, о нравы, как говорил Цицерон, сам ставший жертвой этих нравов. И эти времена, и нравы довольно точно, как мне кажется, воссозданы в многосерийном "Спартаке".

Я смотрел и думал, что в эпоху Спартака Древний Рим был силен и уверен в себе; если бы тогда сказали, что жить ему осталось недолго, и скоро (в историческом масштабе) грязные и невежественные варвары завоюют его, то римские граждане просто бы покатились со смеху. Римская империя в период расцвета — это почти сто миллионов человек на гигантских территориях, и она казалась незыблемой. Может, и сейчас, если сказать, что западный мир ждет закат, то большинство скажет, что кое-кому делать нечего и он занимается своими глупейшими пророчествами. А между тем, тема эта не новая. Писали о ней многие философы, социологи, историки и простые смертные, такие как я. Были у меня и интервью на эти темы. Я вспомнил одно из них, опубликованное около 10 лет назад, сразу после событий 11 сентября 2001 года. Вот выдержки их этого интервью с писателем Михаилом Веллером ("Чайка" №1, 1-15 января 2002 г.). Речь шла о судьбе человечества, о судьбе цивилизации.

 

М. Веллер: — Мне видится ситуация тупиковой, выход из которой никем не называется. Терроризм находится не в самолетах и не в лагерях подготовки боевиков. Корни терроризма в головах цивилизованного человечества, в головах и в государственном устройстве тех, кто позволяет производить над собою акты террора. Законы — это проявление функционирования государства как системы. У этой системы своя логика развития. Эта система уже не может ничего больше дать. Эта система не дает больше своим винтикам-элементам, людям, надличностных ценностей. Когда у человека нет цели более значительной, чем свое личное благополучие, когда ему не за что отдавать жизнь, то это цивилизация сытых, которая уже исполнила свое предназначение, прошла свой путь, сдохла, сгнила. Она ждет только варвара, который придет и толкнет ее, а она развалится. Вот то, что начало случаться сейчас.

— Представим себя упрощенно поле боя, на котором стоят противники. По одну сторону стоят люди, за которыми библиотеки, полные книг, музыка и искусство, все духовные богатства человечества, да и материальные богатства, а также ракеты и все самое что ни есть современное вооружение. По другую сторону — люди, не имеющие никакого отношения к духовности, считающие, что все, кто не мыслит так, как они, должны быть уничтожены. И вооружены эти люди из средневековья автоматами Калашникова. По вашему выходит, если я вас правильно понял, что эти люди из средних веков с автоматами поразят современную цивилизацию со всеми ее благами, достижениями и преимуществами?

— Да, совершенно верно. Около двух тысяч лет назад была с одной стороны культура, искусство, грамотность, градостроение, архитектура, водопровод, стихосложение, демократия, ремесла. А с другой стороны — немытые варвары-кочевники, у которых были покупные мечи, весьма примитивная технология изготовления оружия и ничего, кроме агрессивного напора. Если бы они пришли в Рим в первом веке до нашей эры, во времена Суллы, Мария, Цезаря, то их растерли бы. Но они пришли тогда, когда Рим уже зажрался и, в общем-то, уже ничего не хотел и не мог, а только желал, как можно дольше сохранять существующее положение. Сейчас во многих цивилизованных государствах никто не ставит вопрос — господа, а к чему мы идем, что мы делаем, какой будет наша страна через сто лет? Этот вопрос не звучит. Нам и так хорошо. Вот и будем жить так дальше. Это тупиковая ситуация.

— Вы считаете, что западная цивилизация с ее демократией, с ее тягой к техническому прогрессу, со стремлением дать человеку наилучшие возможности для проявления своих способностей — все это изжило себя и должно уступить дорогу фанатизму и варварству, как уже бывало в мировой истории? И потом все начнется заново, как было уже после темных средних веков?

— К сожалению, приблизительно вот так сейчас все и идет. Дело не в стремлении к техническому прогрессу. Сейчас, условно говоря, чисто условно, в белых странах живут не те люди, которые их основали, построили, совершенствовали. Сейчас, когда все уже благоустроено, начали говорить о том, что самые главные ценности — это ценности индивидуальные, человеческие, это права человека. Если выше всего права человека, то зачем рвать себе пуп за свою страну. Сама идеологическая установка сейчас губительна и самоубийственна. Представьте себе, что подобным актам террора подвергся Париж во время Наполеона. Что было бы дальше? Дальше было бы быстрое и эффективно пролитые моря крови. И стало бы тихо. Так оно и бывало в течение всего исторического периода любой цивилизации, которая вставала на ноги и жила своей жизнью. А когда начинается некое политическое и идеологическое безволие, тупик идеологический и социологический, психологический, то тогда есть о чем задуматься. Цивилизация, которая должна убивать, должна быть жестокой ради того, чтобы сохранить себя. Вот сейчас нам и предлагают такой выбор — решать несмотря ни на что в пользу гуманизма. Мол, мы воюем с террористами, но больше мы не воюем ни с чем. Нет, это неверно, потому что корень зла в том, что права отдельной личности ставятся выше прав народа, права убийцы ставятся выше прав убитого, некие ценности сугубо абстрактные, которые есть средство, а не цель, ставятся выше цели. А верны только те средства, которые к цели ведут. Если люди хотят жить по-человечески, то они должны устраивать свое общежитие так, чтобы жить по-человечески. Главный враг — это ужасное, искаженное, гибельное представление о том, как можно жить и как советуют жить. Те самые ценности, которые когда-то ставились во главу угла, скажем, в христианской цивилизации, они сегодня практически не работают... Уже около 20 лет я все пытаюсь прояснить окружающим ту точку зрения, что если не будет кардинальных изменений в мироотношении сегодняшней христианской цивилизации, то XXI век будет безусловно ее последним веком, ее закатом, ее сходом с большой исторической арены. К сожалению, вероятность этого сегодня очень велика. За гуманизм придется платить исчезновением цивилизации.

 

Многие, наверное, категорически не согласятся со сказанным Михаилом Веллером почти десять лет назад, другие сочтут, что бороться с террористами гуманными и цивилизованными методами — это значит заранее обречь себя на поражение. Во всяком случае, вряд ли даже очень большой оптимист скажет, что в борьбе с терроризмом достигнуты за эти годы существенные успехи. Напротив, за эти годы все стало сложнее и запутаннее, своих позиций терроризм не сдает. Это особая тема. Да и не терроризм наша главная проблема, хотя его нельзя недооценивать. В Америке от терроризма за последние четверть века погибло больше трех тысяч человек. А от почти бесконтрольной продажи оружия, от всех этих стволов на руках погибло около миллиона человек. И не нашествие варваров развалило Рим. Он сам готовился к этому старательно, долго и упорно. И болезни его развивались постепенно после двух золотых веков. Он дряхлел так же, как дряхлеет отдельно взятый человек, долго зажившийся на этом свете. Римская империя распадалась столетиями, а мы живем в век технического и социального прогресса, и все случится гораздо быстрее, если будем продолжать жить по принципу "после нас хоть потоп", и если не спохватимся, раньше...

Ладно, замечательный наш Нострадамус, скажете вы, можно конкретнее? Чего вы пророчите всякую ерунду, притянутую за волосы? Спады экономические и все заботы сегодняшние — это все уже бывало, и все мы преодолевали. Да и кто вы такой — ученый, экономист, социолог, политический деятель, что пытаетесь делать прогнозы? Это точно, я не ученый и не политик. Но иногда дилетанты и средней руки журналисты попадают в точку, а не те наши гуру, которым по должности положено смотреть вперед и потом как-то отвечать, если недосмотрели. Помните всех этих больших людей и их бесчисленных советников, которые говорили о демократии в Ираке и об успешных миссиях, которые, видите ли, уже выполнены, а как оказалось потом, все они были не в ладах с логикой, абсолютно не могли заглянуть даже на шаг вперед и мыслили, в основном, категориями — от выборов до выборов, а там — куда кривая выведет.

А где были все высоколобые и высокооплачиваемые аналитики, когда разыгрывалась на глазах неудержимая вакханалия приобретательства — имея горсть долларов за душой, в долг покупалась дорогущая недвижимость? Когда взрослые люди с разнообразным высочайшим образованием забывали советы их зачастую безграмотных мудрых бабушек, что жить надо по средствам? В результате получили финансовый кризис, из которого рано или поздно выберемся, но с такими финансовыми и психологическими потерями, которые вряд ли будут преодолены до конца.

Наше время — время прощания с иллюзиями, причем, на мой взгляд, окончательного, безвозвратного прощания с эйфорией, которая царила в развитых странах, веривших, что наступила эра беспредельного благоденствия. Минувшее десятилетие отправило эти беспочвенные надежды о государстве всеобщего благосостояния и о земном рае в архив, и ключи от этого архива надо выбросить подальше. Я полагаю, навсегда. Для нас это состояние относительного благосостояния было наркотиком. Теперь с него надо слезать. Повторяю, навсегда. Надо быть уж очень наивным человеком, чтобы верить обещаниям некоторых политиков, что возможно поддерживать высокий жизненный уровень и при этом снижать безработицу. Раньше одним из признаков государства благоденствия были утопии о снижении пенсионного возраста. Но теперь, после бурных и бесплодных волнений в странах Европы стало ясно, что пенсионный возраст будет повышаться, и даже политики, желающие угодить публике, не могут не считаться с этой реальностью.

Скоро (в историческом плане) с пенсиями вообще начнутся гигантские проблемы, некому будет содержать такое количество пожилых людей. Так, кстати, было в Древнем Риме. При нескольких императорах существовали пенсии для легионеров, не обязательно денежные — иногда им давали земельные наделы. Но с ростом экономических проблем эти пенсии бесследно исчезли. Сейчас в разных странах количество работающих превышает число пенсионеров, но при нынешней демографической ситуации это продлится недолго.

Замечательно, что женщины во всем равны мужчинам, но мужчины рожать детей не могут, а женщины рожают все меньше. Древнеримские женщины со второго века тоже не хотели рожать. Они считали, что беременность портит фигуру. Традиционная семья разрушалась. Аналогии с нашим временем провести очень просто. Больше половины браков распадается, все больше детишек растет в усеченной семье. И все чаще ситуация, когда папа — папа, но и мама тоже папа. Или мама мама, а папа тоже женщина. На этот счет уже принято немало законов в разных странах. Понятие семьи трансформируется с невероятной быстротой. Так было и в Риме. А народы, наступавшие на Рим, осуществляли экспансию не только с помощью оружия, но и через биологию, элементарным размножением.

К тому же население Рима зажралось в буквальном смысле этого слова. При зарождении Римской империи и в годы ее расцвета портрет типичного гражданина — это крепкий мужчина, готовый ко всем жизненным трудностям, инициативный и предприимчивый, покоритель народов и пространств. Этот римлянин под знаменем легионов осваивал новые провинции, везде насаждал имперский стиль жизни. Ему было тесно в Риме. Римлянин времен упадка — это сытый, изнеженный, малоподвижный мужчина, отнюдь не думающий о подвигах, которые воодушевляли его предков, а мечтающий о еще большей сытости и благополучии, жрущий и пьющий без ограничений. Оглянитесь вокруг. Уже сегодня людей с лишним весом в западных странах от сорока до семидесяти процентов. А посмотрите на детей. Еще вчера (исторически) мальчиков и девочек с ожирением было совсем немного. Сейчас их уже треть. Ожирение это ведь не только лишний вес. Это другой образ жизни и другая психология. Еще одно-два поколения, и такие детишки будут рожать во все больших количествах мальчиков-импотентов и бесплодных женщин.

Золотой век империи длился ровно столько, сколько римляне, все, от бедных до богатых, не только хотели работать, но вынуждены были работать, воевать, если надо. А потом из колоний подвалило богатство, люди разленились, полгода в году проводили на разных празднествах, ходили на бои гладиаторов и пили дармовое вино. Свободного времени было все больше. Как сейчас, когда культ свободного времени достигает неприличных параметров, когда вокруг полно людей, которые хотят меньше работать, больше развлекаться, стать полноправными действующими лицами сексуальной и прочих революций. Римляне все норовили развлечься, привыкли к халяве, к разного рода льготам, к подачкам со стороны государства, работать не хотели, благо, работали за них рабы.

Разрыв между богатыми и обычными гражданами был огромным. Сейчас он, как считают некоторые, просто чудовищный. Речь, разумеется, не идет об уравниловке, труд должен соответственно оплачиваться, но какие-то пределы ведь должны быть? Некоторые сверхбогатые люди в год зарабатывают столько, сколько 200 тысяч, а то и больше средних граждан из среднего класса. На одних весах один человек, а на других — 200 или 250 тысяч. Такого и близко не было в Древнем Риме, там просто не было такого населения. Такого не было во времена Египта эпохи фараонов. Посмотрите, как сейчас делают состояние многие титаны ума. Раньше, если взять Америку и европейские страны, сверхбогатыми становились чаще всего те, кто двигал вперед производства, осваивал новые технологии и открытия. Теперь значительная доля миллиардеров это люди, ничего объективно ценного не создавшие, умело использующие финансовые рычаги, наживающиеся на банковских операциях.

А сами банкиры, по вине которых и был запущен маховик кризиса? Отовсюду идут сообщения о том, что у них не все в порядке с совестью. Мало того, что их действия и спровоцировали финансовые беды, так они все равно ухитряются выписывать себе немыслимые бонусы, и общество, тихонечко огрызаясь, смиряется с этим. А что касается халявы для людей победнее, то во многих странах есть целые поколения людей, живущих исключительно на пособия и не желающих работать.

У римлян времен упадка в запустение приходили земледелие и ремесла, вывелись по настоящему энергичные судовладельцы и горнопромышленники. Чахли торговля и ремесла. Люди отказывались брать на рынке обесценивающиеся монеты, стала развиваться натуральная торговля. Стремительно росла инфляция, угасали города, опустевали деревни. Богатые всячески увиливали от уплаты завышенных налогов и норовили заплатить поменьше. Производство они норовили вынести за пределы Вечного Города, на окраинах империи труд ценился дешевле и прибыль толстосумов была побольше (похоже на наше время, не так ли, хоть империй и нет?). Налогов поступало все меньше. Властители чего только ни придумывали, чтобы получить деньги. Калигула додумался до того, чтобы организовать публичный дом, где услуги клиентам оказывали бы самые высокопоставленные дворцовые дамы. Кончилось это тем, что его закололи офицеры. Налоговое бремя душило торговцев и ремесленников, простых людей, которые победнее...

 

Читайте полную версию статьи в бумажном варианте журнала. Информация о подписке в разделе Подписка