Дела о прицелах

Опубликовано: 1 февраля 2011 г.
Рубрики:

Летом прошлого года американские власти арестовали 24-летнюю Анну Ферманову, которая, по словам прокуроров, пыталась незаконно вывезти из США в Россию три военных прибора ночного видения.

Это был по крайней мере второй арест красавицы, выставивший десятки своих фотографий на "Фейсбуке": в 2003 году Ферманова была арестована за подделку чека на 76 долларов, но отделалась штрафом и тремя годами условно.

Ферманова, которую местная бульварная пресса немедленно начала сравнивать с высланной незадолго до этого российской шпионкой Анной Чапман, была арестована в середине июля под Далласом, где она живет у родителей, но ее дело рассматривается в федеральном суде Восточного округа Нью-Йорка в Бруклине, поскольку приборы изъяли у нее в аэропорту им. Кеннеди, который входит в юрисдикцию данного суда.

Наиболее подробно обстоятельства дела излагались в ходатайстве на выдачу ордера на арест Фермановой, которое направил в суд следователь иммиграционного и таможенного ведомства США Дэвид Монданаро.

Он обвинил молодую женщину в том, что она "сознательно и умышленно пыталась экспортировать из США в Россию" следующие изделия, на вывоз которых требуется специальная лицензия госдепартамента: "Оружейный прицел ночного видения Raptor, модель M644-4X, и два усовершенствованных оружейных прицела, модель D-740-3A".

Первое изделие стоит 7 тысяч долларов, а вторые — по 4 тысячи.

Как сообщил суду Монданаро, который приписан к аэропорту Кеннеди и борется там с незаконным вывозом лицензионной технологии, в том числе военного назначения, 23 февраля прошлого года некий тайный осведомитель донес властям, что Ферманова пытается приобрести прицел Raptor и что в прошлом она уже купила аналогичное изделие.

По иронии судьбы, на женщину донесли в российский День защитника отечества. Вряд ли Монданаро об этом знал, а то бы, возможно, еще больше укрепился в своих подозрениях.

Монданаро отметил, что речь шла о прицеле "третьего поколения", который крепится на стрелковом оружии и позволяет наводить его на цель в условиях ограниченной видимости. Прицел устанавливается, в частности, на американских автоматах М4.

26 февраля следователи узнали из списков пассажиров, что 1 марта Ферманова планирует вылететь из США в Москву через аэропорт Кеннеди рейсом авиакомпании Delta. В этот день она действительно прилетела в Нью-Йорк из Техаса и сдала два места багажа.

Таможенники обыскали их и обнаружили три указанных прицела.

После этого они подошли к Фермановой, которая ожидала вылета в Москву, представились и сразу успокоили ее, заявив, что она не будет взята под стражу и сможет сесть в самолет. Ей объяснили, что у нее в багаже были найдены приборы ночного видения, и сказали, что хотят задать по их поводу несколько вопросов.

Про словам Монданаро, Ферманова несла окуляры для инкриминируемых ей прицелов в ручной клади, а сами прицелы спрятала в замшевые сапожки Ugg, лежавшие в ее чемоданах.

Ферманова заявила, что приобрела прицелы через интернет, и что один из них называется Raptor. Названия других она не помнила, но знала, что все три относятся к "третьему поколению". У нее спросили, знает ли она об ограничениях на вывоз подобных изделий из США, и известили ли ее об этих ограничениях при покупке прицелов.

Ферманова ответила, что она "подписала что-то насчет этого", но "толком не знала, что подписывает".

Переводчик ей не требовался: Ферманова эмигрировала в США с родителями из Латвии по квоте для беженцев-евреев в 9-летнем возрасте, и техасские соседи характеризуют ее как "типичную американскую девушку".

Допрашивающие поинтересовались, почему на прицелах нет никаких идентификационных наклеек, а некоторые опознавательные номера замазаны черным фломастером. Ферманова ответила, что удалила или замазала номера для того, чтобы "они были менее заметны". Когда у нее спросили, было ли это сделано с тем, чтобы изделия было легче вывезти за пределы США без лицензии, она сказала "да".

По ее словам, она везла прицелы мужу-москвичу.

Поговорив с Фермановой, таможенники изъяли прицелы и дали ей соответствующую квитанцию. После чего она беспрепятственно села в самолет и улетела в Россию.

Следователь Монданаро между тем получил документы, которые Ферманова должна была подписать при покупке прицелов, приобретенных ею 9 и 25 февраля. В них содержалось предупреждение, что покупаемые Фермановой изделия не могут быть вывезены из страны без "письменного разрешения правительства США".

Оба раза Ферманова подписала форму, в которой говорилось: "Я понимаю, что я обязана соблюдать все экспортные ограничения и правила правительства США".

Монданаро также выяснил, что Ферманова ни разу не подавала в госдепартамент на соответствующие лицензии.

Наконец, следователь узнал, что она вернулась в Америку 1 июля, и ходатайствовал о том, чтобы суд выписал ордер на ее арест. Обычно ордер выдается в таком случае незамедлительно, а за ним следует арест, но Ферманову взяли под стражу лишь 15 июля и быстро выпустили под залог в 50 тысяч долларов.

С тех пор Ферманова находится у родителей под домашним арестом. Ее адвокат Скотт Палмер говорил поначалу, что власти США затеяли "глупейшее дело", и что муж его подзащитной просто хотел продать или подарить прицелы охотникам.

Адвокат говорит, что параллели с Анной Чапман, которые молниеносно начали проводить местные журналисты, не совсем корректны.

"Да, она, можно сказать, весьма сексуальна, но она не шпионка", — заметил он по поводу Фермановой.

"К шпионажу это отношения не имеет, — сказал Палмер в другом интервью. — Она не шпионка, и она не русская. Она латышка".

По его словам, Ферманова закончила среднюю школу в техасском г. Ричардсоне, "любит США" и является американской гражданкой. В 2005 она получила диплом далласского косметического техникума Ogle School of Hair and Nails.

У нее имеется лицензия косметолога.

Ее московскому мужу может не понравиться заявление живущего по соседству Аллена Эйвена, который сказал, что Ферманова "молода, привлекательна и, судя по всему, у нее периодически бывают бойфренды".

Ферманова поведала на допросе, что ее муж Александр раньше импортировал машины в Россию, но после повышения тарифов переключился на торговлю валютой. На заседании суда было также заявлено, что он был арестован в Нью-Йорке за мошенничество и похищение личных данных и депортирован в Россию.

"Это было какое-то иммиграционное нарушение", — сказал адвокат Палмер.

Следователь Монданаро заявил суду, что изучил банковские ведомости и выяснил, что живущий в Москве Александр регулярно переводит ей в Америку деньги, но всегда суммами меньше 10 тысяч долларов. Это, разумеется, был намек на то, что муж пытался скрыть переводы от властей, поскольку банки обязаны сообщать им о проводках в сумме 10 и более тысяч долларов.

Прокурор Аиша Салим доказывала, что эти переводы наводят на мысль о некоей преступной деятельности, и требовала, чтобы Ферманову не выпускали под залог. Суд, однако, решил иначе.

Ферманова заявила "Нью-Йорк пост" в интервью, что дает в Москве уроки английского. "Я даже не знаю, кто она такая", — фыркнула она прошлым летом, когда ей упомянули Анну Чапман.

"Подвинься, Анна Чапман, — начиналась статья "Пост", — есть другая агентесса в стиле "Викториас сикрет", которая шлет любовь Матери России, и ее тоже зовут Анна".


Корзников и Коморски

Между тем в Пенсильвании давно дожидался суда москвич Сергей Корзников, чье дело отчасти перекликалось с Фермановой, но было известно гораздо менее широко.

Неприятности у Фермановой начались недавно, "а у меня все тянется уже третий год", — вздохнул в прошлом году Корзников в разговоре с автором этих строк.

Его арестовали в машине в январе 2008 года на дорогом курорте Great Wolf Lodge в горном районе Поконос, где он отдыхал с семьей.

42-летний выпускник МГИМО является владельцем фирмы "Тактика", находящейся в Москве на Варшавском шоссе.

По тому же делу проходил его партнер американец Марк Комороски, совладелец D&R Sports Center, одного из старейших в Пенсильвании магазинов спорттоваров, основанного в 1948 году и торгующего, среди прочего, оружием и снаряжением.

Из имеющихся у меня судебных документов явствует, что власти подозревали Корзникова и Комороски в преступном сговоре с целью вывоза из США в Россию приборов ночного видения и другого снаряжения и стрелкового оружия без надлежащей экспортной лицензии.

Хотя необычайно многие документы этого уголовного дела по какой-то причине засекречены, ряд подробностей можно почерпнуть из одного судебного документа, датированного ноябрем 2006 года. В нем утверждается, например, что Комороски незаконно вывозил в Российскую Федерацию, Кувейт, Германию и Японию товары, экспорт которых ограничен по соображениям национальной безопасности.

Он также якобы торговал с лицами, которых власти США подозревают в причастности к обороту наркотиков, военным преступлениям и терроризму. Среди клиентов D&R в ходатайстве упоминается Виктор Бут, который ожидает сейчас суда в манхэттенской тюрьме Metropolitan Correctional Center.

Как следует из указанного документа 2006 года, Бут подозревается в продаже оружия Ибрагиму Хаджи, привлеченному в Нью-Джерси к суду за контрабанду героина из Пакистана, либерийскому диктатору Чарльзу Тейлору и вооруженным формированиям Руанды.

После ареста Комороски называл всех этих лиц "вымышленными персонажами" и говорил, что следователи "понадергали их имена из интернета". Сейчас Буту продажу им оружия не инкриминируют.

Комороски доказывал, что "Тактика" — это совершенно законная компания, торгующая оптическими прицелами, оружием и охотничьими товарами. "Тактику" называют структурой элитного подразделения ФСБ "Вымпел".

Сообщают, что Андрей Луговой, которого Скотленд-Ярд подозревает в отравлении его бывшего коллеги Александра Литвиненко, якобы был представителем "Тактики" на лондонских переговорах с одной английской охранной фирмой.

Что до D&R, то ее хозяин говорил, что у него имеются американские лицензии на поставку прицелов и военного снаряжения в Россию. Комороски подчеркивал, что незадолго до ареста он получил официальное разрешение на отгрузку бронежилетов для московской милиции.

Прокуроры парировали, что 7 августа 2007 года таможенники изъяли в нью-йоркском аэропорту им. Кеннеди пять партий груза, отправленных фирмой D&R в Россию. В накладных говорилось, что это одежда и другие товары, хотя на самом деле в коробках содержалась военная оптика и другое снаряжение, на вывоз которого требовалась лицензия госдепартамента.

Время шло, и Комороски счел за благо поступить так, как поступает в США подавляющее большинство обвиняемых по федеральным делам: в августе 2009 года он признал себя виновным в сговоре с целью незаконного вывоза военного снаряжения, в том числе магазинов и более тысячи мощных прицелов. И, как примерно две трети арестантов в Америке, он согласился сотрудничать со следствием.

В июле прошлого года Комороски был приговорен к 2 годам и 8 месяцам тюрьмы и штрафу в 10 тысяч долларов. Упрашивая судью дать ему поменьше, адвокаты Комороски говорили, что, будучи человеком простодушным и доверчивым, он был введен в заблуждение Корзниковым, с которым познакомился в интернете.

По словам адвокатов, "Корзников сумел убедить Марка в том, что он сотрудничает с российскими спецслужбами и борется с терроризмом... Корзников играл на его доверчивости, как на Страдивариусе... уговорил его заполнять фиктивные накладные... и резко занижать стоимость товаров, которые отправлялись в Россию..."

Не прошло и четырех месяцев после вынесения приговора, как 48-летний Комороски передумал и потребовал, чтобы суд признал его невиновным. Он объяснил свое требование тем, что адвокаты давали ему неправильные советы. Тяжба продолжается до сих пор.

Что до Корзникова, то, насколько можно понять, россиянин попал в поле зрения следственных органов США в 2006 году во время обыска в магазине Комороски. С тех пор он дважды приезжал в Америку и на второй раз был арестован. Три дня спустя, 10 января 2008 года, он был выпущен под залог в 150 тысяч долларов и нанял себе легендарного адвоката мафии Роберта Саймелса, представлявшего еще гангстера Генри Хилла, на чьей биографии основан фильм Мартина Скорцезе "Славные парни" (анг. Goodfellas).

Саймелс, который за долгие годы попортил прокурорам немало крови, повел защиту весьма агрессивно и, в частности, потребовал, чтобы судья закрыл дело Корзникова, поскольку прокуратура, по его словам, не поставила москвича в известность о том, что, согласно Венской конвенции, он имеет право сообщить российскому консульству о своем аресте.

Прокурор парировал, что он звонил в российское консульство и оставил там сообщение об аресте Корзникова.

Судья отклонил ходатайство Саймелса.

В арсенале опытного адвоката наверняка было еще немало эффективных приемов, но на беду москвича его защитника скоро самого привлекли к суду за очень серьезное преступление.

После того, как Саймелс защищал Хилла, который сотрудничал со следствием, среди итальянских гангстеров у него создалась репутация адвоката доносчиков, и они стали редко пользоваться его услугами. Симелсу пришлось искать себе другую выгодную клиентуру, и он нашел ее среди афроамериканских и латиноамериканских наркобаронов.

Среди них был одиозный гангстер Шахид Хан, орудовавший в Гайяне. Манхэттенская федеральная прокуратура обвинила его в контрабанде кокаина и в руководстве местным "эскадроном смерти" под названием "Бригада призраков". Хана арестовали в Суринаме по американскому ордеру и выдали в США.

Следователи тайно записали ряд разговоров, из которых явствовало, что Саймелс пытается оказать давление на свидетелей обвинения, запугать их и даже "нейтрализовать". Власти США интерпретировали последний термин зловеще.

Пенсильванская прокуратура пыталась убедить судью, слушавшего дело Корзникова, дать Саймелсу отвод. Москвич же был так доволен своим адвокатом, что просил судью не забирать у него Саймелса.

"Я искренне уверен в том, что мистер Саймелс честный человек, сознательный гражданин и прекрасный профессионал", — писал Корзников федеральному судье Эдвину Козику.

Кончилось тем, что 62-летнего Саймелса осудили и дали ему 14 лет тюрьмы. 20 сентября 2009 года Корзников послал судье еще одно письмо.

"Ваша честь, — писал он, — мое положение сделалось более критическим и безнадежным, чем я когда-либо ожидал. К сожалению, я не могу позволить себе нового адвоката, потому что все мои деньги и деньги моего партнера остались у мистера Саймелса".

Судья предоставил ему бесплатного защитника.

В прошлом году, когда я упомянул дело Фермановой в разговоре с Корзниковым, он заметил, что, сидя в американской глубинке, не может понять, "из каких соображений все это накручивается".

"Что ни русский, то шпион", — недоуменно сказал он.

Кончилось тем, что 13 декабря прошлого года Корзников все-таки признал себя виновным в преступном сговоре с целью незаконного вывоза из США лицензионных товаров. Приговор ему еще не вынесли, но теоретически москвичу грозит до 5 лет тюрьмы и штраф в сумме до 250 тысяч долларов. Он почти наверняка получит меньше.

Месяц спустя, 14 января, призналась и Ферманова. Как объяснил ее адвокат Палмер, они склонились перед принципом "против лома нет приема". Приговор будет вынесен 29 апреля. Фермановой грозит от 46 до 57 месяцев тюрьмы, но Палмер говорит, что надеется уговорить судью дать ей условный срок.