Инвалид третьей группы

Опубликовано: 1 декабря 2010 г.
Рубрики:

С английским языком у Гриши Голубчика сложились очень сложные взаимоотношения. Специалисты советуют начинать обучение детей иностранным языкам как можно раньше, например, в три года. В этом возрасте ребёнку всё равно, на каком языке заговорить. О родном языке не беспокойтесь. Он придёт к вашему малышу сам по себе. Ведь на нём, на родном, говорят все вокруг.

Гриша начал учить английский язык в пятом классе средней школы. Ему было 11 лет. Он был не лучше, но и не хуже своих сверстников. Самым отстающим по английскому языку был здоровенный верзила с выпирающим на верхней челюсти зубом. Он перевёлся в их школу на четвёртом году обучения. Вполне естественно, что его сразу же прозвали "Зубом". Зуб не блистал способностями и не проявлял склонности к изучению иностранных языков. Когда он отвечал на уроке, он сам и все другие смеялись. После урока он объяснял другим мальчишкам:

— Ну, зачем мне нужен этот язык? Меня что, за границу выпустят? Да никогда в жизни.

После окончания школы Гриша поступил в политехнический институт. Там он тоже изучал английский язык. Студенты не придавали этому предмету серьёзного значения. В конце концов, это был не институт иностранных языков, а политехнический.

— Этот язык может понадобиться нам, — сказал Гриша своему приятелю-сокурснику, — но только для чтения технической литературы. Так зачем же мне эта грамматика, а тем более произношение?

Через пять лет Голубчик женился. К его удивлению жена оказалась большой энтузиасткой изучения иностранных языков. Она несколько раз поступала и заканчивала какие-то языковые курсы. Гриша решил себя не утруждать.

Когда у них родилась дочка, жена стала ей петь колыбельные песни на английском. Гриша петь по-английски отказался. Девочку отдали в школу с усиленным изучением английского языка. Теперь жена часто беседовала с дочкой по-английски.

— Никак не могу понять, — сказал Гриша, — зачем вы себя так истязаете с этим языком. Нам же не с кем на нём разговаривать.

Он, однако, заблуждался. Возможность поговорить с кем-то в другой стране вскоре стала вполне реальной. Впереди замаячили страны, в которых не говорили по-русски. Это привело к неожиданному взрыву в сфере образования. У множества людей пробудился интерес и желание изучать иностранные языки. Сразу же появились и люди, готовые им помочь.

Голубчики решили ехать, хотя Грише к тому времени исполнилось 50 лет.

— Ничего страшного, — сказал он жене. — Я, конечно, подзапустил английский... Кто же знал, что он может пригодиться. Но я быстро нагоню. Сейчас есть много педагогов, готовых поставить тебя на ноги в кратчайшие сроки, например, за месяц. Самое главное, чтобы преподаватель обладал правильной методикой. Ты слышала что-нибудь о болгарском методе?

Гриша включился в уже набранную группу из 15 человек. На организационном собрании вручили преподавателю деньги. Затем он объяснил, в чём суть болгарского метода.

— Язык нужно изучать с удовольствием, — сказал педагог, — в процессе игры. Шутка, смех — обязательное условие наших занятий.

— Педагог мне очень понравился, — сказал Гриша жене. И он прекрасно говорит по-английски. Он сразу же сказал:

Please, вe seated.

Занятия проходили весело. Чаще всего педагог раздавал отпечатанные тексты, и студенты пели их под музыку. Самой приятной частью урока был совместный ужин, который готовили по очереди студенты. После месячного обучения Гриша твёрдо запомнил песенку, которую пели женщины в его группе. Они ходили по комнате, изящно покачиваясь, и пели:

This is the way, how ladies walk1

Жена сказала, что этого недостаточно, и Гриша пошел учиться на другие курсы.

Новый преподаватель осудил болгарский метод и сказал, что единственный способ, позволяющий овладеть иностранным языком в кратчайшие сроки, это обучение по картинкам. Он тоже сказал, войдя в комнату: "Please, be seated".

Студенты получили книжки, на которых были изображены мальчики и девочки в различных ситуациях. Под картинками были надписи, которые следовало зазубрить.

— Если вы выучите всю книжку, ничего больше делать вам не придётся, вы будете свободно общаться по-английски, — сказал учитель.

Он настаивал на том, что все ситуации, изображенные в книжке, абсолютно жизненные. Гриша не был в этом так уж твёрдо уверен. Ну вот, например, на одной из картинок был изображен ящик, по крышке которого осторожно балансируя ходил мальчик. А надпись была: The boy has to take care not to fall from the box. 2

Ну, какое это имело отношение к реальной жизни?

Гриша выучил много картинок. Тем не менее, жена считала, что он всё еще не готов к жизни за границей. Однако Голубчик отказался заниматься дальнейшим усовершенствованием и сказал, что поедет как есть.

Через месяц после приезда в Америку Гриша стал рассылать свои резюме. Он решил специализироваться в области расчетов трубопроводов.

Вскоре его вызвали на интервью в известную фирму, расположенную в Нью-Иорке. Он успешно прошел интервью благодаря хорошему знанию сопротивления материалов и был принят на работу

На новом месте ему выделили стол и поставили перед ним компьютер.

К нему сразу же подошел сидящий рядом американец. Они познакомились. Его звали Джордж.

— Здесь почти все иммигранты, — сообщил Джордж. — Начальник отдела румын, его заместительница филиппинка. Её зовут Стефани. Интересная женщина, между прочим. И ходит так, как будто она первая красавица мира.

This is the way, how ladies walk1, — сказал Гриша. — Скажи, а трудно здесь работать?

— Очень трудно, — вздохнул Джордж. — Надо всё время учиться, чтобы тебя не выгнали.

The boy has to take care not to fall from the box2, — cогласился Гриша.

— Ты прекрасно говоришь по-английски, — воскликнул Джордж.

Гриша быстро определил, что у Джорджа главными интересами были женщины и его автомобиль. Он был холост. Через неделю Гриша сказал жене:

— Джордж очень славный. Он прекрасно разбирается в автомобилях, но плохо знает сопромат. Мы с ним заключили договор. Я ему помогаю с сопроматом, а он мне с языком.

Гриша стал потихоньку осваиваться. Он очень боялся, что его уволят. Вначале его волновало, сумеет ли он на достаточно высоком уровне выполнять свои инженерные обязанности. Но вскоре он понял, что по знанию и опыту он не уступает другим сотрудникам и сосредоточился на языке. Язык постепенно развязывался, но, тем не менее, Гриша то и дело попадал в неловкие ситуации.

Однажды он сказал Стефани:

Please, come to my table, I want you.3

Джордж долго смеялся, положив голову на книгу.

— Ты должен был сказать: I need you4, — объяснил он.

В другой раз он сказал Грише:

— Меня не будет целую неделю на работе. Если позвонит мама из Бостона, скажи ей, где я нахожусь.

— А где же ты будешь? — спросил Гриша.

Джордж написал на листочке бумаги.

Когда позвонила мама из Бостона, Гриша сообщил ей:

— Его не будет целую неделю, он у своей гёрлфренд.

— Вот как, — удивилась мама, — а как её зовут?

Гриша посмотрел на оставленную Джорджем записку и сказал:

Джури Дъюти.5

Несколько раз Голубчика посылали на краткoсрочные курсы английского языка. Он пришел к выводу, что преподаватели, коренные американцы, прекрасно говорят по-английски, но не владеют правильной методикой обучения.

Самые большие трудности у Гриши возникали при служебных разговорах по телефону. Фирма строила атомную электростанцию в Техасе, и оттуда часто звонили в Нью-Йорк. Гриша был счастлив, если Джордж был на месте, и отвечал на звонки (у них были спаренные телефоны). Однако самым неприятным были еженедельные занятия, на которых читали лекции преподаватели университетов и специалисты-производственники.

Обычно лекторы рассказывали о технологии изготовления труб. Лекции сопровождались диапозитивами, и в аудитории на время их показа тушили свет. Каждый раз Гриша пытался понять английский язык и вникнуть в суть производственного процесса, и в результате его начинало неодолимо тянуть ко сну. Он пытался бороться, изо всех сил таращил глаза. Но сон одолевал его с невиданной силой. Ему даже стали сниться короткие сны. И вдруг, должно быть во сне, он увидел на фоне массивной трубы миниатюрную и совершенно голую молодую женщину. В изумлении Гриша разлепил веки и увидел, что голая женщина ему не снится, а действительно кокетливо улыбается ему с экрана. Аудитория заметно оживилась. Лектор извинился перед присутствующими: его секретарша, по ошибке, вложила непредусмотренный кадр. Он продолжал демонстрацию. Двое работяг тащили на тележке здоровенную трубу. Потом тележку показали в другом ракурсе.

И все увидели, что прелестница всё еще здесь, она просто вскочила на подножку с другой стороны. Теперь уже стало заметно, что мужскую аудиторию не на шутку заинтересовали новые веянья в технологии производства труб. Стефани и еще две женщины-инженеры встали и дробно стуча каблучками вышли из комнаты. Теперь уже ничто не мешало мужчинам сосредоточиться на отдельных деталях производственного процесса.

Вечером жена спросила:

— У вас были сегодня занятия?

— Да, — сказал Гриша, — было очень интересно. Я ни минуты не спал.

— Неужели? — удивилась жена. — Ты же всегда засыпаешь на этих лекциях.

— Новая методика обучения, — объяснил Гриша, — очень эффектная...

Голубчик проработал на фирме 15 лет. После выхода на пенсию он долго не знал, чем ему заняться. Связи с бывшими сослуживцами у него не сохранились. В конце концов, они общались только на работе, и служебные отношения редко переходили в личные. Несколько раз он звонил Джорджу, и каждый раз слышал знакомое my car... Ну, сколько можно было говорить об автомобилях? Оставались русскоязычные друзья. Некоторые из них тоже вышли на пенсию, и Голубчики раза 2-3 в месяц встречались с ними. Гриша никак не мог привыкнуть к новому распорядку в своей жизни. Утром он выходил на прогулку. Проходя мимо газетного киоска, покупал целую пачку дешевых русскоязычных газет. Этого хватало часа на три. Потом ложился отдыхать. И сам себе удивлялся. От каких таких трудов отдыхать?

Однажды он встретил во время прогулки свою соседку Нюсю Острову. Она жила в том же здании, только на другой лестнице. Нюся была полная, рыхлая женщина. Обычно она ходила медленно, переваливаясь с ноги на ногу. Но тут она просто неслась на всех парах.

— Извините, Гриша, — крикнула она на бегу, — опаздываю. Через 5 минут 79-я начинается.

Вечером Гриша позвонил ей...

— Никогда не видел вас бегущей, — сказал он. — Что-нибудь случилось?

— Конечно, случилось, — ответила она. — Вы, наверное, помните, что Лена вышла замуж. Многие об этом забыли. Она же вышла в 45-й серии. Конечно, она не главная героиня. Но тем не менее. Так вот, у неё возникли подозрения, что муж ей изменяет. В 79-й это подтвердилось.

— А кто такая Лена? — спросил Гриша.

— Как, вы не смотрите "Тонкий лёд"? — воскликнула Нюся. — Вы ведь уже на пенсии. На что же вы тратите время?

Сама Нюся была известна тем, что с утра до вечера сидела на диване, грызла орешки и смотрела русские программы.

— У нас вообще нет русского телевидения, — сообщил Гриша.

— Как же вы живёте? — воскликнула Нюся.

— Так и живём, у нас же есть американское.

— Как же вы можете сравнивать, — укоризненно сказала Нюся, — это же родной язык. Благодаря русскому телевидению я теперь всегда при деле. Написали же в одной русской газете: "Говорим по-русски, живём по-американски". Меня это, Гришенька, очень устраивает. А русского языка теперь в эфире полным-полно. Какую хочешь станцию выбирай. Да вы попробуйте.

Гриша решил попробовать. Они купили второй телевизор и поставили его в спальню. Жена смотреть русские программы отказалась. Теперь по вечерам они часто сидели в разных комнатах и смотрели "свои" передачи.

Гришина жизнь начала заполняться. Помимо серий, там были фильмы, концерты, обсуждения последних событий и даже новогодние огоньки. Теперь он, также как Нюся, торопился домой, чтобы не пропустить очередную серию.

Между тем в семье у них произошли большие изменения. Дочка вышла замуж за американца. У них родился сын. Жили они неподалёку, и Гриша рвался помочь.

— Папочка, — сказала дочка, — как ты можешь помочь, он же еще очень маленький. Ну, вот ему исполнится три года, тогда, действительно, твоя помощь понадобится. Мы отдадим его в детский сад. Сенечка будет там до трёх часов, и забирать его в это время будет некому. Если только нанять бэбиситтера...

— Ни в коем случае, — твёрдо сказал Гриша. — Я же свободен.

Он уже представил себе, как они идут из детского садика. Гриша держит малыша за руку, и они беседуют о разных событиях в жизни дедушки и внука.

Однако жизнь преподнесла им сюрприз. Сенечке (Гриша звал его Сенчик) исполнилось 5 лет, когда Гриша встретил у подъезда Нюсю и пожаловался ей:

— У меня проблемы с внуком, — сказал он. — Лингвистические. Мы не находим общего языка.

— Я свяжу вас с одним человеком, — откликнулась Нюся. — Его зовут Юра. Он у нас главный лингвист.

Через несколько дней Голубчик встретился с Юрой в близлежащем садике. Это был уже довольно пожилой человек. Что-то знакомое мелькнуло в его облике, и Гриша подумал, что где-то уже встречал его раньше. Но где?

Они пожали друг другу руки.

— Я президент клуба русскоязычных инвалидов, — сказал главный лингвист. — Зовите меня просто Юра. — Я слышал, что у вас проблемы с внуком?

— Мы друг друга не понимаем, — объяснил Гриша. — Родители отдали его в англоязычный садик, и он теперь строчит по-английски как продавец на аукционе. Если я говорю ему что-нибудь по-английски, он бежит к моей жене и спрашивает: "Бабушка, что он сказал?". Если ему что-то нужно сказать мне, он опять бежит к ней: "Бабушка, скажи ему..." Ну, а если мы с ним одни, он просто молчит...

— Значит, он не говорит по-русски, — заключил президент клуба. — Большая ошибка, у ребёнка теперь сформирован англоязычный речевой аппарат, и ему будет трудно в дальнейшем говорить по-русски.

— А в чем отличие? — спросил Гриша.

— Большая разница. Ну, вот, например, мы все, кто вырос в России, привыкли держать язык за зубами. А американцы, то и дело, суют язык между зубами. Возможно, поэтому вы не можете нормально общаться.

— Я уже пробовал, просовывал, — сказал Гриша, — он всё равно меня не понимает.

— А какая у вас вообще обстановка в семье? Я имею в виду, в речевом плане? — заинтересовался его собеседник.

— Очень сложная, — вздохнул Гриша. — Жена без труда общается по-английски, а дочка вообще говорит на пяти языках. — Вы сказали, что вы президент клуба, что это за клуб и кого туда принимают?

— Мы принимаем всех, — у кого есть проблемы с английским языком, — объяснил президент. — Если вы англоязычный инвалид — милости просим. Разумеется, не все инвалиды одинаковы. Мы делим их на три группы. К первой относятся люди, которые вообще не знают ни одного слова по-английски. Если к ним обращается по-английски американец, они думают, что он инопланетянин. Вторая группа — это пожилые люди, которые приехали сюда слишком поздно, чтобы выучить язык. Но, тем не менее, они стараются, ходят на занятия, слушают англоязычное радио, смотрят телевизор. Ну, а третья группа, это люди, которые проработали здесь по 15-20 лет. Они думают, что они хорошо говорят по-английски, на самом деле это не так. Вот вы, например, инвалид 3-й группы.

— Я не инвалид, — возмутился Гриша. — Я, если хотите знать, неоднократно беседовал с президентом нашей компании, и он меня прекрасно понимал. Какую же цель вы ставите перед вашим клубом? Вы помогаете всем этим инвалидам овладеть английским языком? — предположил Голубчик.

— Не совсем так, — сказал президент. — Мы помогаем им быстро и без сожалений расстаться с английским языком. Зачем тратить время и деньги. Ведь уже сейчас, Гриша, вы не найдёте города в Америке, где бы ни говорили по-русски. Приходите к нам. Мы гарантируем прекрасные результаты. Просмотрев за год 5-6 русских многосерийных фильмов, вы на 50 процентов потеряете английский. А мы еще и поём по-русски.

— Нет, это мне не подходит, — сказал Гриша, — Я не собираюсь отказываться от английского.

— О'кей, — сказал по-английски президент клуба. — Он улыбнулся, и Гриша увидел на его передней челюсти выпиравший зуб.

Через полчаса Гриша забрал внука из детского сада, и они, как всегда молча, отправились по знакомой дороге домой.

— Послушай, Сенчик, — сказал Гриша, — ведь это неправда, что ты меня не понимаешь. Прекрасно понимаешь.

И вдруг Сенчик заговорил.

— Воспитательница в детском саду, — сообщил он, — не разрешает нам разговаривать с иностранцами.

— Ну, какой же я иностранец, — закричал Гриша, — я твой дедушка. И я американец. Я стал американцем 20 лет тому назад, когда тебя еще на свете не было.

— Но ты говоришь как иностранец, — сказал Сенчик. — Почему же ты за столько лет не выучил английский язык. Я же выучил, а мне только 5 лет.

— Мы же старые, — вздохнул Гриша, — нам трудно учить языки.

— Бабушка тоже старая, — возразил Сенчик. — А она не иностранка.

— Но ведь я совсем неплохо говорю по-английски, — сказал Гриша. — Возможно, с лёгким акцентом. Я, если хочешь знать, много раз разговаривал с президентом компании, и он меня прекрасно понимал.

— Может быть, ты поговоришь с нашей воспитательницей, миссис Эмерсон, но только она очень строгая, — предложил Сенчик.

— Я вашей миссис Эмерсон не боюсь, — сердито сказал Гриша. — Меня все прекрасно понимают. Я не инвалид третьей группы.

В этот момент они проходили мимо супермаркета. У дверей стояла уже порядком заезженная игрушечная лошадь, которая катала малышей за 25 центов вот уже пятый год.

— Может быть, ты хочешь прокатиться? — спросил Гриша в знак примирения.

— Конечно, хочу, — сказал внук.

Гриша пошарил в своих карманах и не нашел там 25 центовой монеты. Они подошли к киоску, в котором торговали всякой всячиной, и Гриша протянул продавцу доллар.

Cаn you give me a quarter?6 — спросил он.

Продавец был несколько озадачен. Но потом он налил в пластмассовый стаканчик воду и протянул его Голубчику вместе с долларом.

We don't take money for the water7, — cказал он.


    1 Так ходят женщины.

    2 Мальчик должен быть осторожен, чтобы не упасть с ящика.

    3 Пожалуйста, подойди к моему столу. Я хочу тебя.

    4 Ты мне нужна.

    5 Обязанность участвовать в судебном процессе в качестве присяжного заседателя.

    6 Не могли бы вы дать мне квотер (25 центовую монету)?

    7 Мы не берём деньги за воду.