Авигдор Либерман: Израиль может полагаться только на самого себя. Встреча в Нью-Йорке

Опубликовано: 16 июня 2010 г.
Рубрики:

В рамках 3-дневной поездки министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана по Северной Америке с целью разъяснения позиции израильского правительства по проблеме блокады Газы и попытки турецкой флотилии эту блокаду прорвать, 8 июня министр иностранных дел Израиля встретился с "лидерами американской русскоязычной общины", то есть с наиболее влиятельными представителями русскоязычной общественности Нью-Йорка.

Встреча проходила не в Представительстве Израиля при ООН и не в Генеральном консульстве Израиля в Нью-Йорке, а в небольшом зале манхэттенского отеля "Интерконтиненталь", где было приготовлено всего 30 стульев. По какому принципу шёл отбор приглашённых — не ясно, ибо, по мнению некоторых присутствовавших, министр иностранных дел был достоин более высокого уровня встречи. Но это не помешало Авигдору Либерману терпеливо и подробно отвечать на вопросы.

Сначала он сказал, что сейчас мир охвачен очередным шабашем антисемитизма. Упреки в том, что Израиль в очередной раз проиграл пропагандистскую войну, министр отверг, поскольку, что бы Израиль ни говорил, какие бы факты ни приводил, эти факты никого не интересуют, а правду никто не хочет слышать. Перефразируя Де Голля, он сказал: "У Израиля нет друзей. Есть интересы". Впрочем, как и у других государств. Объективная истина: с мусульманскими странами дружить выгоднее, чем с Израилем. У них 70 процентов добываемой нефти. В их странах 1 миллиард 300 жителей, а это огромный рынок сбыта. Отсюда интересы мирового сообщества, которые не в пользу Израиля. Такова реальная ситуация. Но надо искать способ, как даже эту ситуацию обернуть в свою пользу. Министр иностранных дел дал понять, что ведутся поиски такого способа.

После этого вступления собравшиеся стали задавать вопросы:

— Почему израильские солдаты зашли на суда турецкой флотилии в нейтральных водах, а не в прибрежных водах Израиля?

Ответ:

— В случае объявленного эмбарго на поставки оружия наши действия полностью соответствовали международному праву. Мы предварительно советовались с нашими юристами. К тому же, с точки зрения оперативной, куда легче было задержать суда в нейтральных водах, чем в наших, где навстречу могли поплыть разные рыбацкие лодки. Также учитывались такие факторы, как морская глубина, направление ветра и так далее. С точки зрения национальной безопасности тоже надо было действовать быстрее. Участники флотилии заранее сообщили, что намерены прорвать блокаду. Их планы вопросов не вызывали. Израильские корабли сопровождали их на протяжении 10 миль, предупреждая о необходимости выполнить установленные правила, изменить направление. Они категорически отказались. С точки зрения международного права Израиль действовал в правовой плоскости, но доказывать это тем, кто не хочет вас слушать, бесполезно.

— Каково будущее израильско-турецких отношений?

— Израиль не менял своего дружественного, партнёрского отношения к Турции, это Турция поменяла свое отношение к нам. В этой стране происходят очень серьезные внутренние сдвиги, главный из которых отказ от политики Кемаля Ататюрка и возвращение к ортодоксальному исламу. Министр иностранных дел Турции, он же идеолог исламистский партии, выпустил книгу, в которой содержится политическая программа нынешнего правительства: неооттоманизм, то есть, восстановление могущества Оттоманской империи путём возвращения в лоно исламского мира и завоевания там лидирующего положения. А для этого лучше всего и легче всего начать лаять на Израиль.

Я спросил у Авигдора Либермана, есть ли возможность улучшить отношения Израиля с администрацией Обамы?

— Сегодняшние изменения связаны, безусловно, с новой внешнеполитической концепцией Белого Дома. Израиль своей концепции не менял. Белый Дом взял курс совершенно новый, и сегодня ещё рано судить, каковы будут результаты, невозможно на протяжении одного года или двух лет уже сделать выводы. Безусловно, на фоне всего предыдущего это как бы видится резко контрастным. Тем не менее, отношения между двумя государствами очень прочные. Вы знаете, нет никакого охлаждения. Тут есть некое заблуждение. Американцы выработали для себя новую внешнеполитическую концепцию. Как любое другое нормальное государство, США действуют прежде всего в соответствии с собственными интересами. И было бы наивно ожидать, что они будут действовать иначе. Поэтому нам не нужно тут дёргаться. Нет никакого охлаждения. Есть другой подход, есть какие-то разночтения, как всегда между даже самыми близкими друзьями тут есть разногласия. Но, в общем-то, по большому счёту альтернативы нет. США были и остаются самым надёжным союзником. И, я думаю, для США ясно, что на всём Ближнем Востоке, при всех играх и любви с Саудовской Аравией и с остальными, у США нет в этом важнейшем геополитическом регионе никакого более надёжного союзника, чем Израиль. И самое главное, в отличие от всех других стран, между США и Израилем есть общий базис человеческих ценностей. Мы верим в те же самые идеалы. В то, что называется добром и злом. Поэтому мы не можем тут паниковать. Это не первый раз. Были кризисы в отношениях и во времена Рейгана, и после Ливана, и во времена Шамира, Бейкера или Буша-старшего. Были напряжённости, были обострения, были разночтения. Все остальные стратегические вопросы мы видим одинаково, включая Иран, Северную Корею, проблемы Африки, проблемы Южной Америки...

Следующим был вопрос:

— Как вы оценили встречи президента России Медведева в Дамаске с лидером террористов Хамаса Халедом Машалем?

Ответ:

— Это было для нас крайне неприятно. И не понятно, почему человек в ранге президента России встречается с хамасовцем. Но это дело россиян, а не наше. Израиль, в отличие от многих других стран, всегда был последователен в отношении к террористам. Нельзя одних террористов называть боевиками, а других — бойцами освободительного движения. В целом, российско-израильские отношения развиваются позитивно. Недавно в Израиле удачно прошла конференция русскоязычной прессы. Отчасти, как результат, российские средства массовой информации, в отличие от западных, воздержались от резкой критики Израиля после инцидента с флотилией. Российское телевидение, в частности ОРТ и РЕН-ТВ, освещали событие более объективно, чем западное телевидение.

— Учтены ли уроки "флотилии", и как Израиль намерен себя вести дальше?

— Я более чем уверен, что мы избрали единственно верный выход из кризисного положения. Если ты не хочешь, чтобы тебя били, ты должен быть сильным. Словесные аргументы не помогают. Мир больше считается с Китаем, потому что он стал сильным. И с Бразилией, которая экономически окрепла. Как говорится, "Деньги есть? — Иван Петрович. Денег нет? Ты — Ванька-сволочь". Международное сообщество очень цинично. Если Израиль выглядит более слабым, тут же стая хищников на него нападает. Поэтому мы обязаны быть сильной страной и в военном, и в экономическом отношении.

Авигдор Либерман рассказал, что турецкая организация, снарядившая флотилию, связана с Аль-Каидой, помогает чеченским боевикам. На одном из судов находились десятки боевиков из разных стран — из Сирии, Судана и других. На судне были найдены крупные суммы денег, которые не успели раздать наемникам. Было найдено видео: боевики сами заранее снимали себя, как это принято у джихадистов. Там показано, как они тренируются, как они разбиты на группы, как явно готовятся к кровопролитию. Политика умиротворения с такими людьми бесполезна, как она была бесполезна по отношению к гитлеровской Германии в 30-х годах, как бесполезна сейчас по отношению к Талибану.

На вопрос, думает ли Израиль теперь, после ухудшения отношений с Турцией, признать геноцид армян, министр ответил:

— У нас сейчас хватает своих проблем и своих забот. Открывать еще один фронт не в наших интересах.

— Каковы отношения Израиля со странами СНГ?

— С Украиной и Молдовой очень хорошие. Мы сейчас думаем отменить визовый режим с Украиной. С Таджикистаном отношения не очень, поскольку он в орбите Ирана. Улучшаются с Белоруссией и с Казахстаном. С Киргизией пока не ясно. С Прибалтикой хорошие. И с Азербайджаном. Сейчас мы ведём переговоры с Украиной об отмене визового режима. Опыт отмены виз с Россией показал себя очень хорошо. До отмены к нам ежегодно приезжали 186 тысяч туристов из России, а после отмены виз количество возросло до 440 тысяч, то есть более чем вдвое. Для Израиля это очень существенно. Каждые 100 тысяч туристов это 4 тысячи рабочих мест для израильтян, и 200 миллионов долларов в казну государства, потому что, в среднем, российский турист оставляет 2 тысячи долларов — на рестораны, такси, покупки. По прогнозам на 2010-й год, думаю, будет более 600 тысяч российских туристов. Надеемся, с Украиной будет то же самое.

— Если Белый Дом решит заморозить военную помощь Израилю, какова может быть альтернатива?

— У нас нет охлаждения отношений с Америкой. Есть разногласия, какие бывают между друзьями... Но у нас общие интересы и общие опасения, связанные с Северной Кореей, с Ираном... Иран — угроза не только, и даже не столько Израилю, сколько странам Персидского залива. Саддам Хусейн, как сейчас Ахмадинеджад, тоже клеймил Израиль, а напал на Кувейт. Ирану риторика против Израиля служит прикрытием, а на самом деле, ему нужен контроль над нефтяными путями через Армузский пролив. В вопросе с Ираном Израиль должен быть лишь в качестве предупредительного сигнального гудка. Израиль не должен бежать впереди паровоза и делать работу за других...

...Судя по ответам министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана, правительство Нетанияху не намерено поддаваться давлению со стороны мусульманского мира, Европы, ООН и Белого Дома в ущерб своим национальным интересам.

— В плане безопасности мы полагаемся только на самих себя, — сказал министр.

Поездка Либермана не носила официального характера, поэтому встречи с президентом Обамой и его ближайшими помощниками не были запланированы. Официальная цель поездки — консультации с израильскими дипломатами и встречи с еврейскими общинами США и Канады.


Американские политические обозреватели признают трудности, которые испытывает президент США, желая с одной стороны доказать свою объективность, заняв более нейтральную позицию в палестино-израильском конфликте, а с другой, избежать обвинений внутри США в отказе от политики поддержки Израиля на таких международных форумах, как ООН. Некоторые американские аналитики согласны с утверждением Авигдора Либермана, что разногласия между США и Израилем сильно преувеличены.