Взрыв на платформе Deepwater Horizon: авария или диверсия

Опубликовано: 1 июня 2010 г.
Рубрики:

Дилетантская попытка теракта, совершенная 1мая на Таймс-сквер в Нью-Йорке, привлекла внимание мировых СМИ. Думается, не вполне заслуженное. Потому что газовые баллоны и канистры с бензином при взрыве даже в таком людном месте эффект произведут скорее демонстративный, психологический. Урон же материальный, тем более — экономический и политический, да еще не кратковременный, а рассчитанный на влияние в долговременной перспективе, может принести только продуманная, тщательно подготовленная и профессионально проведенная диверсия. Объект для такой диверсии подыскивается специалистами, проводится всесторонняя разведка и оценка возможностей успеха или провала. А главное — оцениваются разноплановые последствия атаки. В идеале — эти последствия должны носить глобальный характер.

Именно такой характер имеет произошедший 20 апреля в 10 часов вечера по местному времени взрыв и возникший вслед за ним пожар, уничтоживший крупнейшую плавучую нефтяную платформу Deepwater Horizon компании "Бритиш Петролиум" в Мексиканском заливе. Энергетический гигант вел разведочное бурение в 40 милях от побережья Луизианы.

У побережья южных штатов США разыгралась невиданная доселе экологическая катастрофа, остановить которую люди пока не в силах. Эксперты-экологи заявили, что разливающаяся из скважины нефть способна убить все живое на огромной площади. Но даже безотносительно к экологии, людским потерям, к финансовым расходам "Бритиш Петролеум", напрашивается еще один вывод: уничтожение платформы Deepwater Horizon является мощным ударом по экономической, социальной и политической стабильности Соединенных Штатов. Сегодня все чаще звучат мнения, что такой катастрофы США не переживали еще никогда. Между тем, в качестве официально озвученной причины катастрофы называют технологические ошибки, сбой автоматики или недоработку обслуживающего персонала.

В этой связи возникает вопрос: есть ли на планете государства и организации, для которых этот удар по Соединенным Штатам Америки желателен и выгоден с позиций политических, экономических и военно-стратегических? Безусловно, есть. В первую очередь, это Иран, Северная Корея, Венесуэла, Куба, исламские террористические организации "Аль-Каида", "Талибан", "Хезболла" и их боевые ячейки в Латинской Америке.

Но если признать их неизбывную заинтересованность в ослаблении Соединенных Штатов и готовность способствовать этому — на очереди другой вопрос: существуют ли способы атаковать и уничтожить объект типа Deepwater Horizon и обладают ли перечисленные враги США силами и средствами для такой атаки? Для лиц, осведомленным в современном состоянии сил специального назначения, ответ на этот вопрос вполне очевиден.

Диверсии против морских и океанских объектов проводились еще в ходе Второй мировой войны. Подводные диверсионные силы и средства нашли широкое использование в локальных войнах и военных конфликтах послевоенного периода. Так, во время войны в Корее около 100 американских боевых пловцов были заняты в Инчхонской десантной операции (сентябрь 1950 года). Их подразделения находили применение с первых дней войны во Вьетнаме (1965-1975 гг.) для разведки подходов к портам и местам высадки войск, а также для поиска мин в районах якорных стоянок американских кораблей. Подводные диверсанты ВМС Израиля были задействованы в арабо-израильских войнах 1967 и 1973 годов. В период операции по захвату англичанами Фолклендских островов (1982 г.) перед десантированием их основных сил неоднократно проводилась высадка (в том числе с атомной подводной лодки) боевых пловцов.

Советский Союз интенсивно готовил морских диверсантов, разрабатывал новейшие образцы техники и вооружения для подводной тайной войны. Сегодня уже не секрет, что Морское бюро машиностроения "Малахит" в Ленинграде конструировало сверхмалые подводные лодки. В 1988 году СМПЛ "Пиранья" успешно прошла испытания на Балтике и была передана ВМФ. Немного позднее к "Пираньям" присоединились более совершенные "Тритоны", также предназначенные для разведывательно-диверсионной деятельности.

"Пираньи" почти бесшумны, маневренны, просты в управлении. Они имеют глубину погружения до 200 м, дальность плавания до 1000 миль, экипаж — 4 человека, плюс 6 диверсантов в легководолазном снаряжении. "Пираньи" имеют приличную скорость, запас торпед и мин, подлодки способны находиться в автономном плавании 10 суток — вполне достаточно для выполнения любого задания. Аппараты замкнутого регенеративного типа (ИДА) позволяют морским спецназовцам работать на глубинах до 50 м на протяжении 4-8 часов.

В период 1984-90 годов югославская верфь "Бродоспли-Т" построила 6 лодок типа "M-100D". Эти подлодки способны перевозить 6 боевых пловцов и 4 двухместных транспортера типа R-2M "Мала", 6 больших диверсионных мин (масса 250 кг), 12 малых диверсионных мин. Одна из этих подлодок входила в состав ВМФ Хорватии, 5 оставались в Югославии. Но после ее распада эти 5 подлодок были проданы. По данным мексиканских разведслужб их приобрели наркобароны Латинской Америки.

Более того, полиция Колумбии неоднократно находила подводные лодки в стадии строительства. Крупнейшая из подобных находок представляла собой 30-метровую подводную лодку, способную взять на борт 150-200 тонн кокаина. По сведениям из различных источников, в сооружении миниподлодок для наркотрафика активное участие принимают иностранные специалисты из технически развитых стран (Италии, Швеции, России, Нидерландов и др.). ВМС США, Мексики, Колумбии и других стран регулярно проводят операции по их задержанию.

Советские подводные диверсанты и обученные ими местные боевые пловцы действовали в период с 1967-го по 1991-й год в Анголе, Эфиопии, Мозамбике, Вьетнаме, Корее, Египте, Кубе, Никарагуа и в других странах. К примеру, действиями советских боевых пловцов на Кубе и в Никарагуа в 1984 году руководил командир подводных диверсантов Черноморского Флота капитан 1-го ранга Юрий Иванович Пляченко. Впоследствии он рассказывал, что все военное снаряжение: подводные транспортировщики "Протей", дыхательные аппараты ИДА, боевые акваланги АВМ, а также вооружение диверсантов, в том числе, сосредоточенные и кумулятивные заряды, было оставлено в Никарагуа и на Кубе.

Таким образом, специальные подразделения подводных диверсантов и их техника имеются сегодня в целом ряде государств, в том числе в тех, которые принято считать государствами-"изгоями", а также в самых мощных исламских террористических организациях. К примеру, по данным израильской военной разведки, подводные пловцы ХАМАСа, используя советскую и российскую технику, систематически принимают контейнеры с вооружением, которые затапливают иранские и сирийские корабли у побережья Газы и доставляют их на берег.

Тактика действий подразделений боевых пловцов отработана давно, проверена на практике в самых различных ситуациях. В общем виде, при проведении диверсий против кораблей, гидротехнических сооружений и других объектов, расположенных в речной, озерной или морской акватории, основой успеха являются скрытность действий и внезапность. Скрытность обеспечивают сверхмалые подлодки, доставку к цели — подводные транспортировщики. Считается, что наиболее эффективно применять их в группах (от двух до десяти человек) для выполнения одного задания в плохую видимость и по возможности ночью. Для подрыва кораблей и других объектов используются специальные диверсионные мины и заряды. Они крепятся к объектам диверсии магнитами, резиновыми присосками, а большие мины (до 230 кг) и заряды (до 375 кг) — специальными струбцинами. Режим замедления взрыва устанавливается часовыми и химическими детонаторами и контролируется сахарными предохранителями.

Учитывая географическое расположение платформы Deepwater Horizon, вероятный сценарий диверсионной операции против нее мог быть таким. Вечером 20 апреля сверхмалая подлодка приблизилась к платформе на расстояние нескольких миль. Не всплывая на поверхность, она высадила группу диверсантов, которые на подводных транспортировщиках направились к платформе. Подплыв под ее основание, они прикрепили заряды к несущим конструкциям и — главное! — к основной буровой скважине. Включив механизмы замедления (часовой или химический детонатор), диверсанты возвратились к подлодке, которая уже подвсплыла на перископную глубину и посылала ультразвуковые сигналы на сонарные приемники диверсантов. Когда же группа собралась, миниподлодка всплыла, приняла их на борт, а затем в подводном положении направилась на базу. Такой базой мог служить и торговый корабль под любым флагом. Взрыв на платформе произошел когда миниподлодка была уже на весьма приличном расстоянии. И — как говорится — концы в воду...

Думается, не все знают о немецких нацистских организациях, которые созданы бежавшими из Германии гитлеровцами в Латинской Америке. Сегодня в Бразилии, Аргентине и других странах Южной Америки действуют всевозможные легальные, нелегальные и полулегальные немецкие "общества", "союзы" и "команды". Прямыми наследниками штурмовых отрядов Гитлера являются небезызвестная "Такуара" в Аргентине, ККК ("Команда охотников за коммунистами") в Парагвае, МАК ("Антикоммунистическое движение") в Уругвае, ФУР ("Объединенный революционный фронт") в Бразилии и др. И если вспомнить, что взрыв на нефтяной платформе произошел 20 апреля, то есть в день рождения Гитлера, то он вполне мог быть своеобразным "салютом в его честь". А миниподлодки и спецтехнику подводные диверсанты могли приобрести у наркобаронов той же Мексики, ведущих сегодня войну не на жизнь, а на смерть с президентом этой страны, которому помогают Соединенные Штаты...

Прошло немногим более трех недель, и взрыв поразил венесуэльскую плавучую платформу "Абан Перл", которая вела разведывательное бурение на блоке "Дракон" в рамках проекта по разработке газовых месторождений на востоке венесуэльского шельфа Карибского моря. В результате она затонула. По данным экспертов плавучая платформа данного типа потерпела бедствие впервые в истории. Быть может, диверсанты поработали и здесь?

В заключение считаю необходимым оговориться: все вышеизложенное пока не подтверждено материальными уликами или свидетельскими показаниями. Поскольку такого рода улики обнаружены могут быть лишь на затонувших конструкциях платформы. А они лежат на глубине более полутора километров и добраться до них следователям не так уж просто.