Махинации с Медикейдом

Опубликовано: 1 мая 2010 г.
Рубрики:

Генеральный прокурор штата Нью-Йорк объявил, что за 2009-й год служба по борьбе с обманом Медикейда (Medicaid Fraud Control Unit) добилась осуждения 148 преступников и вернула из украденных у Медикейда денег 283 миллиона долларов. Арестованы и осуждены владельцы медицинских курсов, продававшие сертификаты о получении профессии, врачи, продававшие рецепты на лекарства, сотрудники больниц и домов для престарелых, дантисты, двое из которых украли у медикейда более 15 миллионов долларов. В этом году обвинения предъявлены трём русскоязычным специалистам по заболеваниям ног. По обвинению в обмане Медикера были арестованы Вадим Некритин, Жанна Гликман и Игорь Лошаков, которые принимали пациентов в бруклинских клиниках на Авеню U, на Грейвесенд Нек Роуд и на Мермейд Авеню. Все трое — лицензированные врачи, представлявшие счета Медикеру за лечебные процедуры, которые на самом деле не проводились. Расследование вела бруклинская служба по борьбе с обманом Медикера. Арестованные не считаются виновными, пока суд не признал их таковыми. Если вина будет доказана, их ожидает до 10 лет тюрьмы.

Ревизор штата Нью-Йорк Том ДиНаполи так прокомментировал рост преступности в медицине:

— Злоупотребления, мошенничество и растрата фондов Медикейда и Мэдикера очевидны. Я как финансовый ревизор штата Нью-Йорк, работаю вместе с прокуратурой и местными общинами, пытаясь остановить рост преступности внутри системы государственного медицинского страхования пожилых и малоимущих. Проблемой занимается Генеральный прокурор штата и специальная служба по борьбе с коррупцией в системе Медикейд. Должен сказать, что одни медицинские работники и пациенты сознательно нарушают законы, другие делают это по незнанию или непониманию законов. Но и сама система Медикейда и Медикера требует улучшений.

Ирина Юрьева, менеджер бруклинского лечебно-оздоровительного центра Aqua Health, обратилась к своим коллегам:

— Очень стыдно, что многие организации медицинского обслуживания платят за лечение своим пациентам. Мы этим создаём себе плохое имя: "русские — значит обманщики". В какой бы бизнес ни зашли, мы обманываем. А пациенты рискуют потерей Медикейда и Медикера.

Заместитель Генерального инспектора Медикейда штата Нью-Йорк Майкл Литтл принял меня в манхэттенском офисе Бюро расследований и правоохраны.

— Есть ли возможность победить или хотя бы уменьшить мошенничество с Медикейдом?

— Прежде всего, должен сказать, что подавляющее большинство врачей, лечащих больных по программе Медикейд, люди честные. Точно так же, как и обладатели Медикейда. Но, к сожалению, есть и такие, кто нарушает правила ради финансовой выгоды, кто, прямо говоря, ворует деньги у Медикейда. А есть и профессиональные преступники, пробравшиеся в медицинский бизнес именно для того, чтобы воровать. Среди обладателей Медикейда и получающих лечение по этой программе тоже есть люди, идущие на обман. Штату Нью-Йорк Медикейд обходится в 50 миллиардов долларов в год. По этой программе лечат и обслуживают больных 60 тысяч медицинских работников. А пользуются Медикейдом 4,6 миллиона человек. Теперь вам, наверно, понятнее масштабы работы нашей Службы по расследованию мошенничества с Медикейдом. В Олбани, столице штата Нью-Йорк, работает группа, которая собирает, классифицирует и анализирует информацию в поисках нарушений. Как только возникает подозрение, информация передаётся в отдел расследования. Но успех нашей работы во многом зависит от самих получателей Медикейда, которые сообщают нам о нарушениях. Они, пользующиеся услугами медицинских офисов, аптек, амбулетов — наши глаза и уши. Они помогают нам разоблачать мошенников. Природа подобного мошенничества такова, что её трудно выявить, особенно в закрытых этнических общинах. Некоторые думают, что получают по Медикейду бесплатное медицинское обслуживание. Бесплатное для одних, но кто-то за это платит. И этот кто-то — сын или дочь, муж или жена обладателя Медикейда, потому что они платят налоги.

— Как известно, ни тюремное заключение, ни даже смертная казнь не могут победить преступность. Почему и ваши меры не останавливают мошенников?

— Люди обманывают Медикейд ради наживы. Когда одного грабителя спросили, почему он грабит банки, грабитель ответил: "Потому что там деньги". На программу Медикейд выделяются огромные средства. За наиболее крупные хищения следует тюремное заключение. Но вы правы, ни угроза тюрьмы, ни денежные штрафы не останавливают мошенников. Наша служба работает вместе с Генеральным прокурором штата, с ФБР, с детективами не только над тем, чтобы отправить нарушителей в тюрьму, но и над тем, чтобы вернуть украденные деньги с процентами. Иногда в соответствии с законом удаётся получить у нарушителя в три раза больше, чем он украл. К этому методу мы прибегаем всё чаще, делая кражу денег у Медикейда слишком дорогой.

— Какое наказание ожидает пациентов, которые принимают от врачей взятки за визит и дают свой Медикейд и Медикер, чтобы врач потом получил деньги за проведённые и не проведённые процедуры?

— Получение взятки наказуемо, как и дача взятки. Пациент, который берёт деньги или подарки от медицинского работника, несёт за это ответственность, как и тот, кто даёт деньги или подарки. Мы расследуем действия как тех, так и других. Если результаты расследования показывают наличие преступных действий, мы передаём дело окружному прокурору или генеральному прокурору штата для уголовного преследования. Пациентов наказывают за получение денег, за продажу номера или карточки Медикейда. В наказание мы можем ограничить пользование Медикейдом. Если человек получил Медикейд не обманным путём, а на законных основаниях, его не лишают этой страховки совсем, но довольно часто разрешают пользоваться услугами только одного врача и только одной аптеки. Пациент может пойти и к другому врачу и в другую аптеку, но Медикейд за это платить не будет. Пациент должен будет платить сам.

— А какое наказание за обман Медикейда ждёт врача, дантиста и других, предоставляющих медицинские услуги?

— Совет по медицинским лицензиям и другие организации, с которыми мы тесно сотрудничаем, очень сурово наказывают тех, чья вина доказана. Наша служба исключает медицинского работника из программы Медикейд. Это означает, что врач не может принимать пациентов по Медикейду, не может предоставлять услуги по Медикейду, не может выписывать лекарства с оплатой по Медикейду. Если врач или медсестра исключены из программы, они не могут работать в больницах, где медикейдные больные составляют большинство. Уличённый в мошенничестве фармацевт не может работать в аптеке, где отпускают лекарства по Медикейду. К тому же информация о плохой репутации такого медработника открыта — она попадает в Интернет, в справочники и т.д. А если медработника исключили из Медикейда или Медикера не только на уровне штата, но и на федеральном уровне, то такое наказание будет преследовать врача во всех штатах, по всей стране. Это, конечно, не тюремное заключение, но работать в медицине с таким клеймом очень трудно.

— Как получается, что иной раз пресса многократно пишет о мошеннических действиях медицинского работника, а ваша служба ничего не предпринимает?

— Это только кажется, что мы ничего не предпринимаем. Расследование мошенничества с Медикейдом и Медикером проводится, как правило, без лишнего шума, тайно, потому что надо собрать как можно больше улик для обвинения, обнаружить сообщников, выйти на главного в преступной группе. Всё это возможно лишь тогда, когда сами преступники не догадываются, что за ними следят. Мы часто посылаем своих тайных агентов под видом пациентов или представителей других медицинских офисов для сбора улик. По разрешению суда агенты незаметно записывают разговоры на магнитофон. Когда речь идёт о финансовых преступлениях, в том числе о мошенничестве с Медикейдом, улики можно найти в документации, хранящейся в компьютерных файлах или в бумажных папках. Мы получаем разрешение на обыск и часто проводим его тайно от владельцев и сотрудников медицинского офиса, чтобы они не успели уничтожить улики, спрятать их или на время прекратить преступную практику. Мы объявляем о своих подозрениях только тогда, когда собрано достаточно улик и можно предъявить обвинения.

— Как вы оцениваете тот факт, что среди признанных виновными или обвиняемых в обмане Медикейда и Медикера довольно много русскоязычных медицинских работников? В частности, из недавно обвинённой четвёрки трое — эмигранты из бывшего Советского Союза? В чём вы видите причину этого?

— Действительно, в последнее время было проведено несколько арестов. Из четверых арестованных трое оказались "русскими". Но их дело ещё только рассматривается, поэтому я не могу его обсуждать. Могу лишь сказать, что русскоязычная община ничем не лучше и не хуже других, у неё нет иммунитета от мошенников, обкрадывающих государственные медицинские программы Медикейд и Медикер. Наша служба не концентрируется только на "русских". Мы работаем по всему Нью-Йорку, в разных этнических группах. У преступности нет национальности.

В конце беседы Майкл Литтл обратился непосредственно к русскоязычной общине:

— Не позволяйте использовать вас за деньги, предлагаемые в обмен за медицинские услуги, казалось бы бесплатные, но за которые платят налогоплательщики, то есть вы сами, ваши родные и близкие. К тому же вы вольно или невольно становитесь соучастником преступления. Ни в коем случае не продавайте и не давайте номер Медикейда никому, кроме того медицинского работника, к которому вы обратились за помощью. Храните свою карточку Медикейда и Медикера как деньги, ибо это и есть деньги. Не соглашайтесь на бесплатные услуги, ибо бесплатным может быть только сыр в мышеловке. Возьмём, к примеру, медицинский транспорт. Мы знаем, что довольно часто в русскоязычной общине обладателям Медикейда предлагают бесплатный медицинский транспорт. Это вполне законно, если в таких услугах есть необходимость, например, у инвалидов в коляске. Но нередко вполне здоровые обладатели Медикейда едут на амбулете не только к врачу или от врача, но за покупками в магазин. А Медикейд платит амбулетной компании за одну поездку каждого человека 75 долларов. Кстати, более здоровые обладатели Медикейда могут пользоваться кар-сервисом, за который Медикейд платит 15-16 долларов, а не 75. В городе Нью-Йорк на амбулетный транспорт у Медикеда уходит ежегодно 230 миллионов долларов. И, наконец, просьба ко всем вам: если вы оказались свидетелем медицинских махинаций, если действия медицинского работника показались вам подозрительными, позвоните в службу по борьбе с обманом Медикейда и Медикера своего города или штата.

Номера телефонов нью-йоркской службы 212-417-4633 или 212-417-4294. Можно также переслать жалобу по интернетному адресу: www.omig.state.ny.us