Московские посиделки 2010

Опубликовано: 1 мая 2010 г.
Рубрики:

Окончание. Начало в N8 [159].

По случайному совпадению я оказалась в Москве именно тогда, когда ставшая для меня родной библиотека-читальня имени Тургенева праздновала свой 125-летний юбилей.

Тургеневка, родившаяся по решению Московской городской Думы при денежной поддержке Варвары Алексеевны Морозовой в феврале 1885 года и ставшая флагманом в деле создания сети московских библиотек, Тургеневка, чей варварский снос я своими глазами наблюдала в 1972 году, оказалась неуничтожима как русский ванька-встанька или греческая птица феникс. Возродившись в конце 90-х — начале 2000-х в двух старинных прекрасно отреставрированных особняках по Бобровому переулку, в свои 125 она совсем не походила на столетнюю старушку — была оживлена и нарядна, принимала гостей и поздравления.

Но праздник праздником, а у директора библиотеки-читальни Татьяны Евгеньевны Коробкиной как всегда был запредельно интенсивный график и голова болела от проблем. Наша беседа проходила в уютном библиотечном кафе Exlibris, куда Т.Е. увлекла меня и моего мужа в стремлении, как кажется, не только скрыться от бесконечных звонков, неотложных бумаг и нависающих дел, но и с тем, чтобы продемонстрировать нам "образцовое", не уступающее западным кафе — с тихой музыкой, предупредительным обслуживанием и большим выбором экзотических чаев.

Год Франция-Россия 2010

— Татьяна Евгеньевна, этот год объявлен годом Франции в России и России во Франции. Иван Сергеевич Тургенев, чьим именем названа ваша библиотека-читальня, значительную часть жизни прожил во Франции, имел там загородный дом, в друзьях числил великих французских писателей... Наверное, этот год должен стать для увековечения памяти Ивана Сергеевича какой-то особенной вехой, не так ли?

— Действительно, сейчас самое время сделать что-то значимое для И.С. во Франции. Для этого нужно четкое понимание, что именно следует сделать. Я сейчас говорю о Музее Тургенева в Буживале, под Парижем, — он нуждается в помощи. Сейчас у него нет никакого правового статуса: несколько лет назад действие договора аренды закончилось и он не был продлен местными властями. Директор Музея Александр Яковлевич Звигильский хотел бы продлить аренду дачи Тургенева на 25 лет. Но в настоящее время вся территория бывшего тургеневского поместья "Ясени" сдана в аренду на 25 лет американской компании Holliday Inn. "Ясени" состоят из двух частей: на холме дача Тургенева, внизу — вилла Полины Виардо. Американцы хотели бы построить гостиницу у подножья виллы Виардо. Поначалу им было в этом отказано — статус территории не позволял. Однако затем местные власти — мэрия города Буживаля — добились изменения этого статуса. Строительство гостиницы сулит пополнение местной казне. В ответ Ассоциация друзей Ивана Тургенева, Полины Виардо и Марии Малибран1 подала в суд на мэрию Буживаля, обвинив ее в осквернении природы и превращении виллы Виардо, памятника истории и культуры, в место деловых встреч постояльцев гостиницы Holliday Inn. Заседание суда состоится в ближайшие дни... Музей жив благодаря невероятной активности А.Я.Звигильского, постоянно напоминающего французским и российским властям, общественности обеих стран о существовании этого очага русско-французской культуры. Ассоциация друзей Ивана Тургенева, Полины Виардо и Марии Малибран, создавшая этот музей и содержащая его на свои скромные средства, без договора платит за аренду.

— На что существует Музей?

— Есть входная плата, членские взносы, средства от продажи открыток и буклетов, сборников научных материалов по тургеневедению "Кайе" ("Тетрадей") и книг, которые издает Ассоциация. Сейчас Ассоциация объявляет подписку на два свои издания по 15 евро каждое, таким образом она надеется собрать средства на публикацию. Есть еще пенсия Александра Яковлевича... Многие из русской эмиграции, те, что раньше музею помогали, в том числе финансово, уже ушли из жизни. Например, знаменитый писатель Анри Труайя, он же Лев Тарасов, член Французской академии и лауреат многочисленных литературных премий. Новые поколения эмигрантов из России уже языка не знают, таких русских патриотов, какие были в первой и второй волнах эмиграции, похоже, сейчас уже нет. У нас несколько лет назад была в гостях Анн Вяземски, некогда довольно известная французская киноактриса, из рода князей Вяземских. Русского не знает, отец ей в детстве сказал: "Ты будешь француженкой. Забудь, что ты русская". Она не говорит по-русски и мало что знает про Россию.

— Это бывает, но в Америке я наблюдаю другую тенденцию: сегодняшние эмигранты и их потомки хотят сохранить свою культуру, традиции, язык. И страна это не только позволяет, но даже приветствует... Я не совсем поняла: Франция ничего не хочет делать для Музея в Буживале?

— Там сложность в том, что земля и здания в поместье "Ясени" находятся в собственности местного самоуправления. Когда-то наследниками Виардо они были проданы местным властям. У нас государство может повлиять на все что угодно, там — нет. Или французское государство просто не проявляет достаточного интереса к русско-французскому достоянию. Если бы придать поместью или хотя бы даче Тургенева статус национального культурного наследия и преобразовать музей Тургенева из общественного в государственный, вопрос решился бы сам собой. Но во Франции многие мемориальные музеи известных деятелей культуры и по сей день не получают поддержки со стороны государства. Это при том, что французы так гордятся своей великой культурой...

— А российские власти? Меценаты, в конце концов?

— Первым туда ездил Никита Михалков. Хотел купить поместье для Российского Культурного фонда. Не удалось. Правительство Москвы также выдвигало свой проект спасения музея. Однако эта попытка совпала с появлением Holliday Inn — и тоже ничего не получилось. К сожалению, российский благотворительный фонд "Русский мир", казалось бы, призванный поддерживать русскую культуру за рубежом, музею Тургенева в финансовой поддержке отказал.

— Когда?

— В начале этого года.

— Года России во Франции и Франции в России. Парадокс. В чем причина всех этих неудач, как вы думаете?

— Судьба Ивана Сергеевича. Разве вы не видите? У него и при жизни все было непросто.

Киров или Тургенев?

— Ирина, вы видели: на станции метро "Тургеневская" стоит бюст Кирова?

— Нет, не обратила внимания. Почему Кирова?

— Раньше этот бюст стоял на станции "Кировская". В 1990-е годы станцию переименовали в "Чистые пруды", а бюст Кирова убрали — по понятным причинам. А дальше года два назад открывают переход со станции "Тургеневская" на новую станцию "Сретенский бульвар" и там водружают какой-то постамент, покрытый холстиной. И вот в течение нескольких месяцев мы наблюдаем, как там — по ночам, когда метро закрыто, — идут какие-то подготовительные работы и холстина по утрам то ниже, то выше.

— Киров?

— Ну да, они его там поставили. Мы подняли волну. Клуб друзей Тургенева и сотрудники библиотеки написали письмо в метрополитен: уберите Кирова туда, где он стоял, а здесь поставьте Тургенева. И даже предложили сделать бронзовую отливку с авторского гипса известного скульптора В.Н.Домогацкого, хранящегося в нашей библиотеке. Журналистке из еженедельника "Аргументы недели" чиновник метрополитена раздраженно сказал, что-де они сохраняют культурное наследие, работу советского скульптора Манизера.

— Постойте, зачем вообще ставить бюст Кирова? Одного из сталинского окружения, из того самого, по слову Мандельштама, "сброда тонкошеих вождей..."

— Ну близок им Сергей Миронович! Только почему его бюст должен стоять на станции метро "Тургеневская"? К слову сказать, на другой станции московского метрополитена — "Курская" — при реставрации купола вестибюля недавно восстановили позолоченную цитату из Сталина. Короче, департамент транспорта и связи Правительства Москвы, в ведении которого находится метрополитен, написал в ответном письме, что идея установки бюста Тургенева в метрополитене одобрена, но затраты на проектные работы и изготовление памятника должен взять на себя... Клуб друзей Тургенева (для справки: большая часть его членов — пенсионеры).

— Приехали.

— Идем дальше. К этой истории подключается координационный совет Центрального административного округа "Историческая память". Это проект партии "Единая Россия". Меня делегировали в состав Совета, несколько раз мы собирались, я принимала все за чистую монету. Впрочем, не я одна: многие члены Совета искренне верили, что помогут сохранению культурного наследия своего города. Наше предложение установить бюст Тургенева радостно поддержали, разместили на сайте Совета три наших проекта, но прошла весна, наступило лето, за ним пришла осень. Ничего не было сделано — ни-че-го. И Совет больше ни разу не собирался. Поставили галочку — и привет.

— Почему только галочку? Они, возможно, даже какие-нибудь деньги под это "освоили".

— Про это мне ничего не известно. Вы видите, Киров дважды встал на пути у Ивана Сергеевича. Первый раз, когда прокладывали Новокировский проспект: тогда в 1972 году снесли историческое здание Тургеневской читальни, открытой в память писателя. Второй раз — сейчас. Просто мистика какая-то!

— Не будем опускать рук. Мы еще повоюем, как говаривал один из старших соратников Кирова, чьи памятники стояли по всей стране.

Руфь Борисовна Вальбе (с рисунком Фалька в руках). Фото автора

В гостях у Вальбе

К Руфи Борисовне Вальбе я ехала в первый раз. Интервью с нею, вызвавшее такой повсеместный и жгучий интерес, ибо касалось оно и ее собственной необычной судьбы, и судьбы близкой ей семьи Эфронов-Цветаевой, я проводила из Бостона — по телефону2. А тут ехала — познакомиться. Жила Руфь Борисовна в доме, своим обликом сразу напомнившем о позднем сталинском ампире, на одной из редкой красоты Московских набережных. Виды были такие, что непременно хотелось запечатлеть их на пленке. Сама Руфь Борисовна на удивление совпала с тем образом, который я создала себе на основе ее телефонных рассказов о прошлом и настоящем. Сильная, волевая, несмотря на возраст и болезни, женщина, не прощающая ни предательства, ни обмана. Для тех читателей, что прочитали интервью с нею в номерах "Чайки", скажу, что она продолжает процесс против бывшего сотрудника издательства, укравшего у нее книгу и напечатавшего ее под фальшивыми именами. Поскольку Руфь Борисовна считалась "нареченной дочерью" Елизаветы Яковлевны Эфрон, была близко знакома с Ариадной Сергеевной Эфрон, знала ее брата Мура, разговор с нею не мог не коснуться многосерийного телевизионного фильма Михаила Козакова "Очарование зла".

— Руфь Борисовна, в фильме Козакова появляются Марина Цветаева, Сергей Эфрон, Ариадна Эфрон, Вера Трайл — многие из тех, с чьими именами мы встречаемся на страницах изданного вами трехтомника Ариадны Сергеевны Эфрон. Каково ваше мнение о ленте?

— Для меня этот фильм — оскорбление. Трагические судьбы Марины Ивановны и Сергея Яковлевича служат рекламой для легковесного детективчика. Говорить об этом мне невместно. Меня это ранит.

— Почему фильм не выпускали, как вы думаете?

— Я не знаю.

— В фильме показано, что Сергей Эфрон стал сотрудничать с советской внешней разведкой за деньги.

— Архив Внешней разведки закрыт. С материалами дела познакомиться нельзя.

— Я слышала выступление Леонида Млечина по "Эху Москвы", он говорил, что ему в руки на короткий срок попали материалы дела Эфрона. Он утверждал, что Эфрон не был платным агентом.

— Я этого не слышала. Нужно связаться с Млечиным. Я общалась с двумя исследователями из Швейцарии, их звали Хубер и Кунци. Они сказали, что в Швейцарии фонды закрыты на неизвестный срок. Единственное, что Хуберу удалось добыть, — это материалы парижской полиции. Я их передала Ирме Кудровой. Насколько я знаю, сейчас уже никто не обвиняет Сергея Эфрона в участии в убийстве Рейса. В показаниях французов его участие в убийстве отрицается.

— Почему же он бежал из Франции?

— Не знаю. Происходили разные события: убийство Кутепова, похищение Миллера. Сергея разыскивали. Мне не хочется говорить о том, чего я не знаю.

— Вы в детстве знали семью Михаила Козакова...

— Да, я знала его мать, очень ее любила. Она была куратором нашей группы (эвакуированных во время войны детей ленинградских писателей, — И.Ч.) в Краснокамске. Мише было 8 лет. Я не люблю его чтения стихов. Хорош у него только Бродский. Там, где ирония и скепсис, — да, там он на высоте. Я очень любила его братьев. Старший Вовка, погибший в Великой Отечественной, был один из самых интересных среди нас. Блистательно образован. Парадоксальное существо. Волосы пух-перо, водянистые голубые глаза. Облик даже Хлестакова. При этом неожиданность суждений о литературе и о политике... Я обожала его среднего брата Бобку. Он трагически погиб. А о фильме что говорить? Это туфта.

В Тарусе

После Москвы Таруса, небольшой городок в двух часах езды от столицы, показалась насквозь продуваемой, заснеженной, малолюдной. Ноги сами привели нас с сестрой к домику семьи Цветаевых. На самом деле, это новодел, построенный на месте так называемого "дома Тьо", где жила родственница сестер Цветаевых и где они в детстве гостили. Музейщики собрали здесь мемориальные предметы, рукописи, фотографии, связанные с цветаевской семьей.

Таруса — городочек маленький, все его улицы приводят к берегу Оки, где возле недавно восстановленного собора Петра и Павла, полускрытый огромной елью, высится памятник Владимиру Ильичу Ленину, а ближе к речному берегу, в месте тихом и прекрасном — с недавних пор монашенкой-странницей стоит Марина Цветаева. Как живая. Авторы — архитектор Борис Мессерер и скульптор Владимир Соскиев.

Почему-то издавна места эти — скорее всего, из-за своей живописности — влекут к себе литераторов и художников. В краеведческом музее вам расскажут, что здесь жили Поленов и Ватагин, Паустовский и Заболоцкий, а замечательный художник Борисов-Мусатов тут и скончался, и похоронен.

Семья Ивана Владимировича Цветаева жила летом на не сохранившейся ныне городской даче "Песочное", в лесу. Из окна дома можно было видеть возвышающийся на холме над Окой прекрасный храм Воскресения Христова. Сейчас его восстановили.

Хочу закончить мой рассказ изображением этого храма, чья соразмерная красота только выигрывает на фоне снега и голых древесных веточек.

P. S. Когда я ехала на такси в аэропорт, молодой серьезный водитель сказал, что в России скоро будет революция. Очень хотела бы, чтобы Бог уберег моих соотечественников от чего-то подобного...

Фото автора и Александра Марьина


    1Ассоциация является арендатором дачи Тургенева и владельцем музейной экспозиции.

    2Ирина Чайковская. Вглядеться в поступь Рока (интервью с Руфью Вальбе). Чайка №№ 16-18, август-сентябрь 2009