Герцогини на тропе шпионажа

Опубликовано: 1 октября 2009 г.
Рубрики:

Если речь заходит о женщинах-шпионках, в памяти невольно возникает образ Мата Хари, обольстительной экзотичной танцовщицы, работавшей на немцев в Первую мировую войну и казненной французами. Между тем, как до нее, так и после, в истории шпионажа было немало других таинственных дам, принимавших участие в этой рискованной и полной трагических оборотов деятельности. На протяжении многих столетий шпионы в юбках вели опасную борьбу не на жизнь, а на смерть. Да и в наши дни они являются весьма ценными агентами спецслужб многих государств. Удивительно, однако, что шпионками были титулованные дамы.

Первые более-менее достоверные сведения о них относятся к XVII веку — эпохе Людовика Тринадцатого, так ярко отраженной в романах Александра Дюма. Между тем, документы далеко не всегда подтверждают его трактовку событий того времени. В "Трех мушкетерах", к примеру, фигурирует шпионка кардинала Ришелье, леди Винтер, казненная друзьями д'Артаньяна. На деле же такой дамы не существовало. Но прототип имелся. Это была жена английского посла в Париже графиня Люси Карлейль, любовница лорда Бэкингема.

Она участвовала весьма активно в заговоре против кардинала Ришелье. Против него — а не за, как в романе. Но в коварстве и кровожадности графиня не уступала леди Винтер. Однако сто очков в искусстве шпионажа графине давала ее соратница по заговору, герцогиня Мари де Шеврез. Такой прожженный политик, как Ришелье, не мог скрыть от нее свои самые сокровенные замыслы. Её безотказным оружием была ослепительная красота, устоять перед которой не мог ни один мужчина. И герцогиня, не задумываясь, пускала в ход свои женские прелести, добывая в постели необходимые заговорщикам сведения. Кстати, даже король не раз побывал на ее ложе, хотя и предупрежден был, что это опасно.

Кроме романов Дюма, существует немало литературы о сексмастерстве герцогини де Шеврез. Останавливаюсь на этом потому, что именно она, пожалуй, явилась первой известной нам шпионкой, которая довела до совершенства способ добычи разведданных "между двумя простынями". Этот способ является классическим в деятельности шпионок и применяется ими и в наши дни с неизменным успехом.

В 1649 году после казни короля Карла Первого Англией стал править лорд-протектор Оливер Кромвель. Роялисты, сбежавшие из Англии, составили грандиозный заговор с целью его свержения. Ими были приняты все меры, чтобы в Лондоне не узнали о нем. Но глава кромвелевской разведки Джон Терло сумел переиграть заговорщиков всего одним лишь ходом. Он послал в Антверпен, где находилась штаб-квартира роялистов, одну из красивейших женщин того времени — герцогиню Диану Дженнингс. Она сумела познакомиться с главарем заговорщиков, полковником Филиппсом, который увлекся ею до самозабвения. Позабыл полковник и свой долг чести, и в пылу неистовой страсти раскрыл любовнице план заговора и даже имена его участников, действовавших в Англии. Их схватили, пытали и казнили. Таким образом, одна женщина в постели сделала то, что не сумела вся разведка лорда-протектора.

Женская агентура была главным оружием разведки Англии и Франции в период жесткой конфронтации между этими странами, наступившем во второй половине семнадцатого века. Францией тогда правил "Король-Солнце" Людовик XIV, Англией — Карл Второй, оба — великие любители и знатоки женских прелестей. Зная об этом, "их Величества" без устали подсылали друг другу обладательниц именно таких прелестей, устоять перед которыми, по их опыту, было невозможно.

Однако в этом соревновании сексуальных разведчиц француженки далеко превзошли островитянок. Известна лишь одна фаворитка Карла, сумевшая изощренными ласками буквально околдовать Людовика и выудить у него немало ценной информации. За что леди Кастльмейн по возвращению было пожаловано звание герцогини Кливлендской и денежное вознаграждение в 10 тысяч фунтов стерлингов.

Но уж остальные любовницы британского короля почти поголовно были французскими шпионками. В том числе, наиболее отличившаяся из них — Луиза де Керуаль, которой Карл за невиданные постельные изыски даровал титул герцогини Портсмутской, а Людовик за шпионские заслуги возвел в сан герцогини д'Абиньи.

В Мадриде французскую "сексуальную резидентуру" в то время возглавляла первая по времени любовница Короля-Солнца графиня Оливия де Суасон. В ее "команду" входили всего две парижанки, столь же знатные, сколь и обольстительные. Они укладывали в свои постели самых крупных политиков и военных Испании и тех, кто приезжал в Мадрид и представлял хоть какой-либо интерес для Парижа.

В Риме разведку возглавляла другая фаворитка Людовика — маркиза Анжела ле Кутелье. У пылких итальянцев не было тайн для "золотоволосой богини", как прозвали они маркизу. Тем более у тех, кого она удостаивала интимной близости. И когда графиню де Суасон отозвали в Париж, в мадридской "резидентуре" ее сменила маркиза ле Кутелье. Ее салон сразу же стал местом встреч министров и дипломатов, придворных и светских дам. В этом, по сути, доме свиданий теряли секретность самые важные сведения. А уж в постели самой маркизы государственные тайны просто оседали между простынями. Не дремали и остальные дамы-парижанки. Весь "улов" собирала маркиза и специальными конными гонцами отсылала в Версаль.

В начале XVIII века разразилась 14-летняя война Англии, Голландии и Германии с Францией. Естественно, от мадридского салона Версаль потребовал активизации, и дамы не подвели. Стратегические секреты лидеров коалиции успешно расшифровывались в ходе страстных объятий.

Но их коллективные, так сказать, усилия были превзойдены другой мастерицей сексуальной разведки. Это была очаровательная парижанка маркиза Клодин де Тансен, в которую с первого взгляда влюбился лорд Болингброк. Он увез ее в Лондон и более трех лет Клодин была, говоря высоким штилем, "звездой его ночей". В пылу этих ночей лорд выболтал немало государственных тайн, которые не остались в секрете для версальских политиков.

Клодин вернулась в Париж и была осыпана милостями королевского двора, материальными, в том числе. Она сохранила, однако, лондонские связи и, став фавориткой регента Франции герцога Филиппа Орлеанского, переменила направление своей агентурной деятельности, и секреты, добытые на ложе страсти в Париже, оседали теперь в Букингемском дворце. А фунты стерлингов — в будуаре маркизы.

Когда же к власти во Франции пришел самый, пожалуй, выдающийся ценитель женских прелестей Людовик XV, некоторые их обладательницы поднялись на новые высоты агентурного мастерства. Но одна из них, главная фаворитка короля маркиза де Помпадур, постепенно стала неофициальной управительницей всей французской разведки и контрразведки. Она учредила перлюстрацию писем, и директор почты ежедневно докладывал маркизе наиболее важные сведения, выявленные "черным кабинетом". Его сменял с докладом начальник парижской полиции барон де Бернье. Маркиза, хорошо зная силу женских чар, приказала ему отобрать в каждом парижском борделе двух самых красивых "птичек", обучить их агентурной работе и использовать для добычи информации во время секса с иностранцами и другими посетителями по его указанию.

Маркиза де Помпадур учредила в Версале закрытый пансионат для самых красивых дворянских дочерей, которых отбирала сама. Пансионат вскоре прозвали "Оленьим парком" — он был, в сущности, гаремом Его Королевского Величества


Читайте полную версию статьи в бумажном варианте журнала. Информация о подписке в разделе Подписка