Страшное дело супругов Яковлевых

Опубликовано: 1 октября 2009 г.
Рубрики:

Дело бывших ленинградцев Дмитрия и Юлии Яковлевых, арестованных в июле за хищение личности и денег пропавшей переводчицы Ирины Малежик, обрастает новыми подробностями, которые леденят кровь. Эта история все больше приводит мне на память зловещее дело калифорнийских душителей Юрия Михеля и Юриуса Кадамоваса, приговоренных в прошлом году к смертной казни за похищение и убийство пяти человек.

Тридцатилетняя история русской преступности в Америке знает десятки убийств, но эти два дела выделяются своей жутью. Для меня — особенно, поскольку я знал Малежик, которая среди прочего занималась судебными переводами.

Напомню, что примерно в час дня 15 октября 2007 года охранная камера зафиксировала, как Ирина Малежик выходит из своего подъезда. С тех пор ее не видел никто из родных, друзей и коллег.

Через несколько часов супруги Яковлевы положили на свой счет четыре чека, выписанные Ириной или на нее. По словам ФБР, стоявшая на них подпись Ирины была явно поддельная. Со следующего дня и до 24 октября 2007 года супруги вынимали из банкоматов деньги Малежик и пользовались ее кредитными картами, а также ее сотовым телефоном.

Пользуясь собесовской карточкой (Social Security Card) Малежик, Яковлева, по словам следователей, выдала себя за нее при покупке у бруклинского ювелира двух часов Franck Muller за 16.210 долларов. Она заплатила кредитной картой пропавшей переводчицы.

Супругов арестовали 24 июля с. г. и обвинили в мошенничестве. Насколько я знаю, это был их первый арест, и по неопытности они повели себя неумно, то есть стали разговаривать со следователями вместо того, чтобы потребовать адвоката и молчать в тряпочку.

Допрашивали их, как положено, раздельно. Как явствует из судебных документов, 35-летняя Юлия Яковлева заявила, что никакой Малежик не знает и ее кредитными картами сроду не пользовалась. Следствие, однако, быстро выяснило, что в 2005 году Ирина работала у Яковлевых переводчицей в связи с каким-то гражданским иском.

41-летний Дмитрий пошел другим путем. Он признал, что знаком с Малежик, и объяснил, что она дала ему свои чеки, кредитные карты и собесовскую карту, дабы расплатиться с долгом: по его словам, она заняла у него 20 тысяч долларов. Он также не отрицал, что делал покупки на кредитки Ирины и, в частности, приобрел две пары часов Franck Muller. Наконец, Дмитрий заявил, что не видел Ирину с того дня, как она дала ему чеки и карты.

Дмитрия отправили в тюрьму, а Юлию отпустили под залог в полмиллиона долларов. В середине сентября прокуратура потребовала, чтобы суд отменил залог и взял ее под стражу. Вот почему.

17 сентября прокуроры известили суд о том, что в деле появился еще один без вести пропавший. Власти пока зашифровали его как Джон Доу №1, однако "Нью-Йорк пост" пишет, что речь идет о пенсионере Майкле Клайне, который работал механиком в полицейском гараже и ушел на пенсию в 1992 году.

По словам прокуроров, 26 ноября 2003 года Юлия и какое-то другое лицо вместе купили у Джона Доу №1 недвижимость в Бруклине. Последний раз этого человека видели в тот день на церемонии оформления сделки (closing), а с тех пор больше не видели. Вслед за его исчезновением несколько выписанных ему чеков волшебным образом были положены на банковский счет наших героев.

Как замечает прокуратура, последнее сильно напоминает то, что происходило после исчезновения Ирины Малежик.

Корреспондент "Нью-Йорк пост" Брэд Хэмилтон писал 30 августа, что три года назад Клайн продал Дмитрию Яковлеву свой дом в бруклинском районе Сигейт за 300 тысяч долларов и после этого исчез. Детали расходятся с прокурорскими, но я больше верю прокурорским.

В пятницу состоялось еще одно слушание дела, на котором я впервые увидел Яковлеву — стройную молодую женщину с длинными белокурыми волосами. Мне она показалась красивой, хотя пуристы, возможно, найдут ее нос несколько великоватым. В отличие от первых своих визитов в суд, когда Юлия и ее защитница Анна Вал щеголяли в одеждах курортной расцветки, на сей раз обе были в черных брючных костюмах.

Обвиняемая, в девичестве Сочилина, является по профессии художницей и одно время работала дизайнером в местном еженедельнике "Форум", где оставила о себе самые приятные воспоминания. Как обычно, ее бывшие сослуживцы и знакомые не могут поверить, чтобы Юлия, которую одна из них характеризовала мне как "хорошую девочку", была причастна к столь страшным преступлениям.

Между тем, число страшных преступлений продолжает расти.

18 сентября прокурор Джеймс Гатта известил судью о еще одном исчезновении, которое власти склонны связывать с супругами, хотя официально продолжает обвинять их лишь в мошенничестве и краже личности.

20 декабря 2005 года некий человек, который закодирован в судебных документах как Джон Доу №2, должен был вылететь в Россию. По данным Хэмилтона из "Нью-Йорк пост", он собирался вылететь из аэропорта г. Ньюарка (штат Нью-Джерси). Но иммиграционные власти говорят, что он так и не покинул пределы страны, а родные его больше не видели.

По словам прокурора Гатты, после его исчезновения начали происходить вещи, которые имели место после пропажи Малежик и Клайна: на его кредитки делались покупки, а с его счетов снимались наличные.

Дальше — больше. 8 января 2006 года в парке в Нью-Джерси были обнаружены части трупа. Прокурор говорит, что качество расчленения изобличало "клиническое знакомство с человеческим телом", и многозначительно подчеркивает, что после ареста Дмитрий Яковлев сообщил, что получил в России медицинское образование. Анализ ДНК показал, что это останки Джона Доу №2.

Хуже того, когда ФБР произвело после ареста Яковлевых обыск у них в доме, оно наткнулось в подвале на личные вещи Джона Доу №2.

У Дмитрия спросили после ареста, пользовался ли он когда-либо чужими кредитками. Он сообщил, что Джон Доу №2 позволил ему пользоваться своими кредитками, поскольку одолжил у Яковлева 30 тысяч долларов и расплачивался с ним таким образом. Про Малежик он умолчал. Тогда его спросили, не расплачивался ли он и ее кредитными картами. Да, признал Дмитрий, так она возвращала ему долг в 20 тысяч. Следователи ему не поверили.

Поскольку супругов пока не в чем кровавом не обвиняют, 18 сентября судья-магистрат Рамон Рейес снова отпустил Юлию домой. Прокуратура опротестовала это решение, но 21 сентября федеральный судья Лео Глассер его подтвердил, и стройная блондинка в черном брючном костюме вернулась домой, где ее ждали двое маленьких детей. Рейес сказал, что если бы не они, Юлия была бы inside, то есть за решеткой.

Супруги по-прежнему считаются невиновными.