Усыновление в России и США. Пермская мыльная опера

Опубликовано: 1 октября 2009 г.
Рубрики:
Брэд, Ольга и Ваня Пинкстоны

Сначала предыстория. Чета Пинкстонов живет в Луисвилле, штат Кентукки, городе-побратиме Перми. Ольга — студентка медицинского факультета, будущий врач; Брэд — менеджер крупной страховой компании. Женаты 12 лет, обоим по 33 года, в семье растет маленький сын: Данилке-Дэниелу идет третий год.

И вдруг Пинкстоны решают усыновить еще одного ребенка. Впрочем, слово "вдруг" неточно, решение возникло не на пустом месте. Сама Оля — русская из Узбекистана, ее дед из семьи репрессированных и вырос сиротой. Кроме того, Олины родители оставили у себя больного соседского мальчика, которого мать хотела сдать в дом ребенка. Миша в доме на равных с родными детьми и вместе с новой семьей уехал в США.

Ни Оля, ни ее родители не считают себя подвижниками, их моральный императив прост и во многом предопределен религиозным мировоззрением. В мире столько обездоленных детей-сирот, всем мы помочь не в силах, но если возьмем на себя заботу хотя бы об одном из них, на земле будет одним несчастьем меньше.

Генератором идеи была Ольга, но муж ее всецело поддержал. Решили взять двоих детишек из России, по возможности брата и сестру, и не простых детей, а проблемных по медицинским показаниям. Шансы у здоровых детей найти приемных родителей довольно высоки, а у проблемных — практически равны нулю.

Картина в США и России в этом схожа, отличие лишь в том, что в России не столь сильны традиции благотворительности, государство небогато и общество пока не в состоянии дать сложным детям максимум должного внимания, заботы и медицинского ухода.

Выбор российских детей предопределялся и внутрисемейной ситуацией. Оля и Брэд говорят между собой по-английски, с Данилкой по-русски. Философия Пинкстонов одновременно идеалистична и прагматична: второй язык и вторую культуру за плечами не носить, зато ребенок становится вдвое духовно богаче. В таких условиях русский приемный ребенок должен без психологических проблем войти в русско-американскую жизнь.

В отличие от страны, выбор Перми был случаен. У "узбечки" Ольги в России были знакомые только в этом городе, и она решила найти ребенка сама, без помощи агентств по иностранному усыновлению, посреднические услуги которых стоят сумасшедших денег. В "разведку" поехала в прошлом году одна, без мужа, но с карт-бланшем.

В минсоцразвития американскую гостью встретили прохладно. Только после того, как Ольга сказала, что им подойдет ребенок, не нужный ни русским, ни иностранцам, и они согласятся на любого, начальник отдела Татьяна Кель стала милостивее и рекомендовала Ванечку. Ребенок замечательный, но с детским церебральным параличом. После знакомства с мальчиком на следующий день Ольга подписала согласие на его усыновление.

Выбор жены поддержал Брэд, и в июне 2008-го года они прилетели в Пермь, никаких особых юридических проблем не было, и решением Пермского краевого суда Пинкстоны были признаны приемными родителями Вани. Предотъездные хлопоты, самолет, и мальчик летит на свою новую родину — США.

Оля и Брэд не любят акцентировать внимание на финансовой стороне усыновления, но в нынешнее время траты и на здорового ребенка маленькими не покажутся, тем более на больного. За год жизни в Америке Ване сделали ортопедические приспособления, провели курс процедур, дважды в неделю его возят на физиотерапию. Это стоит немалых денег, но вся арифметика отходит на задний план, когда видишь результаты!

В пермском приюте ребенок мог только ползать, в доме Пинкстонов — я был поражен — Ваня вовсю носился, не совсем координированно, но самостоятельно! По мнению врачей, обреченный на неподвижность мальчик вырастет нормальным мужчиной, но на это чудо уйдут еще годы лечения. К счастью, Ваня умственно полноценный ребенок с прекрасной памятью. Этой осенью он пошел в дошкольный класс.

Для его коротенькой жизни у Вани сложная биография. Когда Пинкстоны начали процесс усыновления, то лишь перед самым судом узнали, что у Вани в другом детском доме Перми есть пятилетняя родная сестра Диана. В минсоцразвития прозрачно намекнули, что, если американцы будут настаивать на двойном усыновлении, их дело затянется на неопределенно долгое время — на Диану уже подписано согласие на удочерение в Испанию. Боясь, что не довезут Ваню до Америки из-за его нервного и физического истощения, астмы и инфекций, Пинкстоны решили не препятствовать испанскому варианту.

И, совсем случайно, уже перед отъездом в США, они узнают "сенсационную" новость: у Вани есть еще одна сестра, двухлетняя Алена. По каким-то "особым" соображениям Пермское минсоцразвития не сочло нужным сообщить о существовании девочки ни приемным родителям Вани, ни суду. Хотя по закону было обязано. Так Пинкстоны вступили в Пермскую "аномальную зону".

Ввязываться в тяжбу с минсоцразвития не было времени, билеты на руках, дома ждали учеба и работа. Но о сестре Вани не забыли. В ноябре прошлого года Ольга снова выходит на Татьяну Кель. Раздраженная чиновница неприятно удивлена, что про "ее (!) детей" известно в Америке. Якобы Пинкстоны "незаконным путем" добыли конфиденциальную информацию, а коли так, разговаривать с ними она не намерена. Доводы и распечатка с открытых сайтов пермского информационного портала PRM.RU и министерства образования Российской Федерации не возымели на чиновницу никакого эффекта. На обоих сайтах были размещены фотографии симпатичной девчушки из пермского приюта с жирным призывом "Алену можно усыновить или взять под опеку, стать для нее приемным родителем...".

То, что она нарушает закон, Татьяну Кель нисколько не волновало — у нее свое "революционное правосознание". Согласно Семейному кодексу РФ, органы опеки имеют право предлагать на усыновление ребенка только по истечении шести месяцев со дня решения суда о лишении родительских прав. Конкретно для Алены этой датой был июль 2009 года.

Пошла игра... Пинкстоны узнают, что старшая сестра Вани не уехала в Испанию, и ее удочеряет русская семья, хотя Ольга и Брэд должны быть первоочередниками. Они готовы удочерить обеих девочек, и с этой целью в декабре прошлого года посылают запрос в минсоцразвития. В ответе им сообщают: Диана уже удочерена, а для Алены приоритет за российскими усыновителями, поскольку она... здоровый ребенок. Эту "установку свыше" подтвердила министр соцразвития Е.В.Бербер: "Министерство сделает все возможное, чтобы девочка была удочерена российскими гражданами". Как будто российский Семейный кодекс написан в двух вариантах: один для больных детей, другой — для здоровых. Равно и две философии международного усыновления. Если дети больные, берите сколько угодно, если здоровые — извините, нам самим пригодятся. Якобы Алену уже показали одной российской семье, и на нее есть согласие на усыновление. И это до вступления судебного решения о лишении родительских прав матери Алены в силу!

Но пермские чиновники не учли боевого характера американки. В поисках поддержки Ольга с Брэдом обращаются в офисы мэра Луисвилла, мэра Перми, губернатора Пермского края, омбудсменов. Они нанимают адвоката, подают жалобы на действия чиновников в Пермскую прокуратуру и иск в суд. Позднее к делу подключатся Пермское телевидение и российский канал НТВ, местная печать и газета "Комсомольская правда". За десять дней до суда супруги вместе с Ваней летят в Пермь. Вместо двух недель пришлось там пробыть свыше месяца!

Слева направо: Ванечка, Данилка-Дэни и Аленка

Пермский "усыновленческий" детектив невозможно описать в рамках одной публикации. Коротко суммируя: "этапы боевого пути" пролегали через глухое сопротивление органов опеки снизу доверху. Конечно, не пойман — не вор, но Ольга подозревает, что за этим стояли либо корыстный интерес, либо чиновничьи амбиции, либо стремление подыграть старшим начальникам, а может и все вместе. Лишь под давлением прокуратуры и суда Пинкстонам разрешили свидание с Аленкой. В детском доме нагородили кучу табу, вплоть до запрета на то, чтобы девочка знала, что Ваня ее брат.

После чиновничьих игр в жмурки оказалось, что у Вани в итоге четыре (!) сестры: старшей — 16, младшей — три. У пятерых детей одна мать и два отца, все без родительских прав. Благодаря своему пробивному характеру, Ольга Пинкстон находит всех сестер Вани. "Испанка" Диана удочерена российской семьей из Ханты-Мансийска, две старших девочки — в частном приюте домашнего типа в небольшом городе Пермского края, последняя, Аленка, — в детском доме Перми. Больше того, Ольга совершила почти невозможное — сумела свести брата и всех сестер. На суд по удочерению Аленки для поддержки Пинкстонов прилетела приемная мать Дианы из Ханты-Мансийска. Ольга и Брэд побывали в семье, где живут старшие сестры Вани.

Главное — все дети устроены хорошо, в материально обеспеченных, здоровых семьях. Наверное, Аленке тоже было бы неплохо в семье бизнесменов из Ижевска, конкурентов на удочерение девочки, но здесь стоял вопрос принципа — воссоединение последних осколков семьи. Суд был нервным, до последней минуты стороны не знали, куда склонится Фемида. На стороне ижевчан — трактовка закона в пользу россиян, на стороне американцев — международное право: в случае конфликта суд должен исходить из интересов детей. Параллельно пермскими и российскими СМИ шла обработка общественного мнения, за и против обеих сторон. Губернатор края и мэр города заняли прагматичную позицию — как решит суд, так и будет.

Краевой суд решил дело в пользу Пинкстонов. В течение десяти дней ижевчане имели право на подачу апелляции, но тактично ею не воспользовались. Русская Аленка стала американкой — с помощью прокуратуры, адвоката Марии Шапкиной, уполномоченного Пермского края по правам человека, "Комсомольской правды", телеканала НТВ и еще многих людей! Каждый из них внес свою лепту в торжество маленькой, но справедливости. Но большая справедливость как раз и складывается из маленьких...

Несколько дней назад Пинкстоны принимали у себя дома добрую половину пермской делегации, гостившей в Америке по традиционному обмену между городами-побратимами. Между гостями носились три младших члена семьи — серьезный мужичок Данилка-Дэни, непосредственный Ваня и похожая на свою тезку с шоколадной обертки, голубоглазая Аленка. По словам Ольги, братики сходу приняли бойкую сестренку, и вообще, такое ощущение, словно она здесь была всегда, заняв принадлежащую ей нишу. Ольга и Брэд называют свои пермские приключения мыльной оперой, значит, по законам жанра, история должна закончиться хэппи-эндом.

В России сейчас у Пинкстонов большая родня — от Перми до Ханты-Мансийска, много новых друзей, единомышленников. Будут поездки друг к другу, будут большие дела. Ольга — член комитета "Лечение детей" (Healing Children) по линии городов-побратимов. Есть уже один серьезный проект создания на базе бывшего Дома ребенка, где жил Ваня, лечебницы для детей-сирот с церебральным параличом, с медицинской и финансовой помощью американцев. Только в Пермском крае таких детей свыше пятисот, не считая живущих в семьях. Эти российские дети обречены на инвалидность, хотя у них вполне могло быть иное будущее.

Один из планов Ольги написать книгу о своей пермской эпопее. Я не сомневаюсь, у таких женщин, как она, все задуманное получается. И бюрократию остановит, и детей вырастит, и хорошим врачом станет, и книгу напишет. Тем более, с помощью такого мужа, как Брэд.

 

Усыновление в США. Статистика и факты

— В США полмиллиона детей без родителей. Это не значит, что все дети сироты, но по разным причинам их родители не могут или не имеют права (постоянно, чаще временно) воспитывать собственных детей. Со временем большинство детей возвращаются к родителям. Но на это часто уходят годы, пока же дети содержатся во временных семьях (13%), у родственников (21%), в приютах (54%), остальные — в детских домах медицинского типа, 1% находится в бегах. 100.000 детей, или примерно каждый пятый, ежегодно открыты для усыновления.

— В 2007 году американцами усыновлено около 20 тысяч детей из других государств. Тройка лидеров-"поставщиков": Китай — 5453 ребенка, Гватемала — 4728, Россия — 2310. Из постсоветских государств: Украина — 606 детей, Казахстан — 540. "Лидерство" Китая объясняется большой китайской диаспорой в США и внутренней политикой Китая на ограничение рождаемости, "лишние" дети становятся нежелательными для государства. Второе место Гватемалы — результат либеральных законов по усыновлению и тотальной коррумпированности местных чиновников, за взятку ребенка можно усыновить в кратчайшие сроки. "Бронза" России — отражение демографии. На настоящий момент в США проживает свыше двух миллионов русскоязычных.

Мизерное усыновление из мусульманских стран объясняется тем, что некоторые из них, например, Объединенные Арабские Эмираты, вообще запрещают вывоз за границу своих детей.

— Из ста тысяч американских детей-сирот, открытых для усыновления, ежегодно усыновляют каждого второго. В США — долгая процедура усыновления, в каждом штате своя. 70% детей, готовых к усыновлению, ждут два года, 25% — пять и более лет. Предпочтение отдается родителям-бывшим сиротам и парам в браке. Жесткое законодательство и повышенные требования к усыновителям имеют свои плюсы и минусы. С одной стороны, закон отсеивает случайных и ненадежных родителей, с другой — дети "на выданье" быстро становятся "перестарками"; как правило, чем младше ребенок, тем выше его шансы быть усыновленным. Увы, дети имеют свойство быстро расти.

При усыновлении или передаче во временные семьи государство дает единовременную сумму от 4 до 6 тысяч долларов плюс ежемесячные пособия, размер которых колеблется в зависимости от возраста и состояния здоровья ребенка. 87% приемных родителей пользуются этими льготами. Правда, они не распространяются на международные усыновления, за исключением налоговых послаблений.

— 30-40% детей в американских приютах имеют физические и психические проблемы, главным образом, дети родителей алкоголиков и наркоманов, либо как жертвы домашнего насилия. 32% детей-сирот — афроамериканцы (при 13% черного населения страны), меньше всего — один процент — азиаты.

Сироты-жертвы домашнего насилия: афроамериканцы — 17%, индейцы — 14%, эскимосы — столько же, белые — 9%, азиаты — чуть больше двух процентов.

Насилие по отношению к детям, усыновленным за границей, в США чрезвычайно редкое явление. Это единицы, но ситуация подается в российских СМИ предвзято и раздувается до гипертрофированных размеров. В то же время, только в Пермском крае в 2007 году от рук собственных родителей погибло 17 детей!

Основные правила усыновления детей регулируются Гаагской конвенцией по защите и международному усыновлению 1995 года. Главный посыл документа: "международное усыновление должно осуществляться для наибольшего удовлетворения интересов ребенка и его фундаментальных прав, в частности, приоритета в области воссоединения с родными и близкими". Конвенция ратифицирована 75 странами, в том числе и Россией.