Дело Сергея Алейникова

Опубликовано: 16 июля 2009 г.
Рубрики:

Aleynikov.jpg

Сергей и Елена Алейниковы
Сергей и Елена Алейниковы были участниками многочисленных соревнований по бальным танцам. Photo Courtesy: You Tube
Сергей и Елена Алейниковы были участниками многочисленных соревнований по бальным танцам. Photo Courtesy: You Tube
В прошлом году к пятилетнему сроку был приговорен бывший аналитик огромного инвестиционного банка Goldman Sachs, 28-летний любитель бальных танцев Евгений Плоткин, признавшийся в организации незаконных инсайдерских сделок. Репортажи о его проделках часто сопровождались фотографиями Плоткина в танцевальном зале.

Вечером 3 июля группа захвата ФБР арестовала в аэропорту города Ньюарка (штат Нью-Джерси) прилетевшего из Чикаго 39-летнего Сергея Алейникова, тоже участника конкурсов бальных танцев. Выпускник МИИТа Алейников, иммигрировавший в США 19 лет назад, обвиняется в хищении у Goldman Sachs секретных кодов и программы, посредством которой компьютеры банка автоматически совершали молниеносные трейдинговые операции на фондовых и сырьевых биржах.

После ареста Алейников опрометчиво отказался просить адвоката и в течение четырех часов беседовал со следователями ФБР. Очевидно, как многие наши эмигранты, Алейников поначалу решил, что если он ментам все объяснит, то они извинятся и его отпустят. По словам допрашивавших, он признался, что скачивал информацию со служебных компьютеров, но отрицал злой умысел.

Программист утверждал, что речь шла лишь об открытой информации, но не исключал, что мог случайно скачать и конфиденциальную.

Сообщения СМИ о его аресте иногда сопровождаются взятой с сайта YouTube.com видеозаписью бальных танцев в исполнении Алейникова и его жены Елены, или Элины, которая заявила журналистам, что возмущена арестом мужа в канун американского Дня Независимости. Видеозапись танцев иногда соседствует с трогательным самодельным клипом, изображающим сватовство Сергея и Елены/Элины. Супруги проживают в Литтл Фолс (штат Нью-Джерси), у них трое маленьких дочерей. Младшей — всего 11 месяцев, говорит бесплатная защитница Сабрина Шрофф, которую он взял на следующее утро.

Ночь Алейников провел в тюрьме, а 4-го июля его привели утром в манхэттенский федеральный суд на процедуру первоначального оформления.

Как явствует из стенограммы заседания, прокурор Джозеф Фаччипонти сообщил судье, что где-то в середине июня служба безопасности Goldman Sachs начала изучать журналы HTTPS-трафика своих сотрудников на предмет выявления случаев "необычной передачи информации". С мая 2007 года Алейников работал в банке программистом с зарплатой 400 тысяч долларов в год с почетным званием вице-президента, которых в таких больших компаниях могут быть десятки, если не сотни.

5 июня он ушел из Goldman Sachs, объяснив, что его переманила новая чикагская фирма Teza Technologies, которая, по его словам, обещала платить ему в три раза больше. По версии Wall Street Journal, фирма, которая еще не приступила к работе, названа по имени русской реки в Ивановской области. Среди ее основателей наиболее известен Михаил Малышев, который до февраля работал в известном хедж-фонде Citadel и прослыл среди биржевиков "русским гением алгоритмического трейдинга". Teza планирует заниматься таким же высокоскоростным автоматическим трейдингом, что и Goldman Sachs.

Как объяснил судье прокурор Фаччипонти, соответствующая программа, на разработку которой банк потратил "миллионы и миллионы долларов", "в миллисекунды" обрабатывает данные, полученные с фондовых бирж по всей Америке, и затем покупает и продает акции "на основании алгоритмов, разработанных математиками и физиками".

В СМИ делались намеки на то, что Малышев, возможно, переманил Алейникова к себе для того, чтобы заполучить эту программу и коды к ней, но власти таких обвинений не выдвигают. По словам представителей Teza, они предупредили Алейникова, что не собираются пользоваться чужими программами и после ареста временно отстранили его от работы без сохранения содержания.

1 июля из Goldman Sachs позвонили в ФБР и сообщили, что в первых числах июня Алейников четыре раза скачивал данные с серверов банка на некий посторонний сайт, зарегистрированный на физическое лицо с лондонским адресом и находящийся в Германии. Алейников якобы кодировал и переименовывал копируемые им файлы, а затем стер использовавшуюся для этого программу. По словам следователя ФБР Майкла Максуэйна, Алейников также сделал попытку изъять следы содеянного из журнала операций, но в этом не преуспел, потому что компьютеры Goldman Sachs сохраняют его копии.

Как заявил судье прокурор, попытки Алейникова замести следы противоречат его версии о том, что он скачал конфиденциальные данные по ошибке.

На заседании, проходившем в День Независимости, Алейникова уже представляла Шрофф, которая заметила, что ее подзащитный вряд ли мог похитить всю конфиденциальную программу: ее объем достигает 1224 мегабайт, тогда как он перегрузил лишь 32 мегабайта. Прокурор парировал, что Алейников сжимал файлы.

Фачиппонти просил судью не освобождать Алейникова под залог, поскольку тот может сбежать в Россию, где у него живут родители. Обвиняемый имеет гражданство США и России, куда за годы эмиграции он ездил 10 раз. Шрофф возразила, что Алейников никогда не бросит семью, живущую в Нью-Джерси.

Она заявила, что Алейников ничего не скрывает и разрешил следователям без ордера обыскать его дом и изъять стационарный компьютер, лэптоп и флэшку, куда он тоже загрузил данные, которые скачал с серверов своего бывшего работодателя.

Судья согласился с доводами защиты и 6 июля выпустил Алейникова под залог в 750 тыс. долларов, приказав ему сдать властям оба загранпаспорта, не выправлять новых и не выезжать за пределы Нью-Йорка и Нью-Джерси.

Следующее слушание дела назначено на 3 августа.

Защита подчеркивает, что Алейникову было разрешено работать над программами банка у себя дома, откуда он мог связываться со служебными компьютерами.

"Goldman Sachs был в курсе того, чем я занимаюсь, — заявил Алейников в ФБР. — Я делал то же самое в рамках своих служебных обязанностей, и Goldman Sachs не имел ко мне претензий... Я не продал никому эту информацию. Я не предлагал продать эту информацию никому".

"Мой клиент хороший семьянин, он никогда не нарушал закон и никогда его не нарушит, — сказала мне Шофф. — Прокурор говорил, что если бы эта программа попала в чужие руки, банк бы понес многомиллионные убытки. Возникает вопрос: почему же Goldman Sachs так плохо защищает свои тайны?"

Интересно, использует ли Шрофф аналогичный довод, если будет защищать человека, укравшего в универмаге пуловер? "Если универмаг говорит, что это очень дорогая вещь, то возникает вопрос: почему же он так плохо следит за своим товаром?" — возможно, спросит она на процессе. Это называется валить с больной головы на здоровую.

"Я настаиваю на невиновности своего подзащитного и буду отстаивать ее в суде", — заявила Штофф, являющаяся известным либеральным адвокатом.

 

Комментарий специалиста

Формулы "Голдман Сакс" функционировали наиболее успешно. Пока не ясно, насколько действия Алейникова могут подорвать финансовые операции компании. Как такого рода кража возможна? С таким вопросом автор нашего журнала Александр Сиротин обратился к Дэниелу Кастро из исследовательского института Progressive Policy. Вот, что он ответил:

— В большинстве сверхсекретных систем устанавливается очень сильная защита. И чтобы её взломать, надо обладать большим объёмом внутренней информации. Даже если вы знаете пароль, войти в систему трудно, ибо проверяются также отпечатки пальцев, голос, биометрические данные пользователя и т.д. Это, как правило, доступно только сотруднику этой фирмы с высокой формой допуска...