Купи брахиозавра

Опубликовано: 1 июля 2009 г.
Рубрики:

— Ну, давай, — сказал я Маришке, — решайся. Пришли ведь, чего откладывать?

— Боюсь, — она вздохнула. — Думаешь, легко вдруг подойти к человеку и спросить, где купить муху цеце? Он ведь решит, что я дура.

Я вздохнул. Мы это уже обсуждали.

— Я, предположим, тоже так решил, ну и что из того? — это я пошутил неудачно.

— Дима!!!

— Я тебя люблю, — добавил я поспешно. — Тебя ведь никто не заставляет мучиться. Не хочешь, не надо. Пойдем, мороженого поедим.

— Дима, этот тренинг стоит три тысячи. Я должна выполнять домашние задания.

— Так наплюй на всех и выполняй. Тренинг ведь по избавлению от застенчивости, вот и не культивируй свою застенчивость. Какая разница, что кто-то там про тебя решит? Может, он сам дурак. Тут все относительно.

— Дима…

— Пошли, — я взял Маришку за руку и шагнул на тротуар. — Простите, вы не подскажете, где можно купить муху цеце?

Строгая барышня и бровью не повела:

— Аптека вон там, за углом...

— Ага, спасибо большое.

— Слышь, — я легонько чмокнул Маришку в щеку, — в аптеке за углом. Один раз я за тебя отработал, осталось девяносто девять. Трудись, раз денежки заплатила, а я пойду вон там, в тенечке посижу.

Прикупив в киоске пару банок холодненького светлого, я присел на скамейку.

Хорошо. Не жарко.

— Извините, пожалуйста, вы не желаете купить брахиозавра? — около меня стоял худой и носатый субъект.

Я хлебнул из банки и закашлялся.

— Еще один страдалец, что ли? А почему брахиозавра? Слоны закончились?

— Нет, — он присел рядом и завистливо посмотрел на мое пиво. — Слонов и нет. Только ящеры. А брахиозавр вообще очень подходящий, он большой, и шкура у него... В общем, очень подходящая у него шкура.

— Понятно, — кивнул я. — Расстелю ее перед камином. А белых медведей у тебя нет? Вот то шкура, я понимаю.

— Нет, что вы, у медведя неподходящая. А у вас есть камин? — зачем-то уточнил он.

— Неа. И медведя с брахиозавром тоже нет.

Он смотрел на пиво. С вожделением. Так и подавиться можно, чего доброго. Я протянул ему вторую банку.

— Держи. Угощаю.

— Спасибо...

Он заерзал, зашарил по карманам, вытащил визитную карточку.

— Вот. Классная штука. Лучшее, что было в моей жизни. Просто зайдите, тут близко, за углом. Это перспективно!

— Да зачем... зайти?

— Купить брахиозавра. Это пока неосвоенный сектор рынка. Это шанс!

— Ага, — кивнул я, — ладно. Если неосвоенный сектор, то зайду.

И подумал — как, однако, старается мужик. Молодец. Тоже, небось, денежки заплатил, вот и приходится теперь... от застенчивости избавляться.

Мы пиво допили, и он ушел. А мне что-то надоело на лавочке сидеть. Я нашел глазами Маришку, помахал ей, и...

В общем, захотелось мне прогуляться. Помогать любимой развлекать прохожих — вот тут я пас. Хотя ради Маришки я, конечно, на все готов.

На карточке было написано крупно: "Бюро хронопутешествий", и телефон, конечно, и адрес, мелкими буквами. В доме по этому адресу я первым делом обнаружил аптеку, в которой мне советовали купить муху цеце. А чуть дальше нашлась дверь с этой самой табличкой: "Бюро хронопутешествий".

И с чем же это едят?..

За столом перед компьютером сидела девушка, по виду — обычная секретарша на рецепции. Она приветливо улыбнулась. Ничего. В конце концов, у меня сегодня хорошее настроение. И я радостно сказал:

— Здравствуйте! Я пришел купить брахиозавра! Остались еще?

Она, рассмеявшись, ответила вот что:

— Ой, да их еще сколько угодно! Присаживайтесь, пожалуйста!

Я мысленно похвалил ее реакцию и чувство юмора и уселся на предложенный стул.

Девушка постучала по клавишам и спросила:

— Ваши фамилия, имя, отчество, возраст, домашний адрес?

Я все перечислил.

— Вы знаете, что в первый раз можно купить только одного брахиозавра? А потом три, пять — сколько хотите.

— Хорошо, — тут же согласился я, — мне больше и не надо. А стоит-то сколько?

— Сто пятьдесят рублей, это рекламная цена.

— Очень хорошо. Заверните.

Она опять рассмеялась.

— Ну, что вы! Он же большой. Так будем оформлять? Платите.

Я достал деньги, и получил взамен несколько глянцевых проспектов и чек. Все проспекты были украшены кадрами из фильма "Парк Юрского периода".

Вдруг хлопнула дверь, и в комнате возник здоровенный детина в камуфляже.

— Что, Олеся, готов клиент? — полюбопытствовал детина. — Полетели? А то засиделся, никаких сил нет. Пошли, друже, — он улыбнулся мне как-то... по-отечески, — меня, кстати, Викентий зовут, я твой инструктор, — и сунул мне широченную, как лопата, ладонь. Я пожал ее и тоже назвался.

Становилось все интересней.

В соседней комнате я напялил такой же, как у инструктора Викентия, пятнистый комбинезон, и сел в кресло перед монитором, а Викентий — перед другим таким же.

Он сообщил мне:

— Тут ничего сложного нет, любой дурак сможет. Ты, главное, расслабься, и вот сюда смотри, в серединочку. Внимательно, говорю, смотри и расслабься...

Я стал внимательно смотреть. Сначала в середине экрана крутилась разноцветная точка, потом она стала спиралью, потом — я затрудняюсь назвать, чем она стала, затейливая такая фигура, которая крутилась и втягивала меня, втягивала внутрь и вот втянула, и я полетел... туда...

Тьфу ты, что за напасть.

У меня под ногами была земля, каменистая и твердая. И небо было над головой, огромное и страшно голубое. В небе — птица парила и кувыркалась, неподалеку — еще одна. Чуть в сторонке что-то росло, трава — не трава, мох — не мох. А подальше — лес, стена без конца и краю. И деревья какие! Ничего себе. Так... А с другой стороны — овраг. Каньон целый, на дне его — река. Очень интересно.

— Ты как? — Викентий сзади хлопнул меня по плечу. — Голова не кружится? Это ничего, если кружится. Сейчас пройдет.

— Ну, ни фига ж себе, у вас спецэффекты! — выдохнул я.

На самом деле я другое сказал, гораздо длиннее и заковыристей, да и сам не понял толком, что я там сказал. Но суть была эта самая.

Он захохотал.

— Нравится? Еще бы! Я вот уже уйму часов налетал, а все не привыкну, все радуюсь...

— Что это?

— Это называется Юрский период, самое его начало. А вот и наши зверушки, смотри!

Они появились из-за леса. Вначале не торопясь, важно прошествовал один, огромный, он не шел, а плыл в каком-то туманном мареве, передние ноги заметно длиннее задних, массивное туловище, маленькая голова на длинной мощной шее, и хвост, похожий на шею — тоже длинный и мощный. За ним вышли еще несколько, потом еще и еще. Я сбился со счета.

— Ну, вот, брахиозавры. Выбирай, — сказал Викентий голосом радушного хозяина.

— Зачем? — спросил я потерянно.

— Затем, что купил. Теперь можешь получать доход. А иначе чего покупал? — он сунул мне в руку бинокль.

В бинокль я увидел их прямо перед своим носом. Огромные, блестящие зеленовато-серые туши, и...

— Что это?! — я судорожно глотнул.

На боку ближайшей ко мне зверюги красовалась надпись "Мока-мола" в до боли знакомом стиле. Чуть подальше жевал зелень зверь с надписью "Вапси". Я рассмотрел — всякая разная реклама украшала, если можно так выразиться, добрую половину ящеров. Последней я разобрал надпись: "Макароны Маква".

Сев на землю, я икнул и захохотал.

— Нет, это что? Зачем, а?!

— Рекламные баннеры зачем? — Викентий хмыкнул. — Так тут туристов больше, чем ящеров. Нет, не сегодня, конечно. По понедельникам, средам и пятницам. А сегодня вторник. Мы ведь, собственно, туристов не возим, у нас направление другое немножко. Мы бизнес продвигаем. На вашем временном промежутке только начали, поле непаханое. Вот и ты теперь прикупил себе рекламную площадь — размещай, что хочешь. Хлопочи и имей денежки, с прейскурантами тебя Олеся ознакомит.

— Да почему на ящерах? — по-прежнему не понимал я. — Вон, на горе написать, и то лучше видно будет.

— Потому что закон есть — размещать рекламу можно лишь на объектах живой природы, однозначно. Неживая, ведь, чего доброго и до нашей эпохи сохраниться может в каком-нибудь виде. А так нельзя, вероятное влияние на будущее. Вот этот период, — он повел рукой вокруг себя, — чего, думаешь, выбрали? Все просчитано-продумано, не боись. Динозавры все равно вымрут, одни скелеты останутся. Вероятное влияние почти нулевое. Да и то, думаешь, весь Юрский можно посещать? Как бы не так. Каких-то двести лет выделили, и привет. Капля в море.

Тут птичка, парившая в небе, ринулась вдруг в нашу сторону. Викентий сшиб ее из штуковины, возникшей в его руке как по волшебству. Я хорошо смог разглядеть упавшую птичку. У нее были кожистые крылья и полная пасть зубов.

— Ничего, — махнул рукой Викентий, — через час оклемается. Давай выбирай себе животное, и пометим его. Если хочешь, можешь сразу чего-нибудь написать. Хоть имя своей девушки.

— Нет, — тут же отказался я, — пусть в честь моей девушки тут бродит хоть один неразрисованный брахиозавр. Знаешь, Кеша, будь я туристом, я бы не поперся сюда разглядывать рекламу "Вапси". Она у меня перед домом на магазине намалевана, и по телевизору опять же...

— Дима, какие проблемы? — Викентий по-доброму улыбнулся. — Предыдущие двести лет — никакой рекламы, только туризм. Цены выше на порядок.

— Понял, — вздохнул я. — Дурацкая какая-то программа, но красиво, нет слов. Никогда не думал, что виртуальность может быть такой... настоящей. Даже запах тут такой, елки зеленые, и небо, и вообще все...

— Это не виртуальность, Дима, — Викентий взглянул на меня еще добрее. — Все проще. Это Юрский период, самое начало. Видишь ли, чересчур подробно я тебе не объясню, но, в общих чертах... Человек, Дима — это электромагнитная волна. Да, в сущности, все на свете — электромагнитная волна. Значит, сумей задать нужные характеристики, и — все. Хоть в прошлое, хоть на Марс. Это просто, Дима. Но в вашем промежутке до этого еще не додумались.

Я посмотрел на него, потом по сторонам — на брахиозавров, на лес, на каньон, на зубастых птичек. Присел и потрогал руками землю.

Нет, я совершенно точно знал, что верить этому нельзя. Ни в коем случае.

Но я поверил.

— Вы, стало быть, из будущего, — сказал я. — Только раз у нас до такого еще не додумались, чего же вы...

— Хороший бизнес, Дима, — пожал плечами Викентий. — А если кто не верит, мы не настаиваем. Виртуальность, так виртуальность. Ладно, Дима, давай-ка за дело. А то нам обратно скоро.

Мы выбрали громадного зверя и пометили его. Даже приближаться не пришлось, Викентий из пушечки такой маленькой патроном специальным выстрелил, и готово, штрих-код на шкуре — тут тебе и номер, и прочие данные. Мой зверь, короче.

Да, оснастка у этих людей будущего, инструменты — у меня аж под ложечкой засосало, от зависти.

А потом опять все помутнело, закружилось, и...

Мы очутились в той самой комнате, перед мониторами. В пестрых комбинезонах.

Дальше было вот что — девушка Олеся, радостно улыбаясь, притащила нам по кружке кофе, а еще — прейскурант. Я прочитал, во сколько мне обойдутся следующие полеты туда и следующие брахиозавры. И присвистнул. Потом нашел про стоимость аренды рекламной площади и прочие приятные сведения, и опять впечатлился. Хороший бизнес.

— Поработай, — ухмыльнулся Викентий. — Приводи десяток рекрутов, и полетели...

Я вышел на солнечную улицу и закрыл за собой дверь с табличкой "Бюро хронопутешествий", прошел до угла и наткнулся на мою Маришку.

— Как дела, малыш? — спросил я и поцеловал ее. — Отработала свою сотню глупых вопросов? Нет еще? Ничего, давай вместе. Только мы с тобой будем спрашивать, не хотят ли они купить брахиозавра, ага?