Братья Вайнеры

Опубликовано: 1 июля 2009 г.
Рубрики:

Ощущение, что это было вчера. Виль Липатов, муж моей старшей сестры, привёл к нам в переделкинскую дачу братьев Аркашу и Жору, отрекомендовав их как даровитых, плодовитых соавторов, очень перспективных. И Виль не ошибся. Братья Вайнеры набирали заметность, популярность с ошеломляющей стремительностью. Это теперь детективы заполонили книжный рынок, а в те пуританские времена такой жанр считался второсортным, писатели из всех сил рвались в прижизненные классики, предпочитая сочинять романы-эпопеи, награждаемые премиями, а что от романов этих смертной скукой веет — утаивалось.

На подобном фоне братья-соавторы, возродившие давний секрет литературного успеха, основанного на сюжетной занимательности, лихо закрученной интриге, с одной стороны воспринялись смельчаками, а с другой — чуть ли не наглецами. К тому же они ну совершенно не комлексовали ни по какому поводу, острили, хохотали, веселя и других, и себя. Казалось, что братьев Вайнеров не двое, а, по крайней мере, четверо. Аркаша уже был женат на Соне, враче-онкологе, весьма уважаемой медиками-коллегами и, несмотря на фейерверк мужниной известности, не отвлёкшейся от собственной профессии, защитившей докторскую диссертацию. А Жора еще гулял в женихах. Но, выждав, выбрал спутницу с меткостью снайпера. Знакомство моё с Шурой тоже произошло на нашей даче. Мне, всё же в отрыве от их поколения, нынче, правда, всё больше стирающемуся, Шура увиделась сверстницей, которой возможно поверить любые секреты: не выдаст, не продаст.

Фильм с Высоцким по роману Вайнеров "Место встречи изменить нельзя" смотрела без преувеличения вся страна. Но на мои отношения с братьями взрыв их востребованности, пожалуй, не отразился. Если честно, была и осталась другого ценителем. Зачем притворяться? Но под личностное обаяние обоих, и Аркадия, и Георгия, подпала сразу, что удержалось, видимо, навсегда.

В юности не улавливается то, что приходится преодолевать на тернистом (всегда и у всех) пути к удачам, победам. Вайнеры, слитно, обладали еще и зарядом артистизма, не позволяющим обнаружить тягости, ими переживаемыми на разных этапах. Веселились они открыто, а вот печалились скрыто. Затаённость боли просочилась в их поздние тексты и особенно, когда Жора лишился Аркаши.

И вот от нас ушел и Георгий Вайнер.

Но вспоминаю, хочу вспоминать далеко-далеко уплывшее... Все пока живы: мои родители, сестра, Липатов, Аркадий, Георгий — ту эпоху и тех Вайнеров, азартно ринувшихся в дебри литературного мира, непролазные для новичков как джунгли. И сумевших добыть там серьёзные трофеи. Братьев Вайнеров читатели не забывают. И не забудут.


Надежда Кожевникова