Горькая участь Кассандры Михаил Веллер в Нью-Йорке

Опубликовано: 5 декабря 2003 г.
Рубрики:

Михаил Веллер в Нью-Йорке не новичок. Лет пять назад, когда он впервые выступил перед читателями, его еще мало кто знал. Впечатленная его эрудицией, остроумием, публика бросилась раскупать его книжки: “Ножик Сережи Довлатова”, “Легенды Невского проспекта”, “Фантазии Невского проспекта”, “Запоминатель”, “Самовар”, “Приключения майора Звягина” — все, что было в продаже. Фундаментальный труд “Все о жизни” тогда еще не вышел.

Веллер — нелегкий собеседник, но присущее ему чувство юмора сглаживало острые углы. Зимой 2001 года мы встретились в маленьком бруклинском кафе, где тогда разрешалось курить расстались вполне дружелюбно. В августе этого года, на встрече в бруклинской синагоге “Си-Бриз”, он “к слову” вспомнил известную фразу, что в критики идут писатели-неудачники. И тем обозначил межу между нами, журналистами, и собой.

Если Веллер-писатель становится все более и более лаконичным, чтоб не сказать афористичным, Веллер-рассказчик, напротив, тяготеет к эпосу… Рассказ ведет от печки: подробно, гладко (по собственному выражению занудливо). Никаких бумажек — память феноменальная.

Вскользь заметил, что искусство письма и устного рассказа — принципиально разные вещи. Оценили… Дружески лягнул Фазиля Искандера, который хоть и пишет здорово, но вместе двух слов не свяжет. Не каждому дано...

Публика млеет от восторга.

“Для разогрева” рассказал пару сюжетов из будущей книги “Легенды Арбата”, которую ему заказал Союз правых сил. Обидно стало, что о Невском (проспекте) есть легенды, а об Арбате — нет.

С тех пор пять месяцев в году писатель проводит в Москве, а остальные семь — в своем любимом Таллинне, где ему даже на шашлыки некого пригласить…

Сюжет о том, как Ельцину организовывали рыбалку в Иркутской области, новизной не блещет... Брежневская охота на зубров, кабанов, медведей, равно как и правительственные рыбалки — многократно описывались. Идиотизм совковой жизни в особой фантазии не нуждается. Ну, разве чуть-чуть. В исполнении автора, однако, эта незатейливая история прозвучала. Рассказывать Веллер умеет.

Я бы назвала веллеровский стиль “псевдодокументальным”.

Механика простая: берется факт общественной жизни более или менее известный. Имена берутся тоже подлинные, небезызвестные. Даты, единицы архивного хранения — все как положено. Когда читатель уже заглотал эту наживку, автор дает волю фантазии, оставляя беднягу мучиться в догадках: так это было, черт возьми, или не было?!!

Начал Велер с доверительного признания, что “задний ум” (которым, как известно, крепок каждый из нас) для писателя — самый что ни на есть рабочий. После чего угостил аудиторию созданным “задним умом” рассказом о том, как ОВИР выпустил невыездного советского еврея Симона Левина на свидание к дяде в Париж. Не из жалости (какая там жалость у ОВИРа), а после вмешательства президента Де Голля в качестве частного лица... Это что же получается? Буш или Тони Блэр или Ширак могут воспользоваться “телефонным правом”, чтоб протолкнуть своего человечка на теплое местечко как частные лица, каковыми они становятся, когда набирают телефонный номер абонента? Абсурд! Господи, я забыла, это же Веллер! Опять навешал лапшу на уши.

Рассказы из этой серии предназначены для “сюжетной” публики. (По Веллеру, публика бывает “сюжетная” и “несюжетная”. Первой подавай занимательные истории, вторую хлебом не корми — дай позадавать вопросы, подискутировать).

Примерно через час включилась “несюжетная” публика..

Сначала вопросы задавали с места, потом стали передавать записочки. Веллер зачитывал их вслух. Среди прочих была и такая: “Вы — наше национальное достояние”. Не слабо.

Первый вопрос Веллеру очень понравился:

— Всегда ли реакция читателей на ваши произведения совпадает с вашей собственной?

— Совпадают очень редко. Реакция читателей бывает не просто неадекватной, но очень часто — непредсказуемой…

— Выживет ли Израиль в ближайшие десять лет?

— Клинический прогноз неблагоприятный. Если бы по главе Израиля стояли такие же люди, как в 70-х, этой проблемы не существовало вообще. Узников не выпускали бы из тюрем потому, что их туда бы не довозили.

В своих политических и социальных воззрениях Веллер — крайний справа. Он не только не скрывает это, но всячески декларирует. В прошлом году он дал интервью Михаилу Бузукашвили на местном русском радио. Бузукашвили просто оторопь взяла от веллеровских антитеррористических рекомендаций. Политкорректность ему ненавистна, либерализм вызывает презрение. Эта позиция заслуживает уважения: я разделяю его непопулярные взгляды на борьбу с терроризмом, с исламским экстремизмом, хоть и понимаю, как мало надежды на их осуществление в нашем цивилизованном обществе. Именно в силу его цивилизованности. Я была за введение смертной казни, на которую тогдашний губернатор Марио Куомо накладывал бесконечные вето. Я возмущалась уравнением в правах гомосексуалистов и лесбиянок с гетеросексуалами, когда такие заявления являлись не просто неприличными, но приравнивались к расистским. Не прошло и десяти лет, как смертная казнь в штате Нью-Йорк была введена, а сожительство однополых было признано легитимным. В первом случае здравый смысл возобладал, во втором — нет. Или пока нет. Сколько лет или десятилетий человечество будет наблюдать эту содомию, прежде чем понять, что она ведет к его физическому вырождению? Маятник должен качнуться в обратную сторону. Но когда? У человечества нет времени на раскачку и осознание. Оно находится в цейтноте.

Об этом — только вышедшая книга Веллера “Кассандра”. Меньше всего ее можно отнести к жанру беллетристики. Это — свод общих положений, изложенных в популярной форме: от концепции человека — до культуры, как знаковой системы. Иными словами все, что мы замечали вокруг себя и что вызывало наше раздражение, все издержки демократического общества, в которых заложена его будущая гибель, Веллер собрал, систематизировал и разложил по полочкам. Тут и гибель Запада, и 40 тезисов в осуждении убийства, и фашизм, и грех, и общественное мнение и много еще чего. Собственно, ничего нового в этой книге нет, но собранные вместе эти факты пугают, ибо представлены во взаимосвязи. Вывод однозначен: либо человечество будет действовать теми же методами, что экстремисты, либо оно погибнет... В этом смысле “Кассандру” можно рассматривать как сборник пророчеств. Европейская цивилизация неуклонно движется к вырождению и гибели. Беспомощная, пресытившаяся, исчерпавшая свой энергетический потенциал, она падет под натиском более молодой, агрессивной, фанатичной исламской, как некогда Рим пал под напором варваров. Не нужно обольщаться: то, что происходит сегодня — это не борьба с исламскими террористами, с Аль-Каедой, “Хезболлой” или еще с кем-то, — это война цивилизаций. Война не на жизнь, а насмерть. И если человечество это не поняло — тем хуже для него…

“Как только террорист осознает, что любой акт террора мгновенно влечет за собой аналогичный ответ в десятикратном размере — и ничего нового — он мгновенно перестает быть террористом. Убить одного чужого — значит убить десять своих... Гуманизм по отношению к варварам ослабляет тебя и усиливает его. Потому что сила — это не то, что обладает всеми атрибутами силы, а то, что любой ценой способно добиться своего”.

(М.Веллер. “Кассандра” С.-П. 2003 стр. 150-151)

Меня особенно впечатлила эта пропорция: один к десяти. Я бы уже удовлетворилась на счет: один к одному. Око за око. Как сказано в Библии.

— Что нужно, чтобы спасти цивилизацию?

— Нужна сильная, жесткая личность с безграничными полномочиями, личность, дорвавшаяся до вершины власти.

— Может ли Путин помочь России?

— Мог бы, если бы обладал всей полнотой власти. Но реально он обладает 10-15 процентами. Если поголовно заменить олигархов-евреев на олигархов-русских — положение в стране это не изменит.

— Как вы относитесь к гомосексуализму?

— Сдвиг в сторону стирания разницы между полами — это сдвиг к гибели, бесплодию, исчезновению. Врожденный гомосексуализм “трех процентов” это брак природы, этому можно посочувствовать. Гомосексуализм тюрьмы — вынужденный. Но уравнять патологию в правах с нормой — значит разрушить норму.

Уже разрушили. Начали с защиты гражданских прав дискриминируемого сексуального меньшинства, а кончили законными браками и венчанием. Начали с двуличного “не спрашиваем — не отвечай”, а кончили назначением открытого гомосексуалиста главой епископальной церкви...

В этот день интервью не состоялось: Веллер устал и спешил домой к жене и дочке. Договорились, что он ответить на мои вопросы по телефону.

Позвонив на следующий день, я уточнила: считает ли он, что для борьбы с терроризмом нужна диктатура?

— Я не называл этого слова, — возразил Веллер, — оно имеет негативную стилистическую окраску. Разве мы можем назвать диктаторами Рузвельта, де Голля? Диктатура сама по себе не является панацеей. Сильная власть в борьбе с терроризмом — условие необходимое, но недостаточное. Нужен целый ряд факторов: экономических, политических, всяких.

Меня, признаться, несколько удивила эта терминологическая осторожность. Как ни называй диктатуру: власть сильной руки или сильная рука власти — смысл от этого не изменится. Но открыто объявить себя сторонником диктатуры Веллер все-таки не хочет… Этак его могут обвинить в симпатиях к сталинизму. Сталин, как известно, решил чеченскую проблему за 24 часа. Вот тут и кроется закавыка: с одной стороны мы все-таки числим себя демократами, с другой стороны понимаем, что с терроризмом в белых перчатках бороться как-то несподручно. Но и сбросить их духу не хватает.

Следующий мой вопрос отразил эти сомнение.

— Но если западная цивилизация начнет действовать по вашим рецептам, она перестанет быть цивилизацией. Может ли один человек диктовать свою волю всему миру? И вправе ли Америка, Израиль или Россия действовать без оглядки на мировое сообщество без риска подвергнуться остракизму?

— Мировое сообщество — это то, что мы позволяем ему. Мировое сообщество промолчит. Ему нужны страны, которые его кормят. Почему нас должно волновать, что скажут эти нахлебники и паразиты? Всегда есть кто-то, кто живет за ваш счет и при этом учит, как вам надо себя вести. Мы нашу цивилизацию уже построили им еще строить и строить.

Его бы слова да Бушу в уши. Путин, сгоряча пообещавший “топить террористов в сортире”, тоже проигрывает им одну битву за другой.

“Они сильны духом... Каждый день жертвуют собой, уничтожая тех, кого считают врагами... Они готовы уничтожить нас всех. Мы их — нет... Побеждая, мы щадим их и оставляем возможность реванша в бесчисленный раз. Победив, они не пощадят нас и реванша не будет”.

“Кассандра”, стр. 169

Кассандра — в греческой мифологии — дочь царя Трои Приама, получившая от Апполона дар предвидения. Но она отвергла любовь Апполона, и он в отместку лишил людей веры в ее пророческий дар. Все пророчества Кассандры сбывались, но люди ей перестали верить. Из-за этого произошла Троянская война и пала Троя.

Прозаик Михаил Веллер, наступив на горло своей Музе, добровольно взвалил на себя миссию Кассандры, зная наперед, что его пророчества будут гласом вопиющего в пустыне.