Сложные финансовые пирамиды

Опубликовано: 1 апреля 2009 г.
Рубрики:

Суммы вливаний (bailout) правительственных денег в банкротов нынешнего кризиса поражают. Правительство уже дало около 800 миллиардов. Нужно — не менее трех триллионов. Вашингтон был вынужден прийти на помощь крупнейшей в мире страховой компании AIG (American International Group) уже в четвертый раз за последнее время. Согласно данным экспертов, чистые убытки AIG за 2008 год составили около 100 млрд. долларов. Правительство приняло решение выделить компании еще 30 млрд. долларов. Если не дать, то банкротство страховщика может привести к краху мировой финансовой системы.

Цитировать экспертов скучно. Ничего нового. Можно узнать лишь сотни названий банков и компаний, стоящих с протянутой рукой в очереди за государственным подаянием. И всем нужно дать. Если не всем, то хоть самым главным страдальцам. Например, гордости, столпу и становому хребту американской экономики General Motors. Ибо если он завалится (а к этому близко), то произойдет примерно то же, что и при возможном крахе AIG.

Откуда правительству США взять деньги?

Есть несколько живительных источников. Первый, самый прямой, — одолжить, например, у Китая. Второй: продать государственные облигации США. Третий: ввести новые прямые и косвенные налоги. Четвертый: запустить денежный печатный станок. Есть и еще, менее значимые.

Деньги на последнее вливание средств были взяты за счет кредитования США такими странами, как Китай, Япония, Россия и ряд других стран, которые держат свои национальные золотовалютные резервы в американских казначейских облигациях (US Treasuries). В частности, согласно последним данным, Китай купил у США облигаций на сумму около одного триллиона долларов, обогнав Японию, в прошлом главного кредитора США. Сумма — более, чем значительная, она составляет половину всего валютного резерва страны, и Китай хотел бы получить ее, конечно, обратно и с процентами. По этому случаю впервые за все время Китай устами своего премьер-министра Вэнь Цзябао вежливо попросил Америку с толком распорядиться кредитом. Это называется, дожились: недавно еще беднейшая страна Китай стала главным кредитором и заимодавцем самой богатой страны мира!

А все потому, что в США была создана сверхсложная финансовая система. Хотя сложность вовсе не гарантия правильности. В свое время в системе Птолемея нагромоздили десятки эпициклов и эксцентров, чтобы хоть как-то согласовывать расчеты с наблюдениями. А вопрос решился просто: Коперник (в кеплеровском варианте) в центр планетной системы поместил не Землю, а Солнце. И сразу все упростилось.

Когда-то, в конце XIX века, на рынке ценных бумаг изобрели форварды, получившие название фьючерсов (контрактов по будущим ценам). Придуманы они были из разумных соображений: фермер для проведения посевной должен был закупить зерно для семян, топливо, удобрения и т.д. Покупал он это все под будущий урожай и, соответственно, под цены на этот будущий сбор. Стороны прикидывали виды на урожай, погоду, характер почвы и ударяли по рукам.

Получать деньги "до" стульев показалось заманчивым. Фьючерсы стали распространяться на все прочие товары, вовсе не связанные с сезонностью: на нефть, металлы, электроэнергию. Потом умные головы на финансовом рынке прикинули, каким образом еще можно добывать деньги, да без всяких продуктов и изделий. И изобрели сначала индексы на фьючерсы. Потом — фьючерсы на индексы и так далее.

Наконец, в этой игре с будущим была достигнута "вершина" — это страхование страховых компаний. Ибо вдруг они переплатят за чье-то будущее банкротство, вот тогда их и должны подстраховать коллеги второго эшелона обороны.

Все вышеназванное называется общим словом "деривативы" — производные от ценных бумаг на товары и услуги. Таких производных может быть сколько угодно. Как лесозащитных полос в величественном сталинском плане преобразования природы.

Деривативы, именуемые не иначе как "финансовые продукты", никакими продуктами не были и по замыслу быть ими не могли. Это, по большому счету, химеры, фантазии. Королевство кривых зеркал, некая камера-обскура, в которой одно зеркало отражает другое, в третьем отражается второе, в четвертом — третье. Все это уходит в бесконечную перспективу, и что там соответствует отсветам во втором, третьем и последующих зеркалах, узнать не дано никому. Ибо уже самое первое зеркало является дико кривым и создающим собственным артефакты — например, какие-то несуществующие в природе гало и блики.

Что имеется в виду? Да вот хоть бы то, что американский банк на каждые 1000 долларов уставного капитала может выдавать на 9 тысяч долларов кредитов. Иначе говоря, банк выдал кому-то кредит, который есть долг этому банку. Этот "кто-то" может положить чек на свои 9 тысяч в тот же самый банк (или в другой — не важно), и вот уже долг дивным образом превратился во вклад, в деньги, в прибыль. Этот вклад, само собой, страхуется. Потом этот вклад (а на самом деле долг) один банк может продать другому, а тот, в обрамлении страховок разного уровня, толкнет его третьему банку. И все запишут на свои счета удачно проведенную финансовую операцию, у всех появились на счетах деньги, коих изначально не было.

Все это напоминает игру-забаву "зачем просто, когда можно сложно", установленную в некоторых аэропортах. В этой игре катящийся сверху шарик падает на разные лопатки, те двигают рычажки, рычажки открывают заслонки и так далее... в результате шарик оказывается в самой нижней точке, откуда его лифтик снова поднимает наверх...

В конце эфемерной цепочки, где-то в центре хитрой финансовой паутины сидит, например, господин Джон Тейн (John Thain), президент огромной финансовой компании Merrill Lynch, которую от банкротства спас один из крупнейших в мире Bank of America, купив банкрота с потрохами и тем самым получив пинок, от которого сам сильно закачался.

Напомню, что этот Джон Тейн, считавшийся одним из лучших американских топ-менеджеров, при увольнении за доведение до краха своей компании получил в 2008 году "за моральный ущерб" компенсацию в 161 миллион долларов (при годовой зарплате в 120 миллионов)! Уже в этом году, после восшествия Обамы, менеджеры финансовых компаний Уолл-стрита получили бонусы на общую сумму 18 миллиардов долларов! Это, в частности, и из спасительных денег, выданных правительством! Благостный Обама сказал, что это где-то нехорошо, непорядочно и даже стыдно.

Есть таинственное недоумение: почему Мэдофф, кинувший своих друзей на 65 миллиардов долларов, так долго не привлекал внимание контрольных государственных органов? Комиссий Конгресса? Простого аудита? Мэдофф во время ареста сказал, что с самого начала, 40 лет назад, когда начал строить свою пирамиду, уже знал, что кончится все вот этим — арестом и судом. Его компания обещала всем не менее 12 процентов годовых, а отдельным — до 20. Это само по себе должно было вызвать самое пристальное внимание к аферисту. Но — не вызвало. Возможно потому, что у него есть высокие политические покровители, крайне заинтересованные в долгожительстве его феноменальной пирамиды? И не деятельность ли мэдоффов и джонов тейнов есть одна из главных причин нынешнего кризиса? Все это выяснится при следующем президенте.

В одном из разделов сайта www.wealthdaily.com, на котором даются независимые прогнозы целесообразности тех или иных инвестиций, появился блог, который открывается коллажем из 6 главных архитекторов финансового краха. Они же называются там врагами общества (народа) и бандитскими баронами (robber barons). Там и Джон Тейн, и бывшей глава Федерального резерва США Ален Гринспен (как главный идеолог), и Дэвид Моффетт, директор обанкротившегося крупнейшего в США банка ипотечного кредитования Фредди Мак, и Мартин Салливан, бывший президент ныне опять тонущей финансовой группы AIG. Один из отзывов там гласит: "Мистер Салливан жестко критиковался на слушаниях в Вашингтоне как один из предполагаемых деятелей корпоративной жадности, ответственный за глобальный финансовый кризис. Он является главным преступником, виновным в падении фондовых рынков...".

Салливан не дотягивает до бонусов Джона Тейна (хотя... кто знает, про его бонусы пока нет сведений), но живет хорошо. Само собой, он — филантроп. Вот некоторые данные. Президент AIG Мартин Салливан получал зарплату в размере 25,4 миллиона долларов, включая 322 тысячи для личного использования корпоративного самолета, 153 тысячи для автомобиля и парковки, 160 тысяч для обеспечения личной безопасности... Агентство Рейтер сообщило, что в итоге он в 2008 году получил 47 миллионов долларов.

AIG в настоящее время находится под расследованием Генеральной прокуратуры штата Нью-Йорк. Генпрокурор штата Эндрю Куомо назвал расходы компании уже после первого долларового пакета поддержки AIG американским правительством в 85 миллиардов долларов — "безответственными и возмутительными".

В середине марта стало известно, что топ-менеджерам этой самой спасенной компании AIG выплатили бонусы на общую сумму 165 млн. долларов. Палата представителей США вначале проголосовала за обложение этих бонусов 90-процентным налогом. Сейчас вроде законодатели требуют вообще вернуть бонусы налогоплательщикам, поскольку именно на их средства страховая компания была спасена от банкротства. Под давлением возмущенной общественности и Конгресса, отдельные премированные уже заявили, что согласны вернуть свои бонусы. В частности, сообщается, что 15 из 20 наиболее щедро вознагражденных сотрудников AIG согласились вернуть выплаченные им бонусы — всего на сумму в 30 млн. долларов (предполагается, что не менее 80 млн. будет возвращено).

Но давайте вернемся к истинным причинам данного кризиса, к этим самым сложным финансовым пирамидам — деривативам.

Первую классическую финансовую пирамиду построил в начале XX века в Бостоне американец итальянского происхождения Карло Понзи. Суть всякой пирамиды в том, чтобы получать деньги сейчас, а возвращать с дивидендами потом. Потом можно отдать деньги тех, которые в надежде заработать внесли в период между "сейчас" и "потом". Дело, таким образом, переносится в будущее. Это дивным образом роднит классические финансовые пирамиды, облигации, деривативы и... политические обещания о светлом коммунистическом завтра. Именно потом, в очень близком будущем, полыхнет заря новой эры и блага польются широким потоком. А "потом" выясняется, что деньги сегодняшнего дня быстро сфокусировались в яхты, дворцы, "Бентли" и "Майбахи", а на завтра остались объявления о закрытии офисов МММ, банкротствa AIG и розыск отдельных архаровцев через Интерпол.

Вспомним, что Великая Депрессия имела в своей основе знакомые и нам причины: тогда тоже раздули до небес цену акций, так как не имелось законов, ограничивающих выдувание мыльных пузырей под видом роста и преуспевания компаний. Там был еще и другой механизм, связанный с отсутствием узды на некоторые разновидности монополий, но для нас важна сейчас именно первая причина. Когда выяснилось, что акции многих важнейших компаний не имеют под собой никакой реальности, наступил черный вторник октября 1929 года.

Вспомним сравнительно недавнее (2000-2001 гг.) "проткнутие" хайтековского пузыря "воздух дот ком". Этот пузырь был построен все на той же идеологии: покупайте растущие акции нашей компании сегодня — завтра они станут дороже в два раза, а послезавтра — в десять. И хватали их, как билеты МММ, продавая дома и дачи. Однако по закону фокусирования рассеянного света инсайдерской линзой деньги, как обычно, сконденсировались у лучших представителей, а все прочие побежали в бесплатные харчевни. Компании "Энрон", "Ворлдком" со товарищи записывали "расходы будущих периодов" как прибыль и под эту несуществующую прибыль (более того — расходы) разгоняли цену своих акций до небес.

И сейчас все то же самое. Будущее манило с неудержимой силой. Хватали кредиты, дома, акции. Потом отдадим кредиты, потом получим дивиденды. Потом, когда фьючерсы станут гораздо дороже. А если не станут дороже, а напротив, сделка сорвется, то все равно получим, потому что все застраховано на двойную сумму...

Ясно, что система глубоко порочна. Конечно, что-то в ней периодически подправляют. Например, ограничили дивиденды по ценным бумагам 18-ю процентами, чтобы отбить охоту к построению пирамид. И они в явном виде зачахли. Ввели более строгие антимонопольные законы, чтобы некто не захватил рынок и не стал бы на нем выкомаривать. Но одну дыру затыкают, зато открываются другие.

Например, те же деривативы. Все эти дыры буравят вовсе не случайно и не стихийно. Невозможно себе представить, чтобы финансовые волчары не догадывались, какие райские кущи скрываются за этими деривативами. Придумывание этих финансовых "инструментов и продуктов" очень похоже на взлом сейфа с применением технических средств и по предварительному сговору. Политики спохватываются только тогда, когда все государственное здание грозит обрушением.

Папа римский Бенедикт 16-й вместо идеи крестового похода вдруг призвал изучить "этический опыт" исламских банков и применить его для оздоровления западной финансовой системы. Опыт хорошо известен: скажем, Исламский банк Саудовской Аравии дает своим гражданам беспроцентные кредиты. Точнее, проценты исламский банк берет не с суммы выданных взаймы денег, а с прибыли, полученной от их использования. Допустим, прибыль очень маленькая или ее вообще нет. Значит — банк не получит своих процентов. Нормальный банк берет проценты именно от суммы предоставленного кредита. То есть, исламский банк в нашем понимании слова и не банк вовсе, а своего рода касса взаимопомощи.

Наши стандартные банки — не есть такая касса, это коммерческая контора. Банк дает кредиты, чтобы получить платежи с него с процентами. Банк должен процветать, потому что он есть еще и public company, то есть выпускает и продает на рынке акции и платит их держателям дивиденды. Банк кредитует то, чего еще нет, — новые производства, новые исследования. За счет кредитов происходит научно-технический прогресс.

Несколько ближе к исламскому банку — китайский опыт. Там — обычные банки, то есть с процентами по кредитам. Но там запрещены разнузданные деривативы. Точнее, сложные деривативы есть в Гонконге, который действует пока что под установку Дэн Сяопина: "Одна страна — две политические (и финансовые) системы". Конечно, оттуда "деривативная зараза" просачивается и в континентальный Китай. Но здесь зарвавшихся бизнесменов по-пролетарски быстро приводят в чувство... вплоть до расстрела.

При этом никто не скажет, что в Китае нет того-самого прогресса. Или что он сильно подпал под каток кризиса. Везде кризис, а в Китае запланирован в этом году рост ВВП 8 процентов. В самом худом случае — 6-7 процентов, что было лучшим достижением в России, и чего давно нет в США. Странным образом на повестку дня снова встает альтернатива левой социалистической идеи, и не случайно в мире выдержки из Маркса в последние месяцы стали более цитируемыми, чем слова Библии. Но в Америке требуют защитить народ не от капитализма, а капитализм от Уолл-стрита...

Стало быть, деривативы (кроме фьючерсов на сельхозпродукцию) — явно бесовская выдумка. Вполне можно без них не только обойтись, но они есть порочная паховая язва алчных преступников. Так что главным делом для оздоровления и даже спасения (именно это слово употребляют сейчас политики) экономики является прижигание язвы, запрет этого зелья. Точно так же, как государство запрещает наркотики. Ведь они тоже могли бы приносить колоссальный доход. Гораздо больший, чем продажа долгов и их страхование. Вот только расплатой общества за этот доход станет его гибель.

Экономика, как струна, имеет собственный период колебаний. Например, циклы Кондратьева, связанные с переходом от одной промышленной эпохи к другой.

Если на этот процесс автоколебания наложить местные флуктуации, то система может обрушиться. Точно так же, как если на собственные колебания моста наслоить дружный шаг роты солдат, своим топанием попавших в резонансную частоту, то мост может рухнуть. Орава высших менеджеров Уолл-стрита, носорожьим топотом пронесшаяся по дрожащим финансам, вполне может превратить их в обломки.

Обаму народ встретил как избавителя. Он научит, исцелит, утешит и воскресит... Но решится ли Обама на запрет сложных деривативов и на существенное расширение полномочий правительства в регулировании рынков Уолл-стрита?