Специалист

Опубликовано: 16 февраля 2009 г.
Рубрики:
Иллюстрация Юлии Меньшиковой (Москва)

"Роллс-ройс" мягко притормозил у золочённых, сработанных под старину массивных ворот. Водитель выскочил, стремительно обогнул машину, сноровисто распахнул пассажирскую дверцу.

— Свободен, Джек, — небрежно бросил водителю Годдар, вылезая наружу. — Пару часов можешь бездельничать. Понадобишься — позвоню.

Джек коротко поклонился. Не сказав ни слова, он вновь бегом обогнул "Роллс-ройс", прыгнул за руль. Через долю секунды автомобиль сорвался с места и, наращивая скорость, помчался вдоль парковой ограды прочь.

За Джека Годдар заплатил изрядную сумму, но парень того стоил. Ещё бы, плоть от плоти трёхкратного чемпиона "Формулы-1" и чемпионки мира по автослалому. Вышколенный и обученный ремеслу с рождения.

— Мистер Годдар, — врезанная в ворота латунная дверь отворилась, в проёме показался охранник. — От лица корпорации "Наследственность" приветствую вас. Прошу, сэр, мистер Бёргер вас ждёт.

Следуя за охранником по безупречно ухоженной парковой аллее, Годдар в который раз поразился мощи корпорации. Откупить у государства знаменитый Централ Парк, самое сердце Нью-Йорка, оградить его от посторонних взглядов, фактически превратить в крепость. Застроить уникальным по конструкции комплексом зданий. Содержать внушительный штат сотрудников из самых лучших. Лучших архитекторов, учёных, врачей, педагогов, администраторов... Сколько же сюда вбухано? При мысли о величине суммы Годдар невольно испытал почтение. Он знал, как работают деньги и какие возможности предоставляют своим владельцам. Возможности владельцев корпорации "Наследственность" были безграничны. Поговаривали, что от этой гигантской монополии кормится абсолютное большинство сенаторов и конгрессменов, включая ультралевых. И шутка о том, что надумай "Наследственность" протащить закон о внедрении тотального каннибализма, его бы ратифицировали на следующий день, — шуткой была лишь отчасти...

— Мистер Годдар, до чего же я рад вас видеть, — как и всё в корпорации, менеджер по продажам господин Бёргер выглядел безукоризненно. Профессиональное радушие, дружески протянутая рука, искренняя располагающая улыбка — Годдар в который раз подумал, насколько мало отличается показное от настоящего. На него, впрочем, приёмы Бёргера не действовали абсолютно, сам Годдар умел лицедействовать нисколько не хуже.

— Прошу вас, сэр, — не прекращая улыбаться, придвинул кресло Бёргер, — располагайтесь, устраивайтесь, прикажете кофе?

— Нет, благодарю вас, — Годдар опустился в кресло. — У меня мало времени, к сожалению. Так что, извольте, к делу.

Улыбка на лице менеджера по продажам мгновенно сменилась деловой озабоченностью.

— Разумеется, сэр, — красочный каталог появился, казалось, из воздуха. — Вот, позвольте, краткий экскурс. За последний год мы многого добились, мистер Годдар, — Бёргер распахнул каталог и сноровисто подвинул его к клиенту. — Взгляните — секретарша, последняя версия. Да, я, разумеется, помню, что секретаршу вы у нас уже приобретали. Но человеку вашего положения нисколько не повредят две секретарши. Обратите внимание на эту, мистер Годдар. Идеальная наследственность. Материнская клетка от мисс-Вселенной-2208, отцовская — от самого Джеймса Арчера. Помните фильмы с ним, сэр, когда Арчер был ещё молодым? Лучший актёр столетия, вы даже не представляете, во сколько нам обошёлся миллиграмм его семенной жидкости.

Годдар небрежно взглянул на фотографию. Секретарша выглядела настоящей красавицей. Она его не интересовала, но обязательную программу следовало отработать, и Годдар благосклонно кивнул, позволяя менеджеру продолжать.

— Это ещё не всё, сэр, — быстро заговорил Бёргер. — Улучшена мотивация поведения, коэффициент преданности владельцу вырос на целых три процента, степень пунктуальности и обязательности близка к абсолютной. И главное, — в голосе представителя корпорации появились игривые нотки, — значительно улучшено поведение в постели. Повторяю: значительно. Это вам не какая-нибудь секретарша первого поколения, умеющая разве что раздвигать ноги. Это почти полноценная чувственная женщина, сэр. Разумеется, и цена за такой экземпляр значительно превышает стоимость предшественниц, но, клянусь вам, дело того стоит. Взгляните, сэр, — Бёргер споро перелистал страницы, — у нас сейчас прекрасный выбор. Рекомендую вот эту, — с фотографии улыбалась ослепительной красоты азиатка. — Уровень сексуальности впечатляет — почти как у среднестатистической женщины, выношенной в материнской утробе.

Годдар скрестил на груди руки. Для постели инкубарки, как называли в простонародье выращенных в искусственных условиях женщин, не годились, что бы там ни говорил этот пройдоха Бёргер. Одностороннее развитие, подавление функций и навыков, за исключением профессиональных, аскеза, культивация преданности владельцу — всё это на пользу инкубаркам не шло. Так же, впрочем, как инкубарам — их владелицы давно отказались от попыток использовать водителей, садовников и парикмахеров для физического удовлетворения.

— Вижу, секретарша вас не заинтересовала, мистер Годдар, — проговорил Бёргер, перелистнув пару страниц. — Давайте пойдём дальше. Прошу взглянуть — личный пилот, замечательный экземпляр, просто великолепный.

В течение получаса Годдар терпеливо пропускал мимо ушей потоки информации о коэффициентах, степенях и уровнях у произошедших от мировых знаменитостей гувернанток, экономок, поваров, ювелиров, охранников ... Зачатые искусственно, выхоженные в инкубаторах и выученные лучшими специалистами, эти люди стоили покупателям огромных денег. Ещё бы, только за предоставление донорских клеток мировые знаменитости получали от корпорации внушительный гонорар, а за отказ от родительских прав — и того больше. Их потомки формально были полноправными гражданами, а фактически — рабами. Невольниками с привитым комплексом преклонения перед будущими владельцами и абсолютного им повиновения.

Каталог, наконец, закончился, менеджер по продажам умолк, выжидательно глядя на клиента. Обязательная программа было отработана, и Годдар мысленно подобрался: начиналось то, ради чего он сюда пришёл.

— Меня интересует несколько другой специалист, — выдержав минутную паузу, сказал Годдар. — Из тех, которых в каталоге нет.

На лице собеседника промелькнуло едва уловимое удивление, которое, впрочем, мгновенно сменилось дежурной улыбкой.

— Я не совсем понял вас, сэр, — сказал Бёргер. — Не могли бы вы пояснить, что именно имели в виду.

— А я думаю, вы меня поняли, — медленно сказал Годдар. — Мне нужен особый специалист, — он посмотрел менеджеру в глаза. — За ценой я не постою.

— Вот как, мистер Годдар, — по-прежнему непринуждённо улыбаясь, проговорил Бёргер. — Мне кажется, я знаю, что именно вам нужно. Однако вопрос этот крайне деликатный, и, кроме того, не в моей компетенции. Что если мы вернёмся к нему через пару дней?

— Конечно, — Годдар поднялся. — Я позвоню вам на следующей неделе.

Несколько дней корпорации понадобится на скрупулёзный анализ его личности и финансового положения. Результатом анализа станет решение, стоит ли иметь с ним дело.

— Мы сами с вами свяжемся, — быстро сказал менеджер, пожимая Годдару руку. — Вы наш постоянный клиент, сэр, но, понимаете, случай несколько нетривиальный, и...

— Прекрасно понимаю, — прервал Годдар. — До свидания. Надеюсь, мне не придётся ждать слишком долго.

— Ни в коем случае, сэр, — распахнув перед клиентом дверь, заверил менеджер по продажам. — Это всего лишь дело нескольких дней.

 

В отличие от мистера Бёргера, этот представитель корпорации "Наследственность", подсев к Годдару в машину, не проявил ни радушия, ни доброжелательности. Однотонный невзрачный костюм, прикрытые тёмными очками глаза на вытянутом, почти треугольном лице, спортивная фигура и выправка явно принадлежали человеку военному.

Джек тронул машину с места, через пару минут "Роллс-ройс" вылетел на Вест-Сайд и стремительно понёсся к мосту Джорджа Вашингтона. Ещё через полчаса, оставив мост позади и пролетев по семнадцатой дороге, свернули на восьмидесятую. Проехав с десяток миль, водитель заложил лихой поворот и изящно вписался в подъездную дорожку Морристаунского парка. Вырулил на стоянку и плавно затормозил. В пути гость, отказавшийся от напитков из мини-бара, не произнёс ни слова.

— Пойди, прогуляйся, — коротко бросил Годдар, и верный Джек беззвучно покинул "Роллс-ройс". Годдар обернулся к попутчику.

— Можете называть меня Смитом, — сказал тот. — Итак, слушаю вас.

— Вы знаете, о чём у нас пойдёт речь, мистер Смит?

— Просто Смит, без мистера. Догадываюсь.

— Хорошо, мне нужен специалист, Смит. Надеюсь, вы понимаете какого рода. Что вы можете предложить?

— Так не пойдёт, — назвавший себя Смитом скривил уголки рта и окинул Годдара взглядом из-под затемнённых очков. — Ваша машина, видимо, оборудована средствами против прослушивания и противозаписывающими устройствами, не так ли?

Годдар кивнул.

— Тогда будьте любезны говорить напрямую. В подобных делах собеседники должны понимать друг друга идеально.

— Ладно, — Годдар замялся. Проклятые слова не хотели произноситься. Годдар облизнул губы.

"Послать всё к чертям, — подумал он. — Извиниться и сказать, что передумал. Ещё не поздно всё перерешать и забыть о своём намерении, как о ночном кошмаре".

— Ладно, я помогу вам, — видимо, оценив состояние Годдара, сказал Смит. — Можете пока отвечать "да" или "нет". Вас интересует криминальный специалист?

— Да.

— Мошенничество, воровство, киднэппинг?

— Нет.

— Понятно. Бандитизм, разбой, организованный рэкет?

— Тоже нет.

— Тогда, видимо, остаётся лишь один вариант. Вам нужен киллер, не так ли?

Годдар на секунду прикрыл глаза.

— Да, — выпалил он, подняв веки и глядя на собеседника в упор. — Именно так. Мне нужен убийца.

— Что ж, мы так и предполагали, — Смит едва заметно улыбнулся и поправил очки. — Вы имеете представление о цене? Мы проверили вашу кредитоспособность, она не вызывает сомнений, однако специалист такого рода будет стоить значительную часть вашего состояния. Вы отдаёте себе в этом отчёт?

— Я это предполагал, — сказал Годдар. Теперь, когда главное было уже сказано, он почувствовал облегчение. — Какова цена?

— Это будет зависеть от вашего выбора. У нас есть три кандидатуры. Отец у всех общий — серийный убийца Йоширо Танаки, его искали двадцать пять лет и так бы и не нашли, не явись он на старости лет с повинной. Три дюжины нераскрытых следствием убийств, помните такого?

— Да, помню. Палач-невидимка, так его называли, кажется. Во времена моей юности им пугали детей.

— Совершенно верно. Однако матери у всех троих разные. Анжела Польски, отравительница, затем...

— Постойте, — поднял руку Годдар. — Эти подробности меня не интересуют. На что ваш питомец способен, и какова цена?

— Цена зависит от того, которого из трёх вы возьмёте.

— Мне нужен самый лучший.

— Что ж, хорошо. Цена — двести миллионов.

Годдар сглотнул слюну. Сумма почти достигала третьей части его состояния.

— Каковы его возможности? — хрипло спросил Годдар.

— Этот специалист попросту может всё. В его арсенале все существующие способы и средства от начала веков до наших дней. Вероятность успеха проводимой им операции — почти стопроцентная. Разумеется, я имею в виду операцию, не поддающуюся раскрытию. Этот специалист не оставляет за собой ни следов, ни улик.

— Хорошо, — твёрдо сказал Годдар. — Я беру его. Когда он поступит в моё распоряжение?

— Как только вы переведёте деньги. Вам ничего не придётся предпринимать, специалист сам явится к вам. Заодно продемонстрирует некоторые свои умения. Однако должен вас предупредить кое о чём.

— Слушаю вас.

— Дело в том, что уровень преданности владельцу у этого человека не слишком высок. Нет, он будет вам верен и послушен, не сомневайтесь. Но не советую перегибать палку — вы, надеюсь, понимаете, что такие врождённые инстинкты, как у него, нелегко подавить. Кроме того, сам род деятельности требует от специалиста известной самостоятельности и свободы. Фактически, в отличие от большинства наших выпускников, у него есть чувство собственного достоинства. И я не рекомендовал бы вам подвергать этого человека унижению или относиться к нему пренебрежительно. Я внятен?

— Вполне, — подтвердил Годдар. — Я ожидал нечто в этом духе. Завтра я начну заниматься финансовой частью нашей сделки. Думаю, что к пятнице вы получите всю сумму полностью.

 

— Я приобрёл нового слугу, Кевин, — инструктировал Годдар дворецкого. — Из ваших, из инкубаров. Ещё не знаю, какую работу я ему поручу, но доставить его могут в любой момент. Велишь охране пропустить и немедленно проводишь ко мне. А пока подготовь для него комнату в дальнем крыле. Тебе понятно?

— Да, сэр, — Кевин поклонился. — Не извольте беспокоиться.

Годдар легко взбежал по лестнице на второй этаж. В свои сорок пять он сохранил прекрасную форму, поджарое мускулистое тело и почти не тронутое морщинами породистое, мужественное лицо. Годдар заглянул в кабинет, кивнул секретарше и подумал, что, возможно, вызовет её на ночь согреть постель. Затем долго отфыркивался под ледяными струями душа, наконец, вылез, растёрся и, набросив халат, отправился в спальню. Створки сенсорной двери привычно разошлись при его появлении. Годдар шагнул вовнутрь и, едва не споткнувшись, замер на пороге.

Посреди спальни стоял человек. Годдар даже не сразу понял, что это человек, а не статуя — тот был затянут в нечто чёрное, напоминающее водолазный костюм, и полностью неподвижен. Накидка на манер паранджи скрывала лицо. Человек был небольшого роста и статью походил на ребёнка.

Через мгновение Годдар сообразил, кто перед ним, он быстро оглянулся, шагнул в комнату, и створки двери за ним бесшумно сошлись. Внезапно он почувствовал, что страх, возникший при неожиданном появлении гостя, не исчез.

"Что за чёрт, — подумал Годдар, — передо мной обыкновенный инкубар, покорный, вымуштрованный".

"Убийца, — подсказало подсознание, — ассассин, киллер".

— Как ты сюда попал? — голос у Годдара непроизвольно дрогнул. — Тебе сказали, кто я?

Инкубар сделал плавное движение и внезапно оказался в двух шагах. Годдар сморгнул, перемещение оказалось настолько быстрым, что он даже не уследил, как оно произошло. Теперь Годдар лишь растерянно смотрел сверху вниз на низкорослого недочеловека. Неуловимым движением тот откинул с лица накидку, и Годдар едва не остолбенел. Глядя на него пронзительными чёрными глазами, из-под тонких, в ниточку бровей, перед ним стояла девушка.

 

окончание