Подноготная газовой войны

Опубликовано: 16 февраля 2009 г.
Рубрики:

Еще 9 июля 2005 года Путин сказал по народному кратко и ярко: "Планируем расширять сотрудничество с Украиной, если она не будет тырить у нас газ". В середине января этого года глагол немного изменился, но его значение осталось тем же: "Если мы увидим, что опять происходит воровство на территории Украины и часть поданного газа пропадает, мы на этот объем опять сократим подачу", — сказал премьер на пресс-конференции после подписания РФ и ЕС протокола о создании контрольного механизма за транзитом газа через Украину.

Итак, кража газа из транзитных экспортных трубопроводов на территории Украины — история многолетняя и тянется не только на всю длину магистралей (1100 км), но и чуть ли не на всю протяженность истории самостийного государства. Одновременно, Россия обвиняла украинское руководство в недоплате поставок газа. Все эти годы президенты Украины с горячностью отрицали хищения и возмущались облыжными обвинениями.

По словам Ющенко, сказанными в середине января, Киев не имеет перед Москвой непогашенных долгов за газ и не совершал несанкционированного отбора российского газа из газотранспортной системы.

Как видим, Ющенко выражался дипломатичнее: он не сказал — мы не тырили ваш газ. И даже "мы не воровали ваш газ". А сказал: Киев не совершал несанкционированного отбора российского газа.

Однако, в чем суть столь разительных разночтений? И языки очень схожи, и народы братские, а понимания нет.

Просто всякое явление имеет много сторон и много различных объяснений.

Путин говорит: вы тырили газ. А, скажем, премьер Юлия Тимошенко говорит, что дополнительный газ отбирался для технический нужд, для работы компрессорных станций, для обогрева и прочего, без чего сама прокачка газа по магистралям невозможна. Украина говорит, что прокачку должна оплачивать российская сторона. Россия — что украинская. Много ли газа идет на нужды прокачки? Примерно 5 процентов от общего потока — около 20 миллионов кубометров в сутки. Зимой больше, летом меньше. Можно откачать и 6 процентов, а за счет неплотностей, утечек и просачиваний все это легко списать. Все предыдущие годы и списывали. За счет этих утечек Украина и пополняла свои подземные газовые хранилища. Сейчас, после газовой войны, сошлись на том, что Украина будет оплачивать технологический газ, но не по цене первого квартала 360 долларов за 1000 кубометров, а в два раза дешевле. Хотя этот технологический газ тот же самый и берется из той же трубы. Можно считать, что Украина его по-прежнему тырит (180 долларов с 1000 кубиков), а можно, что Россия оплачивает технологический газ из расчета 180 долларов на 1000 кубиков. А можно, что стороны несут расходы на технологический газ пополам...

Возьмем второй амбивалентный случай, который, кстати сказать, и дал начало январскому обмену трубными ударами.

В конце 2008 года Украина должна была подписать договор на поставку газа на текущий год. Россия назначила 250 долларов за 1000 кубов. Украина давала 235. Так в цене и не сошлись. В результате с 1 января Россия перестала поставлять газ Украине, то есть уменьшила подачу общего потока газа на украинскую долю. Транспортировка газа в Европу продолжалась. Для обеспечения поставок Украина отбирала свои 5 процентов технологического газа. Газпром снова обвинил Нафтогаз в воровстве газа, который шел в ЕС по магистральным газопроводам Украины. И на этом основании перекрыл все задвижки на всех трех своих газораспределительных станциях — Суджа, Валуйки и Писаревка. В результате 7 января Газпром оставил Европу без газа, который был европейскими получателями уже оплачен.

Разница между ценой, что давала Украина (235) и тем, что требовала Россия (250) — 15 долларов. За год набегала разница в 900 миллионов долларов. Вместе с тем, после двух недель (точнее — 13 дней) остановки трубопровода убытки Газпрома, по словам его руководителя Миллера, составили от одного миллиарда 200 миллионов до 2 миллиардов долларов. То есть всего за две недели убытки превысили предполагаемую недостачу за год примерно в два раза!

Разве ж тут в экономике дело? Нет, конечно. Тут все дело в принципе. О принципе — ниже, а пока еще об "экономике".

Российская сторона все время говорила о рыночной цене для Украины. Если та не хотела за 250, при том же и продолжала воровать газ, то теперь — всё, доигрались, будет платить по европейской рыночной цене 450 долларов за 1000 кубов. В ответ Украина стала использовать свои подземные запасы, плюс свою добычу: пусть теперь Европа сама разбирается с поставщиком газа Россией, которая закрыла трубу. Начался международный скандал. Россия затребовала наблюдателей, которые засели бы на входе и выходе трубы. Вроде бы заключили соглашение о возобновлении подачи газа. Газпром подал газ (13 января) на газораспределитель в Судже, но газ в Европу не пошел. Потому, что Украина не открыла свои вентили в Ужгороде и с обратной стороны Суджи. Рефреном звучали слова: Украина не хочет пропускать наш газ в Европу. Они могут, но не хотят. Нет политического решения...

Ничего путного не дал и международный газовый саммит в Москве, состоявшийся 17 января. И лишь состоявшиеся после саммита переговоры Путина с приехавшей Юлией Тимошенко завершились 19 января подписанием соглашения: договорились на 450 долларов за 1000 кубов газа, но со скидкой в 20 процентов, то есть за 360. Между прочим, в новом договоре на поставку и транспортировку газа ничего не говорится о хищениях газа украинской стороной.

И где ж тут рыночные "европейские цены"? На самом деле и этих 360 не будет. Тимошенко добилась заключения контракта с пересмотром цены не через год, а через квартал (как и с Европейским Союзом). Как раз потому, что газовой биржи нет, и цены на газ привязаны к цене на нефть, только с запаздыванием. Украина планирует снабжаться газом из своих запасов и добычи первые три месяца или даже полгода, а потом начнется снижение цены газа, которая к январю рассчитывалась из пиковых цен на нефть, а еще через 6-9 месяцев будет рассчитываться из понизившихся нефтяных раза в три с лишним.

В мировой практике точная формула цены большинства контрактов на поставку газа является коммерческой тайной. Тем не менее, на рынке есть две модели ценообразования — американская (с привязкой к нефти) и европейская (с привязкой к топочному мазуту и бензину). В сопоставимых энергетических единицах газ стоит примерно в 8 раз дешевле нефти.

Какие могут быть разговоры о рыночной цене для всех, если Армения получает газ из России по цене 110 долларов за тысячу кубометров, а Белоруссия — по 165 долларов. Это, в общем-то, нормально. Есть преференции и льготы для друзей. Эти страны — привилегированные союзники. Да и то... Вспомним, как пару лет назад Москва наказывала Лукашенко рублем за его строптивость. Но, скажем, Прибалтика и Грузия, которые вовсе не входят в отряд дружественных, платят по 280-300 долларов. Тогда почему от братской Украины непременно хотят содрать 450?

В общем, только экономикой и желанием заработать газовую битву не объяснить. Объяснить ее можно только политикой. Впрочем, немного и экономикой.

Сейчас, при заключении нового контракта с Украиной не раз подчеркивалось, что договор этот прямой, без посредников. А до этого все договора на поставку газа для Украины шли через посредника — фирму РосУкрЭнерго. Эта фирма покупала газ у российского Газпрома на украинской границе и тут же продавала его украинскому Нафтогазу. Зачем нужен посредник на границе? Чтобы брать свои проценты за "услуги". Да услуги-то в чем? Чтобы брать проценты. Даже несколько процентов от сумм во многие десятки миллиардов — это уже миллиарды. Через трубу проходит в день 300 миллионов кубов. Вот и посчитайте сколько это выходит в день. При всем этом в самой компании РосУкрЭнерго нет ничего — ни труб, ни компрессоров, ни технического персонала. Ничего, кроме невероятных, огромных денег, бодро распиливаемых патриотами обеих стран. Сегодня обе стороны как бы находятся в изумлении: да зачем этот посредник? Откуда он взялся? Кому он нужен? Это теперь никому неведомо.

Ну, кому нужен... Москва через свои СМИ усиленно напирала на то, что фирма зарегистрирована в Швейцарии на имена украинских бизнесменов миллиардера Дмитрия Фирташа (3,5 миллиарда) и Ивана Фурсина, и что в ее руководство входят также депутаты Рады Юрий Бойко (бывший глава Минтопэнерго) и Сергей Левочкин. Все они — люди Ющенко. Теперь их удалось из схемы убрать, чему немало способствовала Юлия Тимошенко, ибо, чем богаче Ющенко, ее враг и соперник по будущим выборам президента, тем он сильнее, значит, тем слабее она. А летом — выборы президента Украины, куда может пройти только сильный. Крутобедрая Юля очень хочет стать первым в истории Украины женщиной-президентом.

Вот слова Юлии Тимошенко о том, как посредники спонсировали ее политического противника Ющенко: "Я уверена, что пережитый нами кризис, потрясший и Украину, и Россию, и Европу, в основе своей природы имел коррупционное посредничество (речь идет о компании РосУкрЭнерго). Срыв переговоров в конце 2008 года имел одну причину — желание сохранить в схеме РосУкрЭнерго. Ради этого влияли на переговорный процесс, выставляли условия, которые заранее были то для Украины, то для России неприемлемы, а со стороны РосУкрЭнерго предлагали неоправданно завышенные цены на газ. На сегодняшний день президент страны не является участником создания действующей коалиции. То есть коалиция создана не благодаря, а вопреки колоссальному сопротивлению президента. Сегодня коалиция создана из тех людей, которые не исповедуют его разрушительную политику".

Пресса Ющенко лишь отмечала непрозрачность используемой схемы и напирала на то, что 50 процентов акций принадлежит Газпрому. Дескать, если и берет посредник РосУкрЭнерго не по чину, то рукой Газпрома. Кто именно ворочал этими делами от Газпрома — неизвестно. Официально — Миллер. Ранее — Дмитрий Медведев. И тот, и другой — люди Путина. Неофициально говорят, что с российской стороны РосУкрЭнерго контролируется Газпромбанком, которым правят богатеи братья Ковальчуки, старинные друзья Путина. Там же — управляющий AROSGAS Константин Шмелев — начальник департамента проектного финансирования Газпромбанка. В правление AROSGAS входят Алексей Матвеев — зампред правления банка, исполнительный вице-президент Андрей Кравцов и начальник департамента корпоративного финансирования Виктор Комаров. Отметим, что эти люди пользуются особым доверием Газпрома...

Да, на Украине явная политическая нестабильность. Таких сквалыг возьми в приличное общество, потом серебряных ложек не досчитаешься. Напомнила вся эта история анекдот. Решили сыграть в шахматы индус и цыган. Только начали расставлять фигуры, как обнаружилось, что у индуса уже увели двух коней. А у цыгана нет двух слонов.

Персонально выиграла Юлия. Она отлучила от газовых сосцов РосУкрЭнерго во главе с Фирташем и прочими людьми Ющенко. Для Ющенко кормление от трубы было бы козырем на выборах Президента. Сейчас эти выборы начинают затягивать и переносить с лета на конец этого года, пишут разные соображения, обосновывают, что правильно назначить выборы на конец 2010 и даже на начало 2011. Ибо без дополнительных денег выборы не выиграешь, а Обама, похоже, не намерен поддерживать ни Ющенко, ни Саакашвили. С ними много хлопот. И дорого.

Стало быть, вперед на грудь вырывается Юлия.

А в глазах Европы проиграли обе стороны — именно как надежные торговые партнеры.

Баррозу выразился в том смысле, что это же форменное безобразие, когда заключены контракты на поставку газа, а они не выполняются. Он имел в виду обе стороны. Насколько я улавливаю из прессы, немного больше вины возлагают на Россию.

Аналоговая картинка. В одной коммунальной квартире повздорили двое соседей. Из-за очередности пользования "мечтами общего пользования". Чем дальше, тем больше. Дошло до смертоубийства по причине "личной вражды и неприязненного отношения". Один прибил другого мясорубкой и был приговорен к расстрелу за "убийство с особой жестокостью". Кто выиграл? Соседи. Они поделили осиротевшую площадь.

Однако, похоже, выбросить РосУкрЭнерго из бизнеса не получится, поскольку у этого посредника с Газпромом заключен контракт до 2018 года. К тому же РосУкрЭнерго юридически принадлежит более 11 миллиардов кубометров газа в подземных хранилищах Нафтогаза. Так что радеющие о государственных интересах владельцы и акционеры РосУкрЭнерго, похоже, могут ни о чем не беспокоиться.

Поговорив об экономике, мы теперь можем коснуться главных причин битвы братьев-славян. В эти дни на Первом государственном канале часто появлялся Михаил Леонтьев со своими комментариями "Однако". В них он неполиткорректно вещал о том, что весьма прозрачно имели в виду в Кремле. Звучало это так:

Присылка на газораспределительные станции наблюдателей означает выражение недоверия к властям Украины. Эти власти неспособны управлять своим газовым хозяйством. Ни политически, ни даже технически. Их присылка — не что иное, как введение внешнего управления в стране, своего рода опека над недееспособным правительством. Нынешний газовый конфликт очевидно спровоцирован параличом политической власти на Украине. Украина не может платить за газ, поэтому она его и ворует. Ее экономика разваливается и Украину ждет неминуемый дефолт. Это вообще не государство, а некое недоразумение. Ошибка истории. Отсюда и неспособность Украины быть надежным партнером и транзитером газа. Европа сама должна отчетливо видеть, с каким злообразованием она имеет дело, и если оно развалится, этому следует только радоваться.

За всеми этими эскападами просвечивало три причины, по которым Украину следовало бы наказать. 1. Стремление в НАТО. 2. Помощь Грузии (в том числе оружием) в южноосетинском конфликте. 3. Выпады против военно-морской базы в Севастополе и желание ее закрыть.

Как минимум, ставилась цель сильно ухудшить репутацию Ющенко в глазах Запада и не допустить его переизбрания в президенты в этом году. Так как Ющенко явный клиент Госдепа, то это был явный намек по адресу нового президента США Обамы: не поступайте, как ваши предшественники, не окружайте Россию своими ставленниками, враждебными России.

Как ход, призывающий Запад относиться с уважением к России, его можно признать вполне действенным. Но с потерями. Для Запада контракты по поставкам — дело святое. Мы заключили с вами договора на поставку газа по максимальной цене в 450 долларов. У вас возникли некие хозяйственные споры со страной-транзитером — претензии к Украине за утечку газа по ее вине. Для этого есть международный арбитражный суд Стокгольма, вот туда и подавайте на компанию Нафтогаз. Но ни в коем случае не закрывайте вентили трубы с газом, за который уже отданы деньги. Получатель всегда прав, и он не должен морозными ночами страдать. А если учесть, что в этой войне Запад усматривал и политические мотивы, которые вообще не должны влиять на торговлю, то негативное отношение к России усилилось. Чего оказалось больше: почтения к энергетической силе России или страха и отвращения к ней — сказать трудно.

Конечно, репутация России как поставщика и торгового партнера из-за этого скандала сильно пострадала, это были вынуждены признавать даже Путин с Медведевым.

Украинская сторона выглядит не лучше. Она смотрится как мелкий воришка. Как страна, которая тоже ради своих политических амбиций и желания уесть соседа мало думает о потребителях. Которая принимала нелепые решения. Например, Киевский суд запретил транзит российского газа по территории Украины, признав недействительными соглашения о транзите, заключенные до 2010 года, а газ — контрабандой. То есть, газ, купленный Европой мог быть конфискован! Если бы он не был перекрыт еще раньше Россией.

Сейчас арбитражный суд Стокгольма завален исками со всех сторон. От потребителей — к Газпрому (в том числе и от дружественной Болгарии), от русского поставщика — к украинскому транзитеру. От Украины — к России за незаконные штрафы.

К тому же Ющенко все время пытается доказать, что договор о поставке газа следует денонсировать. Ющенко попытается отменить Договор за "измену национальным интересам". В Европе высказывают опасение, что продолжение войны труб может снова привести к остановке газовых поставок.

Братья-славяне дерутся, а у Европы трещит на морозе шляпа.