Ветер перемен

Опубликовано: 16 февраля 2009 г.
Рубрики:
Это изображение Барака Обамы было использовано на различных ковриках и одеялах

Предвыборный лозунг нового президента, как известно, гласил "Перемены!" Очень интересно наблюдать, как он воплощается в жизнь.

Накануне приведения президента к присяге в газете "Лос Анджелес таймс" это событие назвали коронацией. Так и озаглавили статью очень крупными буквами — "Американская коронация". Раньше страна ужасно гордилась тем, что она республика. Но оказывается, что если подобрать подходящего человека, то и в монархии тоже что-то есть. Не так уж плохо звучит — "Государство — это я", и даже "После меня хоть потоп".

Газета обещала, что инаугурация "останется в веках", что на ней будет "очень много радостных слез", и что мы безостановочно будем "сами себя поздравлять".

Само-поздравления читателей газета начала печатать в каждом номере уже сразу после выборов. Вот что в них говорилось: "Сейчас осень, но кажется, что весна". "Обама принес нам настоящую надежду на будущее. Наконец-то у нас появился долгожданный президент, который сплотит нас в единый союз". "Занялся новый день, когда у руля нашей ущербной (exquisitely flawed) страны встал блестящий, полный сочувствия человек". "Американский народ высказался сильным, единым голосом. И мы приветствуем Обаму в духе новой надежды". (Из писем 6 ноября 2008 года).

Не только политика, но и личность Обамы очень устраивает пишущих. "Я клинический психолог, изучающий нейробиологию взаимодействия между родителями и детьми", — сообщает Андреа Дэвис в письме, опубликованном 31 января под заголовком "Счастливая семья в Белом Доме". Наблюдая (очевидно, по телевизору) нейробиологию взаимодействия дочерей Обамы с отцом, ученый специалист приходит в восторг. Он — "исключительный отец". "Мы имеем во главе не просто хорошего, но исключительного человека. Только такая трудная вещь, как родительские обязанности, может так ясно обнаружить эмоциональную эволюцию человека", — убежденно выносит г-жа Дэвис свое заключение, что бы оно ни значило.

А вот в номере от 18 января 2009 года большая картинка. Нарисован Обама на трибуне. На нахмуренном челе печать государственных забот, взор устремлен вдаль, указующий перст вот-вот разогнется и обозначит верный путь. У него за спиной, как на школьной фотографии, в пяти рядах размещены фигурки поменьше. Это внемлющие американские президенты. Ближе всех к Учителю Линкольн (ему Обаму уподобляют каждый божий день), Рузвельт и Кеннеди. Первый президент Вашингтон нарисован чуть крупнее остальных. Но значительно мельче Обамы.

На обложке журнала "Нью-Йоркер" от 26 января лицо Обамы вставлено в пудреный парик, как у Вашингтона. И надпись — "Первый". То есть первый афро-американский президент. Но еще и первый среди равных.

Кстати, не встречался ли кому-нибудь портрет Кондолизы Райс с подписью "Первая", пусть даже без парика? Конечно, президент главнее. Но первая афроамериканка — министр иностранных дел такой страны как США — тоже событие хоть куда. Не было таких портретов, и вообще масс-медиа как-то проглядели, что в правительстве Буша были (впервые в истории страны!) два чернокожих министра иностранных дел. В 2001-2005 году генерал Колин Пауэлл, а в 2005-2009 году доктор Райс. Но масс-медиа не стали заострять народное внимание на таких пустяках. Никто не восклицал по этому поводу: "Наконец-то я впервые могу гордиться Америкой!"

Лицо первого лица уже вставляли не только в Вашингтона, но и в Рузвельта — в его известную фотографию в открытой машине и в шляпе. Все это напоминает фотоателье, где фотографируемый просовывает голову в отверстия, вырезанные в различных фигурах. Какая-то новая манера агитации за вождя.

Левые, как известно, не признают религии и находят в ней массу смешного. Но для черных американцев пока что приходится делать исключение и закрывать глаза на их глубокую религиозность, чтобы они одной ногой, так уж и быть, шли в церковь, но зато другой — голосовать за Демократов. Афроамериканцы уверены, что Обама — посланник Господа. Вот корреспондент "Л. А.Таймс" беседует с Латойей Джексон (18 января). "Я не сомневаюсь, что это работа Бога, — считает Латойя. — Бог сказал "пора". Нам была нужна харизматическая личность, и Бог ее послал. Это не мог быть никто, кроме Барака Обамы". Латойя уверена, что страна стоит "на пороге боговдохновенных перемен". По сотовому телефону она рассылает друзьям текст из библейской "Книги судей": "Восстань, Барак, и поведи за собой плененных". Кто такая мисс Джексон? Выпускница университета Беркли. Пишет диссертацию по международным отношениям в нью-йоркском университете.

Большая фотография к этой статье напоминает что-то из Сикстинской капеллы. Почти всю ее занимает синее небо с красивыми облаками. А справа из рамки высовывается по пояс Обама — в одной руке микрофон, другая простирается, далеко вперед, как бы благословляя все сущее.

А вот статья "Герой нашего времени". Решительное лицо Героя изображено на черном фоне. Сзади сияет что-то, сильно напоминающее Вифлеемскую звезду (которая, как мы помним, вела волхвов к колыбели Христа). "Весь мир смотрит, — написано в статье Гаррисона Кейллора. — Страна готова для вождя... Кажется, что в нем десять футов роста, и на своем посту он будет расти дальше. Это редкий момент в нашей истории, это чувство единства и солидарности вокруг нового лидера, и мы должны прочувствовать этот день". Десять футов — это три метра и четыре, восемь десятых сантиметра. Хотелось бы, чтобы мистер Кейллор приложил к своей статье расчет, с какой скоростью президент будет расти дальше, и смету на регулярный подъем потолков в Белом Доме.

Портреты героя дня размножены на всех возможных и невозможных товарах массового потребления. Вот реклама коврика для дивана — дана в цвете и занимает всю газетную полосу. Коврик — чистый полиэстер, можно стирать в машине, цена всего $19.95. На нем изображены целых три головы Обамы, как бы растущие из одного ствола и развернутые в разные стороны, что придает ему сходство с могучим трехглавым драконом. Может быть, производитель — китаец? Или это святая Троица? Сзади поместился и четвертый Обама — маленькая фигурка на трибуне.

Фирма, выпускающая кукол Beanie Babies, сразу предложила детям "Милую Малию" и "Славную Сашу". Однако, они быстро превратились в "Милую Марию" и "Славную Сидни" — миссис Обама сочла кукол неподобающими, а миссис Обаму все видели, и желающих с ней связываться нет.

Уже опубликован список литературы для детей (тоже в номере от 16 января). Не знаю, полный или нет.

"Барак Обама 101" ("Моя первая президентская книжка"). Цена $10. 95.

"Да, мы можем!" (для детей от 4 до 8 лет, цена $4.95).

"Пришли перемены" (для детей от 9 до 12 лет, цена $12.99).

"Барак Обама. Люди, которых надо знать" (для детей от 9 до 12 лет). Цена не указана.

"Барак Обама, наш 44-ый президент" (для детей от 9 до 12 лет, цена $5.99).

"Мишель Обама: познакомьтесь с первой Леди" (для детей от 8 до 12 лет, цена $16.99).

Все это выпущено разными, в том числе и очень солидными издательствами.

А вот специалист по архитектуре Эдвард Лифсон задает на своем блоге интригующий вопрос: "Если бы Барак Обама был зданием, то каким бы именно?" Один читатель ответил — Обама был бы пристройкой к музею Нелсона-Аткинса в Канзас-сити. Здание 2007 года, "не броское, но новое и свежее". Другой выдвинул Управление городской архитектуры в Сиэтле — "устремленное вперед, умное, яркое, симпатичное". Но архитектурный критик Кристофер Хоторн категорически с этим не согласен. Обама — сооружение в духе неоклассицизма! — утверждает он в своей статье от 1 февраля. "Но тут важно отметить, — пишет Хоторн, — что неоклассицизм Обамы не имеет ничего общего с игривым возрождением греко-римского стиля, составлявшего главную часть постмодернистской архитектуры 70-х и 80-х годов. В ту эпоху колонны и фронтоны использовались как иронический вызов или как легкий контрапункт к растущему самомнению высокого модернизма". Насколько я поняла из статьи, колонны и фронтоны Обамы используются по совсем другому назначению.

Ход мысли Лифсона и Хоторна, несомненно, открывает богатые новые возможности в раздумьях о наших президентах. "Если бы Гровер Кливленд был горячим блюдом, при какой температуре бы его сервировали?" "Если бы Тедди Рузвельт был задушевной песней, на какой мотив бы его исполняли?" "Если бы Рональд Рейган был дикорастущим злаком..." "Если бы Ричард Никсон был холодильной установкой..." И так далее.


Читайте полную версию статьи в бумажном варианте журнала. Информация о подписке в разделе Подписка