В джунглях среди олигархов

Опубликовано: 20 августа 2004 г.
Рубрики:

Чем дальше идет процесс ЮКОСа, тем яснее становится, что ЮКОС — это огромная пирамида типа МММ. Если масштабировать, то соотношение будет примерно то же. У МММ были основные и оборотные средства. Помещения, оргтехника, мебель, машины, одежда менеджеров и завлекательных секретарш. Все остальное — воздух, сказка, фантазия. Которая покрывается одним словом: вера. Вера в то, что контора огромна и “стозевна”, что она вершит запредельные дела и ворочает миллиардами. От которых ей ничего не стоит открошить малые кусочки вроде дивидендов на “акции” — билеты МММ и облагодетельствовать всякого, купившего эти билеты до конца дней его.

ЮКОС имел гораздо больше. Нефтепромыслы. Буровые установки, качалки, всевозможную технику, офисные и прочие здания, свои санатории, больницы, автопарки, свои самолеты. Но поверх всего этого богатства царила детская вера в Деда-Мороза-Санта Клауса под видом Ходорковского, который еще гораздо, даже несоизмеримо богаче, чем можно себе представить. И уж все это запредельное богатство ЮКОСа учинит всем владельцам акций большую “холю и ондулянсион на дому”. То есть, виртуальная часть стоимости акций ЮКОСа, стоимость, вызванная безоглядной верой в чудодейственные успехи, была не меньше, чем таковая в МММ.

Я не раз писал, что ЮКОС был государством в государстве. Дело дошло до того, что суперолигарх активно проталкивал идею нефтепровода до Дацина — то есть реально пытался создать нефтяную независимость Китая, который и так уже навис над всем дальним Востоком и Сибирью. Китай и без этого нефтепровода ежедневно получает от ЮКОС 150 тыс. баррелей нефти, что составляет около 7% от его общего потребления в день. ЮКОС поставляет до 10% нефти в Польшу, не говоря уже о поставках внутренним потребителям. В случае сворачивания поставок они начнут испытывать настоящий энергетический голод. Всего ЮКОС производит около 1,7 миллионов баррелей в день, пятую часть всей добываемой нефти в России.

Ходорковский строил свою империю именно как независимую от правительства. Если бы ему это удалось, он бы поставлял нефть потенциальному противнику независимо от политической ситуации с Китаем (особенно, если бы стал премьером и даже президентом страны, о чем уже открыто высказывался).

Это одна из главных причин разгрома ЮКОСа.

Когда все компании платили налоги с оборота 32 и даже 36 процентов, гигант ЮКОС платил половину — 16. Почему? Потому что у него в Думе и в правительстве было мощное лобби, которое проводило нужные ему законы или указы. В свое время экономические указы по проведению всех больших залоговых аукционов подписывались Ельциным. Это было время алчных новых русских конкистадоров, разграбления страны, нефтяного и алюминиевого эльдорадо. Он же подписывал и указы о льготах. Вот тогда и начался взлет ЮКОСа. Очень подпитывал этот взлет и свободное устройство своих дочерних липовых предприятий во внутренних офшорах, в которых и вовсе почти не было никаких налогов, отчего аккордно и произошла недоплата налогов только за 2000 год 3,4 миллиарда долларов. И столько же — в каждый последующий год.

“Ведомости” от 30 июля 2004 года сообщили:

“Налоговики полагают, что в 2001 г. ЮКОС занизил налоговую базу по НДС, налогам на прибыль, имущество и на пользователей автодорог на сумму 50,8 млрд. руб. Проделано это было, по мнению МНС, через восемь компаний, шесть из которых зарегистрированы в Мордовии (“Ратмир”, “Альта-Трейд”, “ЮКОС-М”, “ЮКОС-Мордовия”, “Фаргойл” и “Марс XXII”), а по одной — в Эвенкийском автономном округе (“Ратибор”) и в Байконуре (“Мега-Альянс”). И налоговики доказывают подставной характер этих компаний.

Среди этих фирм налоговики нашли две, зарегистрированные на утерянные паспорта (“Ратибор” и “Мега-Альянс”). Бывшая единственным учредителем “Мега-Альянса” Гульнура Жукова, говорится в акте, сообщила управлению ФСБ по космическим войскам, что о компании ничего не знает, а паспорт потеряла. Фирма не арендовала помещение в Байконуре и не могла хранить и приобретать нефть и нефтепродукты, а “стоимость имущества у предприятия отсутствует”.

Узнав все это теперь, в результате следственных действий, миноритарные зарубежные владельцы вскинулись, оторопели, возмутились и начали предъявлять претензии руководству ЮКОСа (особенно группа миноритариев из Нью-Йорка), обвиняя его во введении их в заблуждение, в том, что прибыль ЮКОС сильно завышал, а задолженность по налогам и вовсе скрывал. Вот тут мы и видим типичную пирамиду: надстроечная, виртуальная часть капитализации ЮКОСа многократно превосходила ее реальную стоимость. Инвесторы-владельцы акций вводились в заблуждение официальными сообщениями ЮКОСа об их огромных доходах и полным умолчанием о том, каковы недоимки по налогам. Создавалась иллюзия невероятно преуспевающей фирмы, в которую, покупая ее акции, имеет прямой смысл инвестировать капиталы. То есть, у инвесторов мошеннически забирались деньги.

Характерный заголовок в газете “Коммерсант” от 10 августа 2004: “ЮКОС завален исками со всей Америки”. Статья начинается так:

“Американская юридическая фирма Glancy Binkow & Goldberg (GBG) объявила о подаче иска миноритарных акционеров НК ЮКОС к компании, ее акционерам, а также лично к Михаилу Ходорковскому, Платону Лебедеву, Василию Шахновскому и Брюсу Мизамору. Клиент GBG обвиняет ЮКОС в фальсификации отчетности и требует компенсации убытков, понесенных акционерами”.

Один толковый человек написал:

“Мизамор думал, что любая деятельность через внутренний офшор приведет к снижению налоговой базы. А в законодательстве оговорена только деятельность, ведущаяся на территории данного территориального образования. Естественно, ни добыча нефти, ни ее переработка, ни ее транспортировка и хранение там не осуществлялись. В общем, с таким бухгалтером и управляющим сидеть Ходорковскому”.

То, что нынешние руководители ЮКОСа всячески хотят уйти от долгов косвенно подтвердил председатель правления ЮКОСа Стивен Тиди (как и Мизамор — американский гражданин), сообщив, что с начала лета ЮКОС направлял в правительство в среднем одно письмо в 4 дня с различными схемами затягивания выплат.

Сходство и в другом: и Мавроди, и нынешние защитники ЮКОСа объясняют свой крах совершенно одинаково: дескать, чиновники от госвласти своим грубым вторжением разрушили налаженный процесс работы. В результате стоимость акций (или билетов МММ) резко упала. Люди начали продавать акции, но уже по низкой цене. У МММ эти билеты в итоге вообще превратились в бумагу, у ЮКОСа этого нет, но и снижение стоимости акций с 16 долларов до 3 с небольшим долларов впечатляет. В итоге, если бы ЮКОСу удалось объявить банкротство, стоимость акции вполне могла бы упасть до нуля и уже ничем не отличаться от билетов МММ.

Есть сходство и в третьем: Мавроди, уже находясь во всемирном поиске, до последнего пользовался поддержкой коррумпированных оборотней. Ему к подъезду (в Москве) даже подавали “600-го мерина”.

Такую же поддержку поначалу имел и ЮКОС.

ЮКОС сейчас уже не может надеяться на своих иностранных руководителей — председателя правления Стивена Тиди и финансового директора Брюса Мизамора. Председателем совета директоров срочно назначили бывшего председателя Центробанка Виктора Геращенко. Расчет был на то, что старый зубр, знающий в правительстве всех, простыми телефонными звонками, встречами в сауне и ресторанах все решит полюбовно. Всякими способами назначения на фиктивные посты в наблюдательных советах, заказом консультаций, лекций, массой других способов дачи на лапу — добьется от чиновников отсрочки от уплаты налогов, их снижения и вообще всяческого затягивания и отправления всего дела под сукно в долгий ящик. Но ЮКОС ныне на контроле у самого президента. Не говоря уж о прокуратуре и ФСБ. Произвести операцию “рука руку моет” не вышло. Тогда Ходорковский из тюрьмы выразил мнение о нецелесообразности держать махрового банкира на этой “синекуре”. Он даже согласился отдать свою долю акций для покрытия долгов. Да только это та часть, что осталась в России. Гроши. Остальное — за границей.

Руководством ЮКОСа была принята тактика приведения компании к стандартному банкротству, по которому торжествует принцип “кому должен — прощаю”. Ибо по закону предприятие, объявившее банкротство, освобождается от долгов своим кредиторам и от всяких оплат по задолженностям. Брюс Мизамор заявил, что банкротство является “одним из возможных способов” защитить ЮКОС.

Этот ход легко просчитывался и именно поэтому Путин сказал, что государство не допустит банкротства ЮКОСа, сравнив историю с печально знаменитым делом компании Enron в Америке. И надо же — руководство ЮКОСа и вся либеральная печать голосят о том, что именно государство толкает компанию к банкротству. Судя по всему, банкротства власть не допустит, но вот руководство (и владельцев) ЮКОСа точно поменяет.

Именно поэтому для взимания долгов (только за 2000 г. 3,4 миллиардов долларов — крупнейшая сумма недоимок за всю историю России, и по столько же за последующие три года) прокуратура и налоговое министерство и решило продавать черную жемчужину компании — Юганскнефтегаз. А также “Самаранефтегаз” и “Томскнефть”. Дабы не дать возможности всякими махинациями и продажей недвижимости фиктивным и подставным лицам (а на самом деле — клиентам ЮКОСа) увести эти дочерние компании от надзора закона. От Министерства юстиции поступило разъяснение, что оборотными средствами пользоваться можно (стало быть — платить нефтяникам зарплату), нельзя только химичить с основными фондами.

Сам Ходорковский, кажется, понял полную обреченность своих прошлых амбиций. В своей статье “Кризис либерализма в России” он сдал свою идеологию. И своих либеральных заступников. Потом, узнав, что председателем совета директоров ЮКОСа нынешние американские начальники планируют сделать вместо Геращенко президента Сибнефти Швидлера, дельца, которого с плохой стороны Ходорковский очень хорошо знает, бывший глава ЮКОСа заявил:

“В связи с появившимися сообщениями о предложении избрать на пост председателя совета директоров Евгения Швидлера — представителя компании “Сибнефть” — официально заявляю, что данное предложение группой крупных акционеров не делалось. В сегодняшней ситуации считаю предпочтительным видеть на этом посту представителя государства”.

Этим человеком может стать замглавы президентской администрации, серый кардинал нынешнего Кремля Игорь Сечин. Этот, ныне фактически второй человек в стране, был назначен в конце июля на пост председателя совета директоров “Роснефти”. Пресса отмечает, что Игорь Сечин — горячий сторонник ликвидации ЮКОСа, как компании. Роснефть вполне может стать правопреемницей ЮКОСа.

Стоит сказать и о том, что к делу ЮКОСа наверняка присосались крупные чиновники и связанные с ними воротилы бизнеса. То накладывая аресты на какую-то часть акций ЮКОСа, то снимая их, они добиваются скачков биржевых цен на эти акции. Тогда достаточно при падении курса акций скупить их, а при повышении — продать. И миллионы — в кармане!

Газета “The Wall Street Journal” от 12 августа 2004 пишет:

“В день изменение цены акции может достигать порой 20%. На прошлой неделе судебные приставы объявили, что ЮКОС получил доступ к своим счетам для осуществления текущих операций. Днем позже Министерство юстиции своим распоряжением вновь эти счета заблокировало. В пятницу московский суд объявил незаконным арест, наложенный судебными приставами на акции “Юганскнефтегаза”. Три дня спустя представитель министерства заявил, что судебные приставы во второй раз заморозили акции. Аналитики в этих условиях начинают подозревать, что коррумпированные руководители, имеющие доступ к “внутренней информации”, просто стремятся нажиться на колебаниях цен акций, пользуясь благоприятным моментом”.

Ходорковский человек не глупый, своя свобода ему не менее дорога, чем его как-никак, а детище — ЮКОС. Он понимает, что малина с приватизациями, оффшорами, уходами от налогов и невероятными возможностями личного обогащения закончилась. Что грандиозная афера ЮКОСа раскрыта, и теперь нужно спасать оставшееся.

Хотел бы дать слово британской газете “The Sunday Telegraph” от 26 июля 2004 года, которая в статье “Злодей-воротила или жертва?” пишет о Ходорковском так:

“Ходорковский... целеустремленно карабкался вверх по комсомольской служебной лестнице.

В 1986 г. ...он открыл сначала студенческое кафе, затем небольшую торговую фирму. По одной версии, он продавал западные компьютеры российским компаниям. По другой — поставлял русских девушек приезжим с Запада. К 1988 г. он уже был богат, и использовал свой капитал, чтобы основать новое предприятие: банк “Менатеп”.

Уже скоро прибыли потекли к нему рекой. Благодаря связям Ходорковского, банк Менатеп” очень быстро получил в управление очень большие государственные деньги — от помощи, выделяемой жертвам Чернобыля, до средств московской мэрии, организации — монополиста по экспорту российского оружия, и даже самого министерства финансов.

В одном докладе ЦРУ, подготовленном в 1995 г., говорилось о тесных связях “Менатепа” с организованной преступностью. В том же году банку “Менатеп” была поручена приватизация ЮКОСа — одной из крупнейших нефтяных компаний России. Ходорковский и его партнеры заплатили за 78% акций нефтяной компании всего 350 миллионов долларов — это была не просто низкая, а вызывающе низкая цена. К 2003 г., до начала политических неприятностей Ходорковского, ЮКОС оценивался в 17 миллиардов долларов. Четверть акций компании принадлежала лично Ходорковскому.

Чем богаче становился Ходорковский, тем больше за ним тянулся след из обманутых западных инвесторов, а порой и подозрительных смертей.

Надеясь завоевать симпатии прессы, он в 2001 г. пригласил небольшую группу видных британских журналистов на обильно сдобренное шампанским увеселительное турне по России на личном самолете. Эта поездка, организованная принцем Майклом Кентским (Prince Michael of Kent) получила среди московских корреспондентов прозвище “самолет позора”. В результате появилось немало хвалебных статей.

За очень короткое время Ходорковский привлек лорда Дэвида Оуэна (Lord David Owen) в качестве председателя дочерней фирмы своей компании Youkos International, включил в правление своего фонда доктора Генри Киссинджера (Henry Kissinger) и сэра Джейкоба Ротшильда (Jacob Rotschild), и пригласил главу Библиотеки конгресса США в качестве председателя на презентации фонда в Америке. Биллингтон устроил громадный прием и попросил президента Всемирного банка Джеймса Вулфенсона выступить с речью, представив Ходорковского высшему вашингтонскому обществу.

Человек, которого еще несколько лет назад все сторонились, как зачумленного, вдруг превратился в любимца американской политической элиты — его приглашали на конференции с участием конгрессменов и встречи, которые американские миллиардеры устраивают летом на горных курортах. Всего за три года Ходорковский полностью — или почти полностью — изменил свою международную репутацию.

Одним из немногих людей, у кого будущее этого удивительного магната по-прежнему вызывало сомнения, была его мать Марина. Позднее она скажет: “Эти деньги не принесли нам ничего, кроме тревог и страха. Я с самого начала знала, что все это закончится бедой”.

Уже давно над многими руководителями ЮКОСа, кроме обвинения в неуплате налогов, в крупном мошенничестве и прочих экономических преступлениях, — нависло и обвинение в уголовщине. Из заявления генпрокуратуры:

“Следствием собрано достаточно доказательств, в том числе и прямых, о том, что, являясь членом совета директоров ОАО “НК ЮКОС” и первым заместителем председателя правления ООО “ЮКОС-Москва”, Леонид Невзлин вступил в преступный сговор с начальником отдела внутренней и экономической безопасности компании Алексеем Пичугиным с целью убийства конкретных лиц, представлявших для компании и самих Невзлина и Пичугина определенную опасность”.

Пресса по этому поводу пишет следующее (даю краткий компендиум).

Всего год назад Невзлин был с восторгом избран ректором Российского Государственного гуманитарного университета (РГГУ), известность которому придавала фигура прежнего ректора — депутата многих созывов, одного из самых заметных членов “ельцинской” Межрегиональной группы Юрия Афанасьева. ЮКОС обещал внести в кассу РГГУ 100 млн. долларов. Это самый крупный частный взнос в российское образование — другие олигархи тоже вкладываются, но скромнее.

Басманный суд 23 июля санкционировал заочный арест засевшего в Израиле Невзлина. По версии прокуратуры, именно по указаниям Невзлина действовал Пичугин, и теперь судьба Невзлина во многом зависит от исхода начавшегося процесса. По словам одной из потерпевших, Ольги Костиной, материалы дела не оставляют сомнений в том, что покушение на нее организовано сотрудниками “Менатепа”.

Дело Алексея Пичугина будет рассматривать суд присяжных. Вместе с ним перед судом предстанет Алексей Пешкун, который, по версии следствия, является одним из посредников в организации преступлений.

По версии следствия, события происходили так. Когда Леонид Невзлин решал разобраться с кем-либо из конкурентов ЮКОСа или просто мешавших ему лично людей, он обращался к сотруднику службы безопасности компании Алексею Пичугину. А тот уже подыскивал исполнителей для силовых операций. Летом 1998 года Невзлин, по данным Генпрокуратуры, затаил обиду на бывшего сотрудника ЗАО “Роспром” Сергея Колесова. Пичугин передал “заказ” на устранение мужчины своему приятелю Сергею Горину, тот перепоручил дело некоему Алексею Пешкуну, а он — Игорю Коровникову. В результате Колесова только сильно избили, так как убийству помешали случайные прохожие. Этот Коровников — настоящий отморозок, хотя из хорошей семьи и имеет два образования. Поначалу следователи сочли признания Коровникова блефом, но он подробно описал схему закладки устройства у квартиры Ольги Костиной, бывшей сотрудницы “Менатепа”, которую Невзлин тоже “заказал” Коровникову. У дверей квартиры Костиной прогремел взрыв. К счастью, никто не пострадал. Потом у ЮКОСа начался затяжной конфликт с управляющим компании “Ист Петролеум Хандельсгез” Евгением Рыбиным. Его компания участвовала во многих совместных проектах с “Томскнефтью”. Потом ЮКОС купил ВНК, в которую входит Томскнефть, и разорвал все договора с “Ист Петролеум Хандельсгез”. На этот раз за дело взялся уже лично Горин и несколько его знакомых. На Рыбина было совершено два покушения, во время которых погиб сотрудник милиции. Потом, по версии Генпрокуратуры, Сергей Горин и его жена Ольга стали шантажировать Пичугина и Невзлина, требуя от них то денег, то престижных должностей. В 2002 году в их дом ворвались люди в масках, детей заперли в ванной, а Гориных вывезли в до сих пор неустановленное место (трупы не найдены). Позднее в гараже неподалеку были обнаружены только следы их крови и мозгового вещества. Пикантность делу придает то, что Пичугин был крестным отцом детей Гориных, которых он сделал сиротами.

В интервью “Известиям” потерпевшая по делу Пичугина Ольга Костина заявила, что силовое воздействие и убийства были характерной особенностью кадровой политики “ЮКОСа” при Леониде Невзлине. Обнародование материалов на процессе суда присяжных произведет эффект разорвавшейся бомбы.

Российское бюро Интерпола оповестило зарубежные правоохранительные органы о дополнительных обвинениях, выдвинутых Генпрокуратурой РФ в адрес совладельца ЮКОСа Леонида Невзлина. Документы направлены всем государствам, входящим в Интерпол, сообщил информагентству заместитель начальника российского бюро Интерпола Алексей Абрамов. Комментируя эти действия, в пресс-службе российского бюро Интерпола заявили: “Если бы мы не рассчитывали поймать Невзлина, мы бы запрос не посылали. От того, что он миллиардер, ничего не меняется. Для Интерпола что адвокат, что король, что Невзлин — все едино. Ждем ответ от НЦБ Интерпола Израиля”.

Представители защиты уверены, что Израиль, гражданином которого ныне является Невзлин, не выдаст его России.

Но вот что говорил (“Известиям”) израильский адвокат Ханан Голд, специалист по международному уголовному праву.

“Закон об экстрадиции был принят в Израиле в 1954 году. Он гласит, что для выдачи человека необходимо соблюдение нескольких условий. Необходимо, чтобы у страны-просителя с Израилем был подписан договор о взаимной экстрадиции (между Израилем и Россией такой договор был подписан в 2000 году).

Если ответчик был гражданином Израиля на момент совершения преступления, то суд вправе его выдать только для судебной процедуры, — не для допроса, не для следственных действий, а только для суда. Мало того, иностранное государство обязуется в случае признания обвиняемого виновным направить его отбывать наказание обратно в Израиль.

Прокуратуре нужно доказать, что обвинения не носят политического подтекста и что само инкриминируемое правонарушение не носит политического характера. И что человека не будут судить предвзято из-за того, что он еврей. При малейшем подозрении на это человека не выдадут”.

Прецедент экстрадиции гражданина Израиля в Россию есть — и не один. В июне 2002 года Израиль выдал одного из лидеров “бауманской” преступной группировки Андрея Журавлева. Генпрокуратура обвиняла его в убийствах, разбойных нападениях и кражах. И суд Израиля с доводами Генпрокуратуры согласился.

В 2003 году в Москву из Израиля был передан Геннадий Ягудаев, а этой зимой, после приговора Мосгорсуда, его отправили отсиживать срок назад в Израиль.

Так что Невзлина в принципе могут выдать. И он может после суда в Москве жить в Израиле. Но уже — в тюрьме.

В одном анекдоте спрашивают, как в лесу узнать, где юг? Для этого надо исследовать дерево. Если перед вами пальма, то вы уже на юге.

В джунглях среди олигархов как узнать, где бандитская среда? Нужно исследовать руководство ЮКОСа или иной сходной компании. Если перед вами Невзлин-Пичугин — то вы как раз в ней, в этой среде.