Дело Андрея Могилянского

Опубликовано: 1 января 2009 г.
Рубрики:

10 декабря филадельфийская судья-магистрат Кэрол Сандра Мур Уэллс приняла решение выпустить под залог 38-летнего бизнесмена Андрея Могилянского, обвиняемого в растлении малолетних санкт-петербургских сирот и сутенерстве. Прокуратура немедленно опротестовала это решение, и судья отложила освобождение обвиняемого на время рассмотрения этого протеста в апелляционной инстанции.

Прокурор Мишель Морган-Келли снова доказывала, что Могилянский может убежать, не дожидаясь суда. Такие случаи бывали. В прошлом году, например, из Нью-Йорка исчез молодой белорус Андрей Потупа, которого должны были приговаривать за хищение денег из многочисленных банкоматов1. Насколько я знаю, сейчас Потупа находится в Российской Федерации. Россия не выдает своих граждан, но у Потупы белорусское подданство.

Прокурор заявила судье, что у Могилянского полно денег, и что у него имеются квартиры в России и на Украине, поэтому у него есть возможности для бегства.

Адвокат Джордж Ньюман парировал, что эти квартиры заняты жильцами и что Могилянский в любом случае не поедет в Россию, поскольку там на него тоже заведено уголовное дело.

По словам адвоката, Могилянский готов обеспечить свою явку в суд всем своим имуществом. Он уже внес залог в сумме 50 тысяч долларов наличными, сдал оба своих паспорта — российский и американский, а 12 знакомых поручились за него своими домами.

"Он не подведет этих людей", — заверил защитник.

Морган-Келли заметила, что 50 тысяч — это "сущий пустяк" для обвиняемого, который владеет несколькими фирмами, а в 2006 году оценил свое состояние в 5,3 миллиона долларов. Ньюман возразил, что пара компаний Могилянского почти ничего сейчас не стоят, а его фирма по экспорту автомобилей, в которой работали 35 человек, переживает трудности в связи с экономическим кризисом.

Уэллс распорядилась, чтобы обвиняемый внес еще 50 тысяч наличными, и чтобы, будучи под домашним арестом, он соблюдал все ограничения, предписанные судебным отделом надзора, и носил на лодыжке электронный датчик. По ее словам, отчасти ее решение выпустить Могилянского под залог объясняется тем, что вменяемые ему преступления имели место пять лет назад, а с тех пор он ни в чем подобном замечен не был.

Эти преступления, которые Ньюман категорически отрицает, якобы имели место во время одной-единственной поездки Могилянского в Россию в конце 2003-го начале 2004 года. По версии прокуратуры, 1 декабря 2003 года обвиняемый вылетел из Филадельфии в Санкт-Петербург и завербовал на работу в московский бордель "Береника" несколько девушек, которым было меньше 15 лет и которые жили в тамошнем сиротском доме. Между 1 декабря 2003 и 31 января 2004 года он якобы "вступил или пытался вступить в половые отношения с несовершеннолетними девушками М.С., Е.К. и Ж.Н.", взятыми им из указанного приюта.

История "Береники" излагается в давнем пресс-релизе санкт-петербургской прокуратуры и в ряде публикаций российской печати. Найти их было нетрудно, поскольку в обвинительном заключении по американскому делу Могилянского упоминается имя россиянина, с которым он познакомился в 2002 году: Андрей Борисович Тарасов. Филадельфийская прокуратура утверждает, что они вместе придумали бордель, который рекламировал сексуальные услуги на сайте berenika.org.

Услуги предоставлялись как взрослыми проститутками, так и несовершеннолетними. Проститутки жили в одной московской квартире, а принимали клиентов в другой.

Поиски нужного Тарасова в интернете мимолетно осложнились тем, что московских растлителей с этой фамилией было как минимум двое.

Первым был разнорабочий из кремлевской лавки церковной утвари, который, как писала "Газета.ru", "в течение трех лет выдавал себя за человека Кремля и совращал школьников. По данным следствия, 33-летний Андрей Тарасов интересовался мальчиками в возрасте 11-13 лет. Он знакомился с ними в общественных местах и, выдавая себя за сотрудника Федеральной службы охраны, склонял детей к сексуальным отношениям".

"Причем Тарасов, как правило, щедро оплачивал благосклонность детей, — говорится дальше. — Своим малолетним любовникам он платил от 5 до 15 тысяч рублей. В итоге ни один из них в милицию не обратился, и о существовании в Москве "педофила из ФСО" сотрудники МУРа узнали случайно. Поиск Тарасова начался со скандала в одной из школ Южного Бутова. Преподаватель попыталась разобраться в конфликте пятиклассников, один из которых назвал другого "педиком", и мальчик рассказал, что его товарищ раздевается перед неким мужчиной и дает себя трогать. К этому школьник прибавил, что к мужчине вообще ходит много мальчиков, и все они получают от него деньги. Учитель обратилась в милицию".

Статья озаглавлена "Педофил-олигофрен из ФСО", потому что Тарасову как-то поставили диагноз "олигофрения в выраженной степени дебильности" и разрешили работать в городе лишь на условии, что он будет ночевать в психоинтернате. Однако в 2003 году педофил сбежал из интерната и перешел на нелегальное положение: ночевал в лавке, а мальчиков водил в квартиру знакомых, когда тех не было дома.

Следствие нашло 24 потерпевших. В 2008 году Тарасов получил 15 лет лишения свободы. Подробнее о нем можно прочитать на популярном сайте pedofily.ru, где говорится, что, помимо денег, он давал детям мобильные телефоны и велосипеды. Работа в церковной лавке, куда его пристроил знакомый священник, оказалась поразительно доходной: через несколько лет разнорабочий "обзавелся видеокамерой, автомобилем и дачей в Смоленской области".

Так вот: это был не тот Тарасов.

Наш Тарасов, Андрей Борисович, о котором идет речь в филадельфийском деле, намного старше кремлевского олигофрена. Как говорилось в вышеупомянутом пресс-релизе питерской прокуратуры от 11 июля 2006 года, в северной столице были осуждены "организатор преступной группы" 47-летний Андрей Тарасов, 39-летний Павел Михалев, "в прошлом учащийся духовной семинарии", и две бывшие проститутки, переквалифицировавшиеся в сутенерш, — 24-летняя Анна Смирнова и 25-летняя Виктория Янисон.

Это те, кого власти сейчас называют сообщниками Могилянского.

"Наиболее тяжкое преступление было совершено в отношении малолетних брата и сестры — одиннадцатилетнего В. и тринадцатилетней Е., — говорится в пресс-релизе. — В один из июньских вечеров 2003 года в Александровском парке у станции метро "Горьковская" к двум беспризорным детям В. и Е. подошли Смирнова и Янисон, целью которых был поиск малолетних детей для вовлечения в занятие проституцией и проведение съемок порнофильмов с их участием за обещанное Михалевым и Тарасовым денежное вознаграждение. Девушки предложили брату и сестре поехать в Москву, где им покажут город, организуют для них экскурсии по столице, будут фотографировать. Истинную цель поездки им не сообщили. Дети согласились".

"После этого все вместе поехали на такси домой к Янисон, которая также жила на Петроградской стороне, — говорится дальше. — Детей повезли на рынок, обули и одели. Преступники даже организовали в ресторане "Чайка" празднование дня рождения мальчика, которому исполнялось одиннадцать лет. После праздника детей перевезли на автомобиле в Москву. В Москве преступники перевозили детей с квартиры на квартиру, девочку заставляя фотографироваться в обнаженном виде, сниматься в порнофильмах, а с мальчиком Михалев систематически совершал насильственные акты мужеложства, представляя перед знакомыми его своим сыном. Так же, в Москве, преступники вовлекли в занятие проституцией еще двух несовершеннолетних девушек четырнадцати и пятнадцати лет".

Кончилось тем, что перед новым 2004 годом сестра сбежала и уехала из Москвы, а "в начале 2004 года и ее брат В. был освобожден сотрудниками милиции в результате задержания Михалева в Санкт-Петербурге".

"Как установило следствие, — говорится в пресс-релизе, — Михалев и Тарасов вступали в половую связь и с остальными несовершеннолетними... Известно также, что в преступной группе был мужчина, выполнявший роль курьера, перевозившего порноматериалы за границу, и покинувший страну (его личность правоохранительным органам установить не удалось)".

Пресса нанизывала на этот костяк все новые подробности. "Михалев занимался, в частности, тем, что ездил в Санкт-Петербург, отбирал подходящих детишек и отвозил в Москву, — говорится на сайте "Фонтанка.ru". — Он устраивал им "кастинг" на одной из питерских квартир. Вербовкой девчонок и мальчишек на улицах занимались сутенерши... Они выезжали в Санкт-Петербург к Михалеву, знакомились с детьми-сиротами у "Горьковской" или около "Гостиного двора", очаровывали перспективой посмотреть Москву и заработать деньги. Большинство соглашались, даже узнав, что придется заниматься проституцией. Многие, особенно "опытные", сами просились поехать в столицу. Особенно ценились девственницы. За каждую невинную девочку "добытчица" получала 300 долларов из полутора тысяч баксов, которые давал заказчик ее хозяевам".

"Михалев забирал в Москву только самых симпатичных, — говорится дальше. — Детей отмывали, откармливали, выводили вшей, приодевали и везли на заработки. Обычно они ехали поездом вместе с Павлом. При покупке билетов он предъявлял паспорт с данными своих настоящих детей. Вопросов не возникало. Если количество, пол и возраст будущих московских малолетних проституток не соответствовали записям о детях Михалева, в Москву ехали на машине... Роль Могилянского в этом бизнесе для рядовых "работниц" была неясна. Они долгое время воспринимали его как клиента. И с удивлением узнавали, что он, оказывается, "самый главный".

Оставляю последнее утверждение на совести "Фонтанки": на данный момент Могилянский, разумеется, считается невиновным. Российская же пресса, которая, очевидно, не боится судебных исков, не думает о чужих репутациях и не обременяет себя светскими условностями вроде всяких там "якобы", уже признала его виновным.

Его дело также используется для раздувания неприязни к американцам. В этом смысле показательна статья Александра Ермакова "Американский сутенер организовывал секс-туры к детдомовцам из Питера", напечатанная в начале декабря в "Комсомольской правде".

"Фото голых сирот Могилянский размещал на американском сайте, — утверждает автор, хотя про "американский сайт" в судебных документах ничего не говорится, а упоминается лишь вполне российский сайт berenika.ru. — Янки-педофилы гурьбой слетались в Москву. Заказывали в основном девственниц".

По словам Ермакова, "Береника" держала своего врача-гинеколога, "некую Эльзу", которая специализировалась на штопании девственных плев. Каждая выдерживает в среднем три штопки.

Один из подзаголовков гласит: "Американцы растлевают российских детей", — хотя в начале статьи отмечается, что Могилянский — "гражданин России и США", то есть с таким же успехом его можно назвать и россиянином.

Российские хакеры и другие мошенники годами грабят американцев, похищая с их счетов десятки миллионов долларов, но я не представляю в прессе США заголовка: "Русские грабят американцев".

Наконец, Ермаков не потрудился рассортировать российских растлителей Тарасовых и валит нашего Андрея Борисовича в одну кучу с более молодым олигофреном из церковной лавки в Кремле. Андрей Борисович, которого федеральная прокуратура называет партнером Могилянского, получил 10 лет, Михалев — 15 строгого режима, Смирнова — 8 лет, а Янисон — 8 лет и шесть месяцев.

Хотя в российской печати появились утверждения о том, что Могилянский, основатель фонда помощи жертвам террора, семь лет назад привлекался в США за "отмывание денег и связь с преступными группировками", это, по словам филадельфийской прокуратуры, его первое уголовное дело в Америке.

Против него возбуждались в США, по крайней мере, два гражданских иска, в том числе о мошенничестве, которое он проиграл. Второй иск был возбужден летом прошедшего года и продолжает рассматриваться в том же федеральном суде Восточного округа Пенсильвании, что и нынешнее уголовное дело.

Адвокат Могилянского Джордж Ньюман, как мы уже отмечали, категорически отрицает вину своего клиента и обещает опровергнуть все обвинения в суде. Когда 8 декабря судья Уэллс начала рассматривать вопрос об освобождении Могилянского под залог, защитник привел в суд около 30 знакомых обвиняемого, которые в один голос показали, что 38-летний бизнесмен, отец троих малолетних детей является примерным гражданином и отличным семьянином. Во время трехчасового заседания в зале присутствовала жена Могилянского с его шестимесячной дочерью.

Судья скептически заметила, что некоторые из выступавших являются сотрудниками обвиняемого, то есть кровно от него зависят.

Хотя теоретически Могилянскому грозят 120 лет лишения свободы и штраф в полмиллиона долларов, реально грозящий срок меньше, но все равно немалый. Согласно федеральному Уложению о наказаниях, судья может дать ему от 188 до 235 месяцев тюрьмы. Могилянский может еще больше сократить себе срок, признав себя виновным и сэкономив прокуратуре огромную сумму, в которую ей обойдется процесс. Сокращают потенциальный срок также показания против своих предполагаемых сообщников, но в случае Могилянского беда в том, что все они давно осуждены в России.

Прокурор Мишель Морган-Келли выразила уверенность, что сможет доказать в суде вину Могилянского и аргументировала это тем, что у нее имеются материалы, найденные в его компьютере. По ее словам, это и переписка с его сообщниками, и данные о его причастности к московскому борделю "Береника", в который он якобы пристроил 13- и 14-летних девочек, взятых им из петербургского сиротского дома. Согласно версии обвинения, первоначально он растлил их на принадлежащей ему квартире в Санкт-Петербурге, а затем отправил девочек в Москву своим сообщникам, рекламировавшимся на сайте Berenika.org. Сайт давно не существует. Могилянский, как считают власти обеих стран, инвестировал деньги в "Беренику" и получал проценты от прибыли.

На слушаниях адвокат Эндрю Гэй и Михаил Ратнер, учившийся с Могилянским в одной санкт-петербургской школе, напомнили суду, что Могилянский закончил Колумбийский университет и основал благотворительный фонд для жертв трагедии в Беслане и на Дубровке. Ратнер, который, судя по сайту фонда (moscowhelp.org), работает консультантом в компании Willowbrook Systems, является членом попечительского совета фонда.

По сообщению агентства "Ассошиэйтед Пресс", американские власти ведут расследование деятельности этой некоммерческой организации.