В поисках затонувшей подлодки

Опубликовано: 1 декабря 2008 г.
Рубрики:

Давно окончилась Вторая мировая война, но жива память о ней, живы постаревшие ее ветераны, и не все тайны ее еще открыты. Вот одна история, которая пролила свет на трагические события, произошедшие у берегов Америки в один из последних военных месяцев 1945 года.

1991 год. Небольшой приморский, точнее "приокеанский" городок Брилл в штате Нью-Джерси. Множество рыбачьих судов, портовые таверны, где моряки проводят время за крепкими напитками... Есть тут и дайверы — коммерческие ныряльщики, которых предприниматели нанимают для подводных работ, а также для поиска на затонувших кораблях интересных предметов, ценимых на рынке. А таких кораблей в районе немало: знаменитый "Андреа Дориа", "Мохавк", "Толстен" и еще с десяток других.

Этим промышлял и опытный моряк и владелец шхуны Сикер Билл Нейгл. Как-то один знакомый рыбак поделился с Биллом своим наблюдением: неподалеку, в 10 км от берега, вроде бы лежит на дне крупное затонувшее судно, вокруг таких обычно собирается много рыбы, а здесь ее было — ого-го! Знакомец сообщил координаты, добавив: "Правда, глубоковато там!" У Билла взыграла давняя авантюрная жилка: неизвестный корабль! Когда-то он и сам нырял "за сокровищами", теперь же, пригласив хорошего ныряльщика и своего приятеля Джона Чаттертона, он направил свой "Сикер" в указанное место на разведку. После ряда спусков стало ясно, что там, на глубине около 70 метров, лежат обломки крупного плавучего средства, по форме и по наличию боевой рубки, скорее всего, подлодки. Немецкие подлодки и раньше находили на дне Атлантики, но так близко от американского берега — никогда. Чтобы убедиться, Нейгл собрал команду из 12-и опытных ныряльщиков, которые после тщательного осмотра подтвердили, — да, это подлодка.

Но когда и как она затонула и чья это была подлодка? Спуски решено было продолжить, хоть на такую глубину решался отправиться не каждый: могло настигнуть "наркотическое опьянение". Это когда ныряльщик, увлекшись поиском, забывал о кончающемся кислороде, а подъем не может быть "мгновенным", он требует декомпенсации — задержки на каждых последующих 15-20 метрах... Так в сентябре 1991 года, забравшись на глубину почти 80 метров, погиб один из команды Стив Фелдман.

Спуски сезона 1991 года дали дополнительные свидетельства: нашлась тарелка со свастикой, орлом и датой "1942", нашелся заросший ракушками нож с деревянной ручкой, на которой была вырезана фамилия Горенбург (Horenburg).

Нейгл опубликовал в газете сообщение об обнаруженной подлодке и предложил всем, кто знает что-либо по этому поводу, позвонить. И начались звонки: кто просто любопытствовал, кто предлагал себя в качестве ныряльщика, а один попросил "достать ему со дна парочку немецких черепов". Джон ответил, что черепа — это не игрушки.

— Так ведь это были враги! Или вы тоже наци? — не унимался один из умников. На что Четтертон ответил:

— Они хоть и немцы, но все же братья-подводники, пусть их останки хранит океан.

Был и такой звонок: голос с сильным немецким акцентом спросил:

— Это у вас при поисках кто-то погиб?

— Да, у нас, — ответили звонившему.

— А как его звали?

— Фелдман.

— Что, еврей? — Джон повесил трубку...

Чтобы лучше подготовиться к спускам, Чаттертон отправился в Чикаго, в Музей науки и промышленности, где, как он узнал, хранилась полностью сохранившаяся немецкая подлодка тех времен, — он предполагал, что обе могут иметь сходную конструкцию.

На следующий сезон, в 1992 году, исследования шли уже по продуманному плану. Характер разлома лодки говорил о том, что ее гибель произошла из-за взрыва торпеды поблизости или еще в торпедном туннеле. И в этом сезоне не обошлось без жертв. Ими стали отец и сын Роуз: сына, очевидно, на глубине настигла "подводная паника", а отец, пытаясь его спасти, пошел наверх без декомпенсации и умер позже, на борту спасательного вертолета.

Тем временем Чаттертон решил выяснить, на какой подлодке плавал владелец ножа, Хоренбург, а также, какие немецкие подлодки подходили тогда к американскому берегу. В Вашингтоне, куда он обратился, еще не все документы военных лет были рассекречены. Те же, что он посмотрел, ничем ему не помогли. Тогда он, вместе с двумя другими энтузиастами-ныряльщиками, отправился в Германию и там узнал, что радист-подводник Мартин Хоренбург, единственный носитель этой фамилии, служил на подлодке U-869, которая, как было известно, погибла в феврале 1945 года в районе Гибралтара, возле города Рабат. На лодку сбросили бомбу с самолета союзников.

Казалось, что поиски зашли в тупик, но неутомимая тройка — Чаттертон, Ричи Колер и Джон Юрга, надежды не теряли. При следующих спусках (они применяли теперь новую надежную дыхательную смесь "траймекс") был доставлен на берег затонувший кислородный баллон. Баллон, хотя и взорвался наверху, но на осколке внутренней перегородки можно было прочитать: 15 апреля 1944 года. Это ограничивало дату гибели подлодки; ее, кстати, теперь взялись называть U-Who, то есть "Кто ты?".

А параллельно подводным поискам шла обычная жизнь. Возникли семейные неурядицы у Ричи Колера жена поставила довольно распространенный в таких случаях ультиматум: "Или семья, или подводные дела — выбирай!" И он, любящий отец двух маленьких детей, от подводных поисков отошел и так терпел год. Затем, не выдержав, он на "Сикер" вернулся, с женой разошелся, и детей забрал к себе. В 1993 году умер Билл Нейгл, и шхуна перешла к другому владельцу.

Неутомимый Чаттертон связался с английскими военными историками, и один из них, Роберт Коппок (Coppock), ведущий историк по подводной войне, среди давних, еще секретных материалов, содержавших немецкие радиопереговоры (их союзники прослушивали, "взломав" немецкий секретный код), обнаружил, что подлодка U-869 вовсе не погибла в Гибралтаре!

Дело обстояло так: подлодка, получив боевое задание, находилась на полпути к берегам Америки, когда командование распорядилось ей возвратиться — планы менялись. Этот приказ лодкой получен не был (возможно, из-за плохой радиосвязи), и она продолжала идти по первоначально заданному курсу. В конце февраля союзная авиация потопила у входа в Гибралтар немецкие подлодки, но какие именно, было неизвестно. Впоследствии записали, что среди них была и U-869, но это было только предположением, так как подтверждения о приеме нового приказа от лодки не поступало, и вообще связь с ней не возобновлялась. Так что U-869 (и радист Хоренбург на ней) продолжала плыть к американскому берегу, направляясь на Нью-Йорк.

Для полной уверенности, что U-Who это U-869 все же следовало найти вещественное доказательство — ее имя на обломках затонувшего корабля. Хорошо ознакомившись — по альбомам, справочникам и чикагскому экспонату — с конструкцией немецкой подлодки, Джон решил: нужно проникнуть в ее машинный отсек, где находятся ящики с запчастями. Эти ящики обычно посылались на сухопутную базу, откуда, пополненные, они возвращались, каждый на свою лодку, согласно табличке на нем. "Вот такой ящик нам и нужен!" Однако забраться в отсек было нелегко, входу мешали крупные и тяжелые обломки. Чтобы их сдвинуть, поначалу даже думали спустить под воду железные цепи — их тянуть. Из-за сложности от этого варианта отказались.

После раздумий Джон предложил: он отправится вдвоем с Ричи, затем, отдав ему у входа свой 2-й кислородный баллон, он войдет в отсек, возьмет ящик — и вернется к Ричи, ждущему снаружи. Это было опасно: если что-то случится с ним в отсеке, никто не сможет помочь. Все же Джон решил попробовать.

Спуски возобновились в августе 1997 года. С Джоном и Ричи отправились вниз еще двое ныряльщиков, которые должны были ждать их возле U-Who. Первые три спуска позволили оценить обстановку, а на четвертом Джон смог освободить небольшой ящик с запчастями от сдерживающих его обломков. На пятом спуске Джон, плохо различая в поднявшейся мути, но надеясь, что на ящике табличка есть, просунул его к Ричи и выбрался из отсека. Ричи поскорее подсоединил Джону 2-й кислородный баллон, а ящик погрузил в сетку и отправил наверх. Теперь нужно было начать декомпенсацию... И вот долгожданная победа! Еще находясь в воде, они получили сверху послание: "Это U-869. Поздравляем!" Когда ныряльщики вернулись, вся команда сгрудилась на палубе возле ящика, обросшего ракушками. На ящике можно было разобрать надпись — U-869.

Конец подлодки был, очевидно, таким. Уже недалеко от цели, в районе Нью-Джерси, ее обнаружил патрульный американский корабль. Понимая, что так просто от него уйти не удастся, капитан немецкой подлодки Гельмут Нойербург отдал команду "пуск торпеды". Думал ли он при этом, что гитлеровская Германия, пославшая его "ударить по США", близка к полному поражению?.. Торпеда, несшая около 300 кг взрывчатки и направленная на патрульный корабль, вышла из своего туннеля — и неожиданно повернула назад, на свою лодку! Она была акустической, шла на звук. Еще при испытаниях таких торпед случалось, что они разворачивались и шли назад, "на себя". Через 30 секунд торпеда взорвалась, увлекая обломки U-869 на дно, где они и пролежали незамеченными до самой встречи с американскими ныряльщиками в 1991 году.

Теперь несколько слов о дальнейшей жизни участников этой истории.

После шести лет, отданных поиску подлодки U-869, Джон Чаттертон вернулся к коммерческим подводным спускам, а затем, окончив университет, стал преподавателем истории и участвовал в телевизионной программе "Глубоководные детективы".

Его друг Ричи Колер посчитал своим долгом разыскать родственников тех, кто погиб на U-869, и рассказать то, что он узнал и увидел в ходе поисковых работ. В Германии он встретился с братом Мартина Хоренбурга и подарил ему найденный на дне нож с деревянной ручкой, а старик все показывал и показывал ему старые фотографии и вспоминал ушедшие времена... Ричи разыскал дочь капитана подлодки (волею судьбы она теперь жила в США) и рассказал, как погиб отец; были и другие встречи.

Американская кинокомпания выпустила документальный фильм: "Исчезнувшая гитлеровская подлодка" (Hitler's Lost Sub), основанный на архивных материалах, а также рассказах и съемках Чаттертона, Колера и других участников поисков. Фильм показали не только в США, но и в Германии, после чего Ричи Колера нашел Герберт Гушевски, 2-й радист U-869. Он перед самым отплытием лодки в ее последний поход угодил с воспалением легких в госпиталь — и таким образом остался жив. Герберт рассказывал Колеру о жизни на подлодке, о друге Мартине (это тот, кому принадлежит нож), о том, как перед самым отплытием к нему в палату пришел попрощаться капитан. Герберт тоже достал фотографии, поясняя: это Мартин, это капитан, а это мы все на лодке, в Бремене... На последней фотографии красовалась боевая рубка — та самая, которую Ричи видел на дне...

В 2004 году вышла книга американского журналиста Роберта Керсона Shadow Divers с увлекательным рассказом о поисках U-869, о тех, кто на ней погиб, и о тех, кто ее отыскал на дне Атлантики.

В Германии, неподалеку от города Киль, в Мелтенроте, находится немецкий Музей подводников. Есть в этом музее и 89 бронзовых таблиц с именами 30 тысяч немецких подводников, погибших во Вторую мировую, и среди них — имена всех 57-и моряков подлодки U-869.