Невозможное — это то, что вы плохо захотели

Опубликовано: 16 ноября 2008 г.
Рубрики:

Недавно я прочитал о том, что на Украине проводился опрос, определявший самых значительных людей Украины за всю ее историю. На второе место жители страны поставили Николая Амосова, сравнительно недавно ушедшего из жизни. Мне было очень приятно прочитать о том, что этого замечательного человека помнят и любят.

Встречи со многими людьми подарила мне журналистская судьба. И среди них встречи с Николаем Михайловичем Амосовым, выдающимся хирургом, прекраснейшим человеком. От него исходило сияние Личности.

До сих пор помню его простые рекомендации. У меня хранится книга, которую он подарил мне. Вот эти рекомендации.

В большинстве болезней виновата не природа, не общество, а только сам человек. Чаще всего он болеет от лени и жадности, но иногда и от неразумности.

Не надейтесь на медицину. Она неплохо лечит многие болезни, но не может сделать человека здоровым. Пока она даже не может научить человека, как стать здоровым. Больше того, бойтесь попасть в плен к врачам. Порой они склонны преувеличивать слабость человека и могущество своей науки, создают у людей мнимые болезни и выдают векселя, которые не могут оплатить.

Чтобы быть здоровым, нужны собственные усилия, постоянные и значительные. Заменить их нельзя ничем. Человек столь совершенен, что вернуть здоровье можно почти с любой точки его упадка. Только необходимые усилия возрастают по мере приближения старости и углубления болезней.

Для здоровья одинаково необходимы четыре условия: физические нагрузки, ограничения в питании, закалка, время и умение отдыхать. И еще пятое — счастливая жизнь: к сожалению, без первых условий она здоровья не обеспечивает. Но если нет счастья в жизни, то где найти стимулы для усилий, чтобы напрягаться и голодать. Увы!

Природа милостива: достаточно 20-30 минут физкультуры в день, но такой, чтобы задохнуться, вспотеть и чтобы пульс участился вдвое. Если это время удвоить, то будет вообще отлично.

Нужно ограничивать себя в пище.

Словом, рекомендаций в его книге "Раздумья о здоровье", которую я часто перечитываю, множество. Они действительно очень простые. Но для того, чтобы они стали частицей нашей жизни, нужно приложить усилия.

Но мы ведь не любим простоту, а любим, чтобы все было сложно и чтобы за нас все сделали другие. Другими словами, есть люди, которые сами заботятся о себе, а есть такие, которые хотят, чтобы о них заботились другие.

Амосов был очень жестким человеком, суровым, требовательным. Я из общения с Амосовым запомнил, что человек должен себя любить. А это отнюдь не предполагает любовь-умиление собой.

Ох, не любим мы себя, не любим. Не все, конечно, но некоторые. Вый­дите на улицу, оглянитесь вокруг, и вы вспомните мои слова. Посмотрите на этого джентльмена или на эту леди. Ну, разве может человек, который себя любит, так выглядеть? Врагу своему не пожелаешь. До какого же состояния доводят себя некоторые, превратившиеся в живые горы плоти, движущиеся по этому бренному миру с одышкой и сопением!

И не надо мне лапшу на уши вешать и с авторитетным видом говорить, что у меня полное непонимание современных условий жизни, взаимоотношения в нашем организме белков, жиров и углеводов.

Вы заметили, сколько вокруг разговоров о похудании. Почти всех вокруг не устраивает их вес. Почти все хотят сбросить с себя эти ненавистные килограммы. Но, как правило, дальше слов дело не идет.

С самого начала хочу предупредить, что тот, кого не заботит проблема лишнего веса, может эти заметки не читать. А тот, кто вместе с половиной американцев с этой проблемой сталкивается, пусть не думает, что у меня есть какие-то необременительные рецепты. Они очень даже обременительны и жестоки. Но зато они эффективны, в отличие от того, что советуют диетологи, наводнившие Америку и весь мир.

Никогда не забуду замечательные, на мой взгляд, слова Амосова: "Если нет силы характера — то нет ничего". Я целиком и полностью эту мысль разделяю. И в связи с этим заявляю, что лишний вес — это проблема не столько диетологии, сколько психологическая, то есть проблема нашего желания и воли.

Любой диетолог меня осмеет и скажет, что я дремучий и наглый дилетант, неандерталец, вторгшийся в мир абсолютно не понятных ему явлений. И будет прав. И все же, я настаиваю на своем. Все начинается не с диеты, а с желания и воли, которая может это желание овеществить. Только так. Или вы, покупающие тоннами книжную макулатуру о похудании, измените свою психологию, или носите на себе лишние килограммы до конца дней своих. А вместе с ними — и возможность быть приоритетной мишенью для множества болезней.

Посмотрите еще раз на заголовок этой статьи. Тот, кто сказал эти слова, несомненно, был мудрым человеком. Теоретически мы знаем, что человек может все, что для него не существует препятствий, он изменяет мир вокруг себя... Это только теоретически, и это верно, если вести речь обо всем человечестве. А если говорить об отдельно взятом человеке, то обнаруживается, что он часто не способен себя изменить. Потому что вроде бы он горит желанием, а, на самом деле, ничего не хочет, горазд только болтать и искать оправдания своему безволию. Мы не будем здесь замахиваться на глобальные проблемы и желания титанические, например, такие, как написать нечто вроде Девятой симфонии и "Войны и мира". Здесь хоть тресни от желания, а сил не хватит.

Поводом для этих заметок послужило солидное исследование английских ученых о том, что все диеты ведут к тому, что люди потом набирают еще больший вес. Когда я обсуждал эту тему в эфире, моим оппонентом был специалист и автор книг о правильном питании. Но я, со свойственным мне невежеством и нахальством, продолжал на все его научные аргументы твердить, что для похудания нужна сила воли и больше ничего.

Хочу пояснить. Я с уважением отношусь к врачам. И если зуб болит или аппендицит или вены на ногах резать — я прямиком к ним. А насчет похудания — извините, я готов поспорить с любым врачом. Марк Твен когда-то говорил, что первый фехтовальщик в мире может не бояться второго фехтовальщика в мире, но он должен бояться невежды, который вообще не знает правил фехтования. Я тот самый, который не знает правил.

И я весьма неуважительно отношусь к различным диетам таких знаменитостей, как доктор Аткинс, который на протяжении многих лет был пищевым гуру для миллионов американцев. А потом выяснилось, что сам Аткинс при жизни таскал на себе множество лишних килограммов. У меня старомодные понятия о морали, и я считаю, что врач, который курит, не имеет морального права говорить о вреде курения. Была у меня в Москве знакомая, которая писала разные популярные книжки о пользе физических упражнений. А сама походила на средних размеров шкаф. Она была любимым объектом моих рассуждений о временах и нравах. По-моему, у любого неандертальца было больше здравого смысла, чем у современного диетолога. Во всяком случае, насколько мне известно, не было ни одного неандертальца с брюшком, а среди диетологов это весьма частый атрибут внешнего облика.

Хочу отметить, что у меня лично никаких теорий нет. Я ведь невежда из афоризма Марка Твена. И подход у меня примитивный. Как у жителя каменного века, который наедался досыта. А потом голодал, потому что надо было завалить очередного мамонта. Или как у Майи Плисецкой, которая образно говорила: "Жрать надо меньше". Я согласен. И к этому бы прибавил, что надо больше двигаться и иметь силу воли, чтобы правильно соизмерять умение ограничивать себя в еде и умение ограничивать себя в лени, которая мешает нам больше двигаться.

Причем я не экстремист, не считаю эти правила универсальными. Бывают у некоторых людей болезни, которые вызывают проблемы с весом. Этими людьми должны заниматься врачи. А остальные, которых подавляющее большинство, должны заниматься собой сами.

Вы заметили странную вещь? Множество людей проявляют незаурядную силу воли, преуспевая в учебе или в работе. А вот когда речь заходит о своем здоровье, то тут дают маху. Теоретически люди всегда говорят, поднимая тосты: главное — это здоровье. А на деле ведут себя так, что главное это работа.


Читайте полную версию статьи в бумажном варианте журнала. Информация о подписке в разделе Подписка