Криминальные страсти по-американски

Опубликовано: 1 ноября 2008 г.
Рубрики:

Симпсон, да не тот

На первый взгляд, законы создают конгрессмены и сенаторы, а простой люд их исполняет. На самом деле, законодательной праматерией является жизнь и коллизии рядовых обывателей, не только умных и образованных, идиоты — равноправные участники правового творчества. Зачастую даже — в первых рядах. Один дурак способен заварить такую кашу, которую не в состоянии расхлебать светила юриспруденции всей страны. Как, например, 39-летний рабочий завода "Форд" Джеймс Симпсон из кентуккского Луисвилла.

В сентябре прошлого года Джеймса постигло несчастье: покончила с собой его 35-летняя жена Катрин. Женщину похоронили, и стал Симпсон бобылем с 10-летним сыном, а спустя год прокуратура города инкриминировала вдовцу убийство своей супруги. Пока до суда дело не дошло, но даже на стадии предварительного следствия налицо сплошной правовой туман. Поводом для переквалификации несчастного случая в уголовное дело послужили не вновь открывшиеся обстоятельства, а новый подход к делу, так сказать, под новым правовым ракурсом. Хотя сам Джеймс Симпсон ни до, ни после не скрывал причин и подробностей трагической гибели жены.

Чтобы хоть отчасти понять нынешнюю путаницу, надо вернуться к тому роковому дню. Семейная жизнь супругов не была идеальной, Джеймс погуливал на стороне, почти не скрываясь, Катрин топила женские проблемы в алкоголе. Как часто бывает в семьях, на смену разладам шли примирения. 10 сентября Джеймс пришел после работы домой с букетом цветов — решил загладить вину за очередной адюльтер. Жена уже была под градусом, и супруги пошли продолжить начатое в гараж. Слово за слово, и Катрин сказала, что устала от такой жизни и хочет покончить с собой. "Хочешь? — Нет проблем", — и муж достает из "бардачка" машины хранившийся там револьвер. Через пару минут жена нажимает на спусковой крючок. Джеймс в шоке, звонит 911, но уже поздно, Катрин мертва.

С житейской точки зрения поступок Джеймса иначе, как идиотским, не назовешь, но кто он с точки зрения права? Если дурак, то за это не судят; если убийца, то должен понести наказание. Луисвиллская прокуратура квалифицировала действия Джеймса Симпсона как убийство. Но по обвинению в убийстве существует множество уголовных статей и, соответственно, наказаний: от трех лет до пожизненного заключения, и даже смертная казнь. И, судя по всему, у прокуратуры легкой жизни в деле Симпсона не будет.

На умышленное убийство, которое ему шьет прокурор, Джеймс явно не тянет. У подследственного не было ни злого умысла, ни желания убить свою жену. Тогда зачем он дал ей в руки револьвер? Да просто ему и в голову не пришло, что жена выстрелит им. Таких сцен и угроз был не один десяток, и все заканчивались ничем, когда дело доходило до спускового крючка. Правда, ранее револьвер никогда не был заряжен, а на сей раз в патроннике была... одна пуля, и Джеймс об этом знал. Не знал он лишь о серьезности намерения жены.


"Ружье на стене" в последнем акте выстрелило.

В еще не начавшееся дело Симпсона включился ряд инстанций и целый сонм правоведов со всей страны, как теоретиков, так и практиков. Вкратце позиции сторон формулируются следующим образом.

Прокуратура штата, первый помощник прокурора Гарри Ротенбергер: поступок Джеймса Симпсона можно квалифицировать как убийство, поскольку закон позволяет инкриминировать это деяние как "безрассудное поведение и абсолютное равнодушие к человеческой жизни". В пользу обвинения работает и судебный прецедент — в соседней Индиане в 1991 году был осужден за убийство на 10 лет мужчина, игравший с женой в "русскую рулетку".

Брайан Батлер, адвокат Симпсона: да, мой клиент допустил бытовую неосмотрительность, но нажал на крючок не он, а алкоголь. Содержание спиртного в крови погибшей превышало в три раза допустимую норму, да еще в смеси с наркотиками.

Дэвид Балдус, профессор права: максимум, что можно вменить в вину Симпсону — помощь в самоубийстве; наказание за это деяние от года до пяти лет.

Льюис Кац, профессор права: это дело провалится на жюри присяжных, поскольку нет главного — преступного умысла и намерения убить человека.

Марк Мёрфи, бывший прокурор: поступок Симпсона вполне подпадает под ситуацию, когда погибает человек в результате дорожно-транспортного происшествия с пьяным водителем. У такого водителя тоже не было умысла и желания убить кого-то, но он, однако, был пьян, и его судят за убийство. В момент передачи оружия жене Симпсон был в состоянии алкогольной интоксикации.

В общем, сколько людей — столько мнений, включая неофициальные. Роберт Дишон, отец погибшей Катрин, считает Симпсона виновником гибели дочери, и не только ее. Не вынесла потери жена Дишона — вскоре после гибели дочери она скончалась от сердечного приступа.

Независимо от аргументов и эмоций, понятно одно: считать или нет Симпсона убийцей — пока неясно, а вот за решетку он наверняка угодит. У прокуратуры есть в запасе несколько козырей против непутевого Джеймса. В июле 2007 года ему был дан условный срок за рукоприкладство в семье. Успел он отличиться и на похоронах Катрин: на выходе из похоронного дома несколько раз выстрелил в ее брата, пытавшегося устроить ему показательную разборку, но, к счастью, промахнулся. Зато схлопотал еще один условный срок. И, пожалуй, самое главное для прокуратуры — Катрин застрелилась из незарегистрированного револьвера.

В общем, не за то, так за это, но его посадят. Как угодил в тюрьму его знаменитый однофамилец О-Джей Симпсон.


Урезать так урезать!

Еще одна процессуальная головоломка появилась в суде кентуккского графства Шелби, куда поступило весьма пикантное заявление. Истец Филипп Ситон обвиняет уролога Джона Паттерсона в превышении врачебных полномочий и требует материальную сатисфакцию в круглой сумме за понесенный моральный и физический ущерб. Вместо удаления крайней плоти доктор откромсал пациенту мужское достоинство по самый корешок.

Случай, прямо скажем, неординарный...


Читайте полную версию статьи в бумажном варианте журнала. Информация о подписке в разделе Подписка