Репутация

Опубликовано: 1 октября 2008 г.
Рубрики:

Вранье — пустяк, главное — чтоб оно осталось в сознании россиян


Mир стал свидетелем политического абсурда, зрителем театра марионеток c провальной режиссурой.

Будь это пресс-конференция президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты в его резиденции — одно дело. Но Эдуард Кокойты выступал в России, перед членами дискуссионного клуба "Валдай", куда входят известные журналисты и политологи из многих стран. Клуб действует с 2004 года под эгидой Владимира Путина, и Путин является там главным действующим лицом; его интервью, беседы с участниками расходятся потом по всему свету, цитируются, обсуждаются, анализируются.

Потому заявления югоосетинского президента ассоциировались с российской политикой и повергли наблюдателей в изумление.

"Безусловно, мы войдем в состав России и не собираемся делать какую-то независимую Осетию, потому что исторически так сложилось, наши предки сделали этот выбор, — сказал Эдуард Кокойты. — Мы останемся верны клятве, которую дали наши предки... Это было бы для нас восстановлением справедливости. Для лидеров Южной и Северной Осетии объединение будет иметь большое значение. И я бы просил западных политиков с пониманием отнестись к воссоединению малочисленных народов".

В принципе, ничего нового. Идея объединения осетинского народа давно витает в воздухе, она и вдохновляет массы на отстаивание независимости от Грузии.

Недоразумение, или фарс, в том, что ровно через 1 час 42 минуты информационные агентства разнесли прямо противоположное высказывание все того же югоосетинского президента Эдуарда Кокойты:

"Видимо, меня неправильно поняли. Мы не собираемся отказываться от своей независимости, доставшейся нам ценой колоссальных жертв. Да, многие в Южной Осетии говорят об объединении с Северной Осетией в составе России, и никто не может запретить высказывать подобные мысли. Но Южная Осетия не собирается входить в состав России и намерена выстраивать со всеми государствами цивилизованные межгосударственные отношения в рамках международного права".

Что произошло за эти полтора с лишним часа?

Участвовал ли в разборе Владимир Путин, и не повлияло ли это на его эмоциональное состояние? Такие вопросы, по логике, не могли решаться без него.

Обычно в клубе "Валдай" он говорит свободно, легко, такое ощущение, будто с иностранцами ему комфортнее, чем с нашими.

На этот раз он был раздражен, речь — агрессивна по отношению к Западу, к западной прессе: "Это ни в какие ворота, как у нас говорят, не лезет, но тем не менее пролезает!.. Да, мы вышли за пределы Южной Осетии, потому что там была военная инфраструктура. И что нам оставалось? Утереть кровавые сопли?! Мы даже зафиксировали в Осетии международные организации, которые стали работать на отделение Осетии от России. Наглости нет предела! И что вы хотите, чтобы мы перочинным ножичком размахивали?! А что, мы должны были из рогатки стрелять?! Мы сразу предупреждали: получат по морде!"

Проправительственная газета, процитировав энергичные выражения Путина, привела комментарий французского писателя и журналиста Сержа Шмемана: "Удивительного ума и удивительной энергии человек!"


Однако не Владимир Путин стал главным ньюсмейкером клуба "Валдай" и мировой прессы, а Эдуард Кокойты.

Вхождение Южной Осетии в состав России и выхождение ее из состава России через 1 час и 42 минуты поразило воображение журналистов и политиков.

Можно предполагать, что секрет прост. Кокойты не дали вовремя инструкций, текст не вручили. Недоработали. Тут чудится даже пренебрежение Кремля. Будто президента Южной Осетии не сочли нужным привлечь хотя бы в качестве слушателя к обсуждению дальнейших политических шагов, не сочли нужным даже информировать. В спешке и суматохе порвалось там, где тонко. Вдруг Кокойты вручили микрофон вещания на весь мир — он и сказал то, что вроде бы само собой подразумевалось.

Только Кокойты не поставили в известность, что теперь у Южной Осетии другая цель и у народа другие мечты. Что предки завещали не российское подданство, а полную независимость.

Получился чудовищный конфуз.

Усугубили его заявления югоосетинского и абхазского президентов о вступлении Южной Осетии и Абхазии в союзное государство России и Беларуси.

Будет ли наше общее государство называться "Союз России, Беларуси, Абхазии и Южной Осетии?"

Абсурд с вхождением и выхождением в течение двух часов еще раз показал, что у кремлевских руководителей нет политической стратегии.

Война вспыхнула не вдруг. Все к тому шло. Уже 16 лет мы участвуем в конфликте Грузии с ее автономными республиками. На стороне сепаратистов. Когда в 1992 году началось грузино-абхазское кровавое столкновение, одной из главных военных сил сепаратистов был добровольческий батальон Конфедерации горских народов России под командованием Шамиля Басаева. Впоследствии он прославился как террорист номер один и враг России.

16 лет мы поддерживаем и содержим самопровозглашенные республики, противостоящие Грузии. Казалось бы, за это-то время можно определить конечную цель и выработать алгоритм. Увы. Такое ощущение, будто для наших руководителей проблема Южной Осетии только вчера возникла, и теперь никто не знает, что с ней делать.

Когда говорят о новой холодной войне, наподобие прошлой, то это лишь некий общий образ. Потому что на самом деле ничего похожего. Противостояние СССР и Запада имело глобальную, четкую идеологическую основу. Действительно, два мира, две системы. Ясные цели у тех и других.

Сейчас — мир один, основанный на частной собственности. Соответственно формулируются его идейные постулаты: свобода слова, права человека и пр. Никто ж не скажет, что Путин и Медведев не разделяют эти принципы. На чем тогда основано наше неприятие Запада? Неизвестно и непонятно. Мы хотим собрать вокруг себя маргинальные режимы вроде режима Уго Чавеса и строить совместно капитализм? Мы даже цели только что проведенной войны определить не можем. Зачем это надо было, для чего, что мы хотели, чего добились и чего добиваемся?

Единственный результат политики нынешнего Кремля на Кавказе и на Западе — напряженные отношения. Жизнь уязвленного и амбициозного подростка, постоянно доказывающего свою состоятельность на улице, перед лицом других. И лексика совершенно подростковая: "Кровавые сопли... Получат по морде!"

Наверно, рано или поздно возникнут вопросы в широких народных массах. Но пока они вполне удовлетворены, разделяют и поддерживают политику руководства.


Страна уверена, что против нас в Грузии непосредственно сражались американские спецназовцы. Вначале это были неизвестные "чернокожие" иностранцы, как сообщил заместитель начальника Генштаба генерал-полковник Наговицын. Потом неизвестные обрели имена. "Когда мы восстанавливали конституционный порядок на территории Южной Осетии, в селе Земо-Никози, где были сильные бои, российскими миротворцами в помещении полуразрушенного здания среди различного рода бумаг был обнаружен паспорт на имя гражданина США Майкла Уайта. Хозяина этого паспорта мы там не нашли. У нас есть ксерокопия паспорта этого гражданина США. Ни с какой целью находился этот господин в регионе, ни чем он занимается сейчас, я не могу ответить. Но он был в момент конфликта среди спецназа грузинских МВД. Это факт".

По всем телеканалам был показан американский паспорт в руках генерал-полковника.

А это значит — огонь на огонь, кровь на кровь и кровь за кровь. Боевой контакт уже не людей, а стран, государств, армий. О чем гневно сказал в интервью Си-Эн-Эн премьер-министр Путин: "Даже во времена "холодной войны" — жесткого противостояния Советского Союза и Соединенных Штатов — мы всегда избегали прямого столкновения между нашими гражданскими и, тем более, военными, военнослужащими. У нас есть серьезные основания полагать, что прямо в зоне боевых действий находились граждане Соединенных Штатов. И если это так, если это подтвердится, это очень плохо. Это очень опасно, и это ошибочная политика... Они там могли находиться только по прямому указанию своего руководства...".

Некоторые газеты тотчас развернули слова генерала и премьера в "сенсационное расследование" об асе из элитной дивизии Воздушно-десантных войск США, воевавшем еще на Балканах: "Можно предположить, что в Соединенных Штатах дело о таинственном исчезновении американского пилота уже перешло в разряд совершенно секретных".

Каким же идиотом надо быть, чтобы на тайное, противозаконное, секретнейшее задание вылетать или выезжать с паспортом? Какой идиот отправлял этого идиота? Мало кто из россиян узнает о том, что Уайт последние десять лет живет в Китае и никогда не бывал в Грузии. Три года назад он потерял паспорт в аэропорту Шереметьево, о чем тотчас поставил в известность московскую милицию.

Россия не узнает. Мир знает. Кто смеется, кто ужасается. Методам.

Люди, которые выступили с такими заявлениями, поставили на карту свое имя. Не пожалели, не побоялись. Может, даже и не задумывались. Может, им все равно, что говорят мировые телеканалы? Главное — что останется в сознании россиян.


Другим же небезразлична собственная репутация, собственное честное имя. Представим, что президент Российского ПЕН-центра, тончайший прозаик Андрей Битов склонился над листом бумаги и пишет:

"Региональная война, развязанная марионеточным режимом Михаила Саакашвили против населения Южной Осетии, есть не что иное, как начало необъявленной войны, которую США и их европейские союзники развязали против России... Одурманенная националистической риторикой и подстрекаемая коварной политикой США, значительная часть грузинского народа забыла, что поднимает оружие против брата и друга... что служит орудием в руках новой "Империи Зла". Россия остается самым серьезным препятствием на пути к глобальному мировому господству США и установлению по всему миру нового тоталитарного режима под личиной "демократии"... Люди мира! Люди доброй воли! Поднимите свой голос в защиту мира и справедливости на нашей общей земле!"

Под таким текстом стоит подпись Андрея Битова.

И некоторых других деятелей российской культуры. Среди них — знаменитости. Например, Аксинья из "Тихого Дона" — легендарная актриса Элина Быстрицкая, альтист Юрий Башмет, дирижер Валерий Гергиев, актер Василий Лановой, писатель Фазиль Искандер и еще ряд имен, менее знаменитых.

Известно, как готовились в советские времена подобные открытые письма в поддержку политики партии и правительства. В недрах отдела пропаганды составляли текст, подбирали кандидатов, потом им звонили и зачитывали...

Полагаю, так же и сейчас. Не сомневаюсь, что кто-то из подписавших целиком и полностью согласен с текстом. А кто-то, наверно, не смог отказаться, потому что... потому... Раз такие письма составляют и предлагают подписаться под ними — значит, времена возвращаются, со всеми последствиями.

Правда в деталях оказалась еще отвратительней. Кому-то зачитали лишь часть текста, кто-то вообще впервые услышал, но... поддерживает и одобряет. А кто-то открыто возмущается.

"Я этого письма не видел и не подписывал!" — заявил Андрей Битов. — Свое имя склонять я не позволю. Выражать свое мнение я могу своими словами".

Письмо-то распространено по всем каналам информации. Многие ли теперь узнают о протесте Андрея Битова?

И президента СССР Михаила Горбачева, и канцлера Германии Гельмута Коля не услышат. В России.

Зато миллионы наших граждан прочитали в газете с огромным тиражом и разнесли по своим знакомым "сенсационную весть" о том, как Горбачев продал ГДР и Варшавский Договор вообще. Государственный секретарь Союза России и Беларуси Павел Бородин напечатал в "Комсомольской правде" интервью: "Мне Коль говорил: господин Бородин, таким, как Горбачев, мы готовы поставить памятник... Мы думали, говорит, он попросит за Восточную Европу 300 миллиардов долларов. То есть 244 миллиарда — долги СССР и 60 миллиардов — деньги на инфраструктуру для войск, которые выводили... Мы такую сумму, говорит Коль, приготовили, мы готовы были с долгами рассчитаться... Но если бы, сказывал Коль, нас придавили так, мы бы им отдали 300... Но когда Горбачев попросил в кредит 9 миллиардов и 100 миллионов в фонд себе, 100 миллионов — в фонд Шеварднадзе... "Господин Бородин! — воскликнул Коль. — Мы пили 2 недели!"

Переговоры о выводе наших войск из Восточной Германии и вообще из Восточной Европы проходили в конце 80-х годов, когда никто и помыслить не мог, что СССР рухнет, Горбачев не будет президентом и у него появится какой-то фонд. И вообще, с какой стати Гельмут Коль откровенничает с человеком, который никогда не входил в круг даже мелких политиков, с бывшим кремлевским завхозом?

Наверно, Горбачев и Коль подадут в суд. Наверно, опровергнут. Наверно, Бородин перед ними извинится, скажет, что газетчики не так его поняли и не то написали.

Только никто уже не обратит внимание.


Три крупные пропагандистские акции в лучших геббельсовских традициях проведены в три дня. Атака по всем направлениям. На всех и на все. На прошлое и настоящее.

Цель простая, очевидная — облить грязью одних, повязать круговой порукой других, поставить под сомнение честное имя третьих.

Так победим?

Кого?