Обама, Хрущев и Кеннеди

Опубликовано: 1 августа 2008 г.
Рубрики:
Джон Кеннеди встречается с Никитой Хрущевым в Вене. Июнь 1961 г.
ФОТО NATIONAL PARK SERVICE

Сообщение "Известий" о возможном размещении российских ядерных бомбардировщиков на Кубе, опровергнутое впоследствии Москвой, широко комментировалось американской печатью и стало полемическим оружием лагеря сенатора-республиканца Джона Маккейна.

"Я думаю, что это очень хорошо", — с удовлетворением заметил пресс-секретарь госдепартамента Гонзало Галлегос после того, как представитель российского министерства обороны опроверг сообщение "Известий" о том, что российские бомбардировщики могут начать садиться на Кубе для дозаправки.

В Вашингтоне с самого начала решили спустить эту тему на тормозах. "Мы стремимся к стратегическому партнерству с россиянами", — таким комментарием ограничилась пресс-секретарь Белого дома Дейна Перино.

"Лос-Анджелес таймс" привела мнение, что "несмотря на былой союз с СССР, кажется маловероятным, чтобы Рауль Кастро пустил на остров российские бомбардировщики и рискнул навлечь на себя гнев американского правительства".

Однако Том Лассетер, московский корреспондент крупнейшей сети американских газет McClatchy, высказался в том духе, что дыма без огня не бывает, заметив, что "Известия" принадлежат "Газпрому" и "рассматривается многими как рупор правящей российской элиты". Лассетер отказался принять последующие опровержения за чистую монету и заявил: "Маловероятно, чтобы средство массовой информации, столь тесно связанное с властями, сообщило такие вещи без их ведома и молчаливого согласия".

Либеральный еженедельник "Тайм" сослался на этот эпизод в большой статье под красноречивым названием "Новая холодная война на Карибах?" На следующий день консервативная "Вашингтон таймс" напечатала редакционную статью под заголовком "Пробуждение медведя".

"Приход в мае к власти нового президента Дмитрия Медведева, — говорится в ней, — не означал отказ от антиамериканского курса, начатого... Владимиром Путиным... Российские чиновники мечтают вернуть себе международный престиж, имевшийся у них в дни советской империи...".

Само по себе это "не проблематично", — пишет газета, отмечая, что в некоторых отношениях Америка "даже приветствует растущую мощь России, чье сотрудничество необходимо ей для достижения общих целей". "Однако возрождение России проблематично тем, — замечает "Вашингтон таймс", — что ее ближайшие соседи не доверяют русскому медведю. По сути дела, мы живем в однополярном мире не потому, что американцы ищут мирового господства, а потому, что столь многие страны предпочитают американскую защиту любой другой альтернативе".

Консервативная "Инвесторс бизнес дейли" разразилась комментарием "Карибский бомбардировочный кризис?" Карибский (в США его называют "Кубинским") ракетный кризис 1962 года, когда Хрущев разместил на Кубе ядерные ракеты, произвел на американцев гораздо более сильное впечатление, чем на советских людей. Несколько дней в США всерьез ожидали начала ядерной войны.

Мы в Союзе понятия не имели, что мир стоял в те дни на пороге чудовищного катаклизма, который, скорее всего, закончился бы нашим разгромом, потому что ядерный арсенал СССР тогда был очень скромен, и Хрущев просто брал янки на понт.

Многие здешние историки считают, что Хрущева в большой степени подвигла на установку ракет венская встреча с новым американским президентом Джоном Кеннеди, который показался ему слабым и неопытным человеком.

Обама претендует на мантию Джона Кеннеди и имеет на то ряд оснований. Он тоже молодой сенатор-демократ с привлекательной женой, прелестными детьми и умением глаголом жечь сердца своих соотечественников.

"Инвестор бизнес дейли" и другие критики Обамы говорят, что он так же неопытен и слаб, как Кеннеди, и спрашивают, сумеет ли он устоять против натиска Москвы — или откажется от размещения ПРО в Европе в обмен на ее отказ от посадки бомбардировщиков на острове Свободы.

Критики Обамы высмеивают его намерение вступить безо всяких предварительных условий в прямые переговоры с Махмудом Ахмадинеджадом и вождями других отмороженных режимов. В ответ защитники Обамы напоминают о венской встрече Кеннеди с Хрущевым, которая, по их словам, служит Обаме примером. Если так, то они поняли эту встречу неправильно.

Сам Обама точно не имеет понятия о том, что на ней произошло. "Если у Джорджа Буша и Джона Маккейна есть сомнения по поводу прямой дипломатии, которую проводит президент США, заявил Обама, — то пусть они тогда объяснят, почему у них есть сомнения по поводу Джона Кеннеди, который вел такую дипломатию с Хрущевым".

И облажался.

Хотя, в отличие от Обамы, Кеннеди вступил на пост президента, просидев много лет в конгрессе, а до этого повоевав на торпедном катере, по сравнению с Никитой он был неоперившимся птенцом, и тот быстро это просек. Некоторые советники Кеннеди, например, бывший посол в Москве Джордж Кеннан, который отлично понимал советских вождей (хотя на старости лет полюбил потом Брежнева), заклинали молодого президента не торопиться с саммитом, 44-летний Кеннеди считал себя умнее их.

Как писали в мае в "Нью-Йорк таймс" Нейтан Тролл и Джесси Джеймс Уилкинс, "Кеннеди поступил по-своему, и Хрущев два дня подряд делал из него котлету". Советники Кеннеди убедили прессу США в том, что он дал Хрущеву достойный отпор, но присутствовавшие на саммите американцы "были шокированы, что Кеннеди позволил так себя поливать". Замминистра обороны США Пол Нице заметил, что встреча обернулась "катастрофой".

Сам Кеннеди впоследствии признался обозревателю "Нью-Йорк таймс" Джеймсу Рестону, что саммит был "самой трудной переделкой" в его жизни. "Он просто стер меня в порошок, — продолжал президент США. — Для меня будет ужасно, если он решил, что я неопытен и трусоват".

Менее чем два месяца спустя Хрущев приказал построить берлинскую стену. Кеннеди, как он и ожидал, схавал эту провокацию. "Стена намного лучше, чем война", — сказал он своим приближенным. Еще через несколько месяцев Хрущев завез на Кубу ракеты.