Скандал вокруг Нобелевской премии по медицине

Опубликовано: 7 ноября 2003 г.
Рубрики:

Нобелевскую премию по медицине в этом году получили двое учёных-медиков — американец и англичанин — за изобретение магнитно-резонансной томографии. Однако другой американский учёный не без оснований утверждает, что именно он является изобретателем метода и поэтому он должен быть третьим лауреатом.

Рэймонд Дамадьян, учёный-медик, работающий в городе Мелвилл, штат Нью-Йорк, не отрицает — было время, когда он мечтал о Нобелевской премии, ждал её и был уверен, что получит. Будучи аспирантом Гарвардского университета, он, в 1970 году, обнаружил, что можно обойтись без хирургии и без вредного рентгеновского излучения, а использовать магнетизм и радиоволны для исследования тканей и внутренних органов человека. В 1971 году о результатах исследований доктора Дамадьяна сообщил журнал “Сайенс” (“Наука”), в 1972 году Рэймонд Дамадьян подал заявление на патент, и в 1974 году патент на изобретение МРТ (Магнитно-Резонансной Томографии) был ему выдан. Ещё через три года Дамадьян создал аппарат магнитно-резонансного сканирования всего тела человека. Но в изобретении были определённые недостатки, требовавшие усовершенствования. Чем и занялись химик Пол Лотербур в Университете штата Нью-Йорк с одной стороны, и сэр Питер Менсфилд в Лондоне с другой. Метод ядерно-магнитного резонанса, быстро и ясно отличающий здоровые ткани от раковых, явился колоссальным шагом вперёд в диагностике раковых и многих других заболеваний. Крупнейшей компанией по снабжению медицинских центров мира Магнитно-Резонансными Томографами является компания доктора Дамадьяна “Фонар”. Журнал “Сайенс” назвал Рэймонда Дамадьяна неоспоримым пионером в создании МРТ. Не получив Нобелевскую премию Дамадьян за 122 тысячи долларов опубликовал в газете “Нью-Йорк Таймс” на всю страницу обращение к двум лауреатам с просьбой исправить ошибку и настоять на включении его в число лауреатов. В эксклюзивном интервью доктор Дамадьян рассказал мне:

— Я врач. И как врач ещё во время прохождения практики, в резидентуре я при вскрытии умерших больных часто убеждался в том, что раковые пациенты погибали из-за неверного или позднего диагноза. Бывало, что рак у больных вообще не был обнаружен, так как рентгеновская техника была далеко не совершенной. И я занялся поиском иных путей исследования внутренних органов и тканей человека. Меня привлёк метод ядерно-магнитного резонанса. Мои эксперименты для проверки и подтверждения были повторены небольшой питтсбургской компанией, в совете директоров которой научным консультантом был человек, позаимствовавший мои идеи, и через два года опубликовавший доклад о “своём” (в кавычках) открытии, без упоминания моего имени. Теперь этот человек получил Нобелевскую премию. Это Пол Лотербур. Все последующие годы он исключал моё имя, где только мог и, по моим сведениям, предупредил Нобелевский комитет, что откажется от премии, если её придётся делить со мной. И моё имя было исключено из списка.

Далее 67-летний Рэймонд Дамадьян сказал, что он очень разочарован необъективностью Нобелевского комитета. Он понимает, что решение Комитета обжалованию не подлежит, что протоколы обсуждения кандидатур могут быть раскрыты только через 50 лет, но он утверждает, что Нобелевским комитетом манипулировали, что уважение к Комитету он уже потерял и что ему не премия нужна, не Нобелевские деньги, а историческая справедливость.

Мы попросили прокомментировать скандал американского врача русского происхождения, создателя в Нью-Йорке радиологического центра “21-й Век”, оснащённого новейшими аппаратами МРТ, Ольгу Терешкину, которая считает, что несправедливость в науке — явление довольно частое:

— Приоритет учёных очень сложно оценить. Сам по себе магнитный резонанс был открыт ещё в 30-х годах, и за само изобретение была выдана Нобелевская премия. Но тогда не было такой компьютерной техники и, соответственно, не было магнитно-резонансного томографа, который мог бы читать изображения внутри органов. Искать справедливости в науке, в частности, в медицине, дело неблагодарное. Есть такая “болезнь Крона”. Это довольно серьёзное заболевание толстого кишечника, иногда и тонкого. Эта болезнь была открыта одним учёным, а врач, который был директором института, присвоил себе изобретение. И хотя его весь мир осудил, всё равно болезнь продолжает называться “болезнью Крона”, и судебный процесс ни к чему не привёл.

— Какую из фамилий трёх учёных — двоих Нобелевских лауреатов и одного претендента — вы встречали в практике?

— В практике я не встречалась с их именами никогда. МРТ — безымянная машина. Никто из врачей не знает её изобретателя. Если только специально не интересоваться этим. Для меня лично этот вопрос весьма теоретический. Точно так же как мало кто знает, кто изобрёл Интернет или Вэбсайт. Зато все знают Билла Гейтса. Для практического врача не имеет значения, кто придумал МРТ (в Америке это MRI). А если среди учёных возник скандал, то это, конечно, очень обидно...

Рэймонд Дамадьян сказал мне в интервью, что не намерен прекращать борьбу не только за себя, но за всех тех, кто был обижен и предан забвению Комитетом по Нобелевским премиям.