Обама и Клинтон: тонкости внутренней борьбы

Опубликовано: 1 июня 2008 г.
Рубрики:

Кто такие суперделегаты и какова их роль?

Американские средства массовой информации часто сообщают о том, что тот или иной суперделегат перешёл на сторону Барака Обамы. И каждый раз это расценивается как удар, нанесённый престижу Хиллари Клинтон. И хотя по количеству голосов, собранных на первичных выборах в разных штатах, Хиллари Клинтон несколько опережает Барака Обаму, по количеству суперделегатов сенатор Обама впереди.

Кто такие суперделегаты? Откуда они взялись? И какова их роль?

Вот как разъяснил ситуацию Дэррил Полсон, профессор Университета Южной Флориды:

— Это проблема только Демократической партии, а не всей избирательной системы США. Каждая партия создаёт собственные внутренние правила, по которым развивается процесс выбора единого партийного кандидата на пост президента. Внутренние правила Демократической партии совершенно иные, чем у Республиканской партии. Общие у обеих партий лишь даты проведения первичных выборов.

— Как вообще возник институт суперделегатов?

— В 1968 году демократы выбрали Губерта Хэмфри своим кандидатом на пост президента США. Выбрали, несмотря на то, что он не участвовал в первичных выборах многих штатов. Недовольные утверждали, что Хэмфри был выбран партийными боссами в результате закулисных договорённостей. Скандал привёл к созданию специальной комиссии под названием "Комитет Макговерна-Фрейзера". Эта группа выработала новые правила, среди которых было правило о суперделегатах. Это правило предоставляло партийным активистам существенную роль в процессе отбора кандидатов. Со временем эта роль усилилась.

В первой половине 70-х демократы проигрывали на всеобщих президентских выборах, как считалось, из-за того, что избиратели выдвигали кандидатов, слишком либеральных с точки зрения не членов Демократической партии, то есть большинства американцев. Суперделегаты — члены Демократической партии, которые занимают выборные должности, партийные активисты, председатели партийных организаций штатов — были призваны способствовать тому, чтобы кандидатом в президенты становился не тот, кто нравится либеральному крылу Демократической партии, а тот, кто может понравится большинству американских избирателей и может победить республиканского кандидата на общенациональных президентских выборах в ноябре.

В Республиканской партии нет ничего подобного.

— Сейчас стало очевидно, насколько мнение суперделегатов расходится с мнением большинства рядовых избирателей-демократов...

— Верно. Это одна из проблем сегодняшней избирательной кампании внутри Демократической партии. Там доминируют крайне радикальные, ультралиберальные силы. С начала 70-х годов умеренным демократам — членам Сената и Палаты Представителей, губернаторам и мэрам городов — становилось всё труднее попасть даже в состав делегатов Съезда партии, потому что их не делегировали ультралибералы. Чтобы прекратить такое сползание влево и был создан институт суперделегатов — чуть больше 800 человек. Это 20 процентов всех делегатов съезда.

Изначально их главной задачей было следить за тем, чтобы избранный кандидат имел как можно больше шансов на победу на всеобщих выборах. Именно об этом говорит сейчас Хиллари Клинтон. Она настаивает на том, что Обама не тот человек, за которого проголосует большинство американских избирателей: демократов, независимых и даже часть республиканцев. Она пытается убедить суперделегатов в том, что Обама не сможет выиграть у Маккейна, а она сможет.

— Институт суперделегатов был создан 40 лет назад. Почему раньше, во время предыдущих президентских выборов широкая публика ничего об этом не слышала?

— Вопрос о роли суперделегатов поднимается лишь тогда, когда возникает ситуация вроде нынешней: два кандидата от Демократической партии идут, практически, вровень. В прежние годы на внутрипартийных выборах разрыв между лидирующим кандидатом и его соперником был гораздо больше. Так было и с Джоном Керри в 2004-м году и с Альбертом Гором в 2000-м. Оба пользовались поддержкой подавляющего большинства демократов, и их лидерство оказывалось бесспорным намного раньше. Поэтому суперделегатам не надо было вмешиваться. Но сейчас от них многое зависит.

— Какую роль во всём этом играют два штата: Мичиган и Флорида?

— Это штаты, в которых Хиллари Клинтон уже победила, так же, как она победила в Огайо, в Пенсильвании и в ряде других крупных промышленных штатов. Именно это даёт ей основания утверждать, что она выражает интересы трудовых людей. Хиллари Клинтон говорит, что нельзя стать единым кандидатом Демократической партии без голосов этих двух крупнейших штатов. Флорида — 4-й по величине штат. Там 19 миллионов населения. Но — руководство Демократической партии наказало эти два штата, поскольку местные лидеры партии провели первичные выборы раньше, чем положено. За это результаты их голосования не засчитали.

Голоса 1 миллиона 750 тысяч голосовавших демократов Флориды бросили в мусорную корзину впервые в истории этого штата! В нём Хиллари Клинтон победила, набрав 50 процентов голосов, в то время как Обама лишь 33 процента. Она предложила соответствующим образом разделить и делегатов от Флориды на съезде партии, то есть, чтобы её сторонников среди флоридских делегатов было 50 процентов, а сторонников Обамы — 33. Обама ответил, что поскольку штат наказан, справедливее будет разделить голоса флоридских демократов поровну: 50 на 50.

С Мичиганом история другая. Имени Барака Обамы вообще не было в избирательных бюллетенях штата. Он снял своё имя, поскольку Демократическая партия сказала ему, что результаты голосования всё равно не засчитают. А Хиллари Клинтон своё имя оставила, и формально она там победила. Поэтому она сейчас предлагает, чтобы голоса всей мичиганской делегации были отданы ей. Барак Обама отвечает, что это несправедливо, поскольку его имени даже не было в бюллетенях.