Штази, КГБ и секс-шпионаж

Опубликовано: 16 марта 2008 г.
Рубрики:

Для людей, даже неискушенных в методике деятельности разведслужб, ситуация, когда секретные данные добываются между "двумя простынями", необычной не является. Широко известны похождения многочисленных "Мата Хари", действовавших сексуальными методами для достижения своих целей. Гораздо меньше в истории спецслужб примеров "сексохоты" агентов-мужчин. Между тем, именно этот метод был основным в "Штази" — закордонной разведке ГДР.

Отто Зайдель

Когда министр иностранных дел ФРГ представил подчиненным свою новую секретаршу, даже видавшие виды мидовцы чуть было не ахнули: сказать о Лотте Бургхоф, что она некрасива — не сказать ничего, потому как была она попросту безобразна. Зато надежна как скала: уж в амурах с ней никто не заподозрил бы самого последнего бабника. А во всех канцелярских делах Лотта являла собой сущий образец секретарского профессионализма. Что же касается анкетных данных, то и здесь биографии непорочней не придумаешь.

К своим 32 годам она не пережила никаких увлечений: кто бы польстился на уродливую! Тем не менее, под безобразной внешностью таилась страстная жажда любви и даже внешность того, кто мог бы стать ее объектом, Лотта себе намечтала. Поэтому можно представить ее изумление, когда тихим рождественским вечером в дверь позвонили, и перед Лоттой предстал тот самый — из её мечты: стройный, элегантный, уже не первой молодости, но еще вполне привлекательный мужчина. Выяснилось, однако, что он ошибся адресом, но, тем не менее, сочельник они провели вместе, и уж в постели нежданный гость продемонстрировал такое, о чем мечталось бы и самым изощренным красоткам.

Они обвенчались через месяц. Перед свадьбой жених, как и положено, был проверен органами контрразведки. Впрочем, никаких предосудительных данных в его биографии обнаружено не было. Отто Зайдель, так звали возлюбленного Лотты, происходил из старинной бюргерской семьи и владел фотосалоном в центре Бонна. После медового месяца, однако, он признался супруге, что состоит в партии неонацистов, что очарованная Лотта восприняла без всяких возражений.

Не было их у нее и тогда, когда Отто попросил приносить в обеденный перерыв некоторые документы, которые он быстро фотографировал. Лотта считала, что делает он это на благо родины. Во всяком случае так заверил её любимый. Таким образом многие суперсекретные документы попадали в разведцентр ГДР даже раньше, чем на стол министра иностранных дел ФРГ.

Лотта и Отто стали жертвами предательства. На очной ставке Лотта узнала, что Отто никогда не любил её, сошелся только ради получения ценной информации. После допроса она в камере перерезала себе вены.

Петер Краузе и Хельга Берген

Юная фрейлейн Хельга Берген в 1965 году победила на конкурсе секретарш и была принята туда же — в боннское министерство иностранных дел! Ну и через полгода с ней познакомился красивый как Аполлон мужчина, по имени Петер Краузе. В постели он проявил себя выше всех ожиданий, а когда сознался, что работает на британскую разведку, стал в глазах Хельги сущим Джеймс Бондом. Новоявленный агент 007 предложил возлюбленной работать с ним на пару. А ежели нет — прощай, дорогая! Но отказаться от дарованных им сексуальных радостей Хельга была не в силах.

Через три года ее перевели в варшавскую торговую миссию ФРГ. Петер последовал за ней. В 1972 году Хельга вернулась в министерство иностранных дел, а через два года ее направили в германское посольство во Франции. И он сопровождал ее неизменно, сменив имя и став Клаусом Велером. Страстная любовь и плодотворное сотрудничество продолжались немало лет. И то, и другое, в конце концов, привлекли внимание германской контрразведки, но опытный Краузе слежку засек своевременно и, не предупредив Хельгу, немедленно исчез. А она ответила перед судом за двоих, хотя " агента 007" больше никогда не встречала.

Карл-Хайнц Шнайдер

Летом 1968 года Габриэла Гаст, канцеляристка из Центра западногерманской внешней разведки БНД гостила у близких знакомых в Восточном Берлине. Они и познакомили ее с высоким блондином Карлом-Хайнцом Шнайдером, в которого Габриэла и влюбилась с первого же взгляда. Как оказалось вскоре, он был достоин самой пламенной и прочной любви. Хотя к тому времени в жизни Габриэлы было немало мужчина, но о таком умелом и неутомимом любовнике ей разве что доводилось читать в романах. За океан сексуального счастья, подаренный Карлом, Габриэла полюбила его беззаветно.

И даже новость, что он является офицером Штази, нисколько не отразилась на ее чувствах. Их связь продолжалась более 21 года и была не только сексуальной, но и вполне шпионской и весьма эффективной, ибо за это время Габриэла заняла один из ключевых постов в БНД, и самые закрытые и важные сведения немедленно переправляла в штаб-квартиру Штази. Когда это было обнаружено и Габриэлу арестовали, Карл немедленно замел следы. Отсидев в тюрьме 6 лет, в течение которых она не получила даже крохотной весточки от любимого, она приложила все силы, чтобы отыскать его, когда вышла на свободу. Однако, она наткнулась на глухую стену, и свою жизнь доживала в одиночестве.

Рудольф Рекк

По совпадению, главную переводчицу американского посольства в Бонне звали также — Габриэла. В 1975 году она разорвала брачные узы, сковывавшие её с человеком, которого презирала. Супружество буквально опустошило ее, и Габи потеряла надежду встретить мужчину своей мечты. Но 7 июля 1977 года в боннском ресторанчике перед ней предстал высокий, сильный, голубоглазый блондин, выглядевший как викинг из норвежской саги. "Викинг" назвал себя Франком Дитцелем, сотрудником венского международного института проблем мира. В действительности же это был агент Штази Рудольф Рекк.

Габриэла была очарована Рудольфом. Но окончательно околдовал он её ночью, в постели. В дальнейшем, однако, их встречи происходили эпизодически, ибо Рудольф навещал подругу нерегулярно, возникая неожиданно и ни разу не оставил ни адреса, ни телефона. Но эти свидания для нее были бесценны, и ради них она в течении 13 лет фотографировала специальной миникамерой, полученной от Рудольфа, все секретные документы американского посольства, которые были ей доступны. И вкладывала их в один из тайников, показанных Рудольфом. Но в 1984 году он исчез, внезапно и навсегда. Так что ответ перед судом держать пришлось одной Габриэле.

Роланд Ганд

"До меня уже три наших "секс-гиганта" пытались соблазнить 25-летнюю Маргарет Любиг, которая работала секретарем важного чина в штабе НАТО. Однако девушка знала себе цену и, видимо, была не развращена. Поэтому их мужественный вид и недвусмысленные, но примитивные заходы не увенчались успехом. Я это учел, когда задание передали мне, и несколько месяцев потратил на изучение этой девушки, ее привычек, склонностей и антипатий. К моменту "случайного" знакомства я был уже во всеоружии и с первой минуты сумел произвести на Маргарет именно такое впечатление, какое и было необходимо для того, чтобы влюбить ее в себя. А когда это произошло и мы оказались в постели, я применил весь отработанный мною опыт сексуальных приемов. На утро она уже была во власти всеобъемлющего чувства и была готова выполнить любую прихоть датского журналиста Кая Петерсена, как я ей представился" — рассказывал офицер Штази Роланд Ганд.

И он не преувеличивал. Поверив признанию, что он работает на датскую разведку, Маргарет стала его сотрудницей и передала сотни ценнейших оперативных документов НАТО. Учитывая, что так поступала она в течении 30 лет, можно представить себе урон, причиной которого стала сексуальная привязанность вроде бы и незначительной секретарши.

Герберт Шротер

Можно и еще живописать похождения ГДР-овских дон-жуанов: Георга Лутца, Германа Формейстера, Арнольда Шидера, Карла Менске и др. Все они работали одновременно лишь с одной женщиной, после провала которой или списания ее за ненадобностью, о них, как правило, больше не было слышно. Лишь один сексуальный маэстро был отправлен на секс-охоту вторично.

Звали этого суперсекс-агента Гербертом Шротером. Его послали в атаку на Герду Остенридер, секретаршу заместителя министра иностранных дел ФРГ. Герберт вполне успешно обаял ее, женился и наладил шпионское фотоателье прямо в супружеском гнездышке, куда Герда носила документы, а он — обрабатывал их и отправлял в центр.

Это продолжалось почти 8 лет, пока контрразведчики ФРГ не пронюхали о сексуальных отношениях Герберта с другой секретаршей того же министерства — Лорой Сютерлин. Хотя та была не женой, а все го лишь любовницей, но конфиденциальные документы она поставляла Герберту не менее аккуратно, чем супруга. Когда Лору арестовали, Герберт немедленно исчез, а Герда решила сдаться полиции добровольно.

Именно Герберта не "ушли в запас" и решили использовать вторично. Наградив его орденом за заслуги, Штази направила его отдохнуть на черноморском курорте Варна, что в Болгарии. А там, как вы понимаете, чисто случайно в то же самое время набиралась сил секретарша из аппарата самого канцлера ФРГ, красавица Дагмар Калиг-Шефлер. При всей своей красоте, была она не замужем, хотя ей уже перевалило за 30. Романов на ее счету хватало, но человека, достойного стать мужем, она пока не нашла... И вдруг идет ей навстречу по варненской набережной Он — высокий, спортивный, сексуальный, с чарующей улыбкой. В общем — мужчина из её снов.

Назвался он Германом Шредером, австрийским поданным, инженером. Не стану описывать ход их романа, он был скоротечным и завершился венчанием. Но Герман говорил, что жить в ФРГ он не намерен, и молодожены встречались то в Вене, то в Цюрихе, то в Брюсселе, благо в любой из этих городов Дагмар могла мигом примчаться на автомобиле.

Работала она в то время в "Службе 11" аппарата бундесканцлера, которая курировала проблемы внешней безопасности ФРГ. Имела вторую категорию допуска к секретным документам. Вскоре муж сознался, что является офицером внешней разведки, якобы австрийской. И не захочет ли женушка помочь ему в продвижении по службе, тем более, Австрия с Германией, в сущности, братья. И Дагмар помочь согласилась. Сколько она перетаскала суперсекретной информации своему любимому, достоянием гласности не стало даже после того, как её выследили и арестовали. А Герман-Герберт Шротер-Шредер и на сей раз благополучно ускользнул.

Отряд "Ромео" и Маркус Вольф

Кстати, агентов его квалификации и специализации в Штази звали "Ромео". Так их назвал человек, придумавший эту специализацию, руководитель внешней разведки ГДР в 1952-86 годах, генерал-полковник государственной безопасности Маркус Вольф. Он родился зимой 1923 года в городе Хехингене, в семье еврейского врача, писателя и коммуниста Фридриха Вольфа. В 1934 году, после прихода к власти Гитлера, Маркус вместе с родителями эмигрировал в Швейцарию, а затем — в СССР.

С началом Великой Отечественной войны семью Вольфов эвакуировали в Казахстан, откуда Маркус Вольф был направлен в школу Коминтерна, где готовили агентуру для заброски в тыл противника. После ряда провалов, засылку агентов было решено прекратить, дабы сохранить основные кадры для послевоенной Германии. И в 1945 году Маркус прибыл туда в обозе советских войск.

В 1949 году Вольф был назначен помощником посла ГДР в СССР. На деле же он проходил интенсивнейшую подготовку для роли руководителя германской разведслужбы в высшей школе КГБ. Через два года он был отозван в Германию для работы в "Институте научно-экономических исследований", который был на самом деле прикрытием зарождающихся спецслужб ГДР. В декабре 1952 года Маркус Вольф был назначен руководителем Штази.

Вначале численность сотрудников и агентов разведки была невелика. По словам самого Вольфа, в конце 1953 года за рубежом работало 12 внедрённых агентов и ещё 30-40 человек готовилось к внедрению. Но к концу его деятельности, в 1986 году, на внешнюю разведку ГДР работало уже около 1500 внедрённых агентов, не считая легальных резидентур при посольствах. Причем, многие агенты занимали достаточно высокое положение. Особенно следует отметить Гийома Понтера — помощника бундесканцлера ФРГ Вилли Брандта.

В 1986 году Маркус Вольф ушёл в отставку и эмигрировал в СССР, но в сентябре 1991 года он принял решение вернуться в Германию, был арестован и приговорён к 6 годам лишения свободы. В 1995 году приговор заменили на условный. До самой смерти Вольф занимался литературной деятельностью: писал мемуары и прозу. Он скончался 9 ноября 2006 года в Берлине.

Именно Маркус Вольф и учредил в своем ведомстве так называемый "отряд Ромео". Его контингент состоял из специально подобранных импозантных мужчин с выдающимся сексуальным дарованием. Они проходили специальную подготовку, значительно повышавшую их сексуальные возможности, совершенствовали свое искусство обольщения женщин. После специального экзамена — чисто практического — "Ромео" получали точно сформулированное задание и направлялись в ФРГ. Как они действовали описано выше.

Специальная Ленинская
техническая школа КГБ

Справедливости ради, следует специально подчеркнуть, что эту систему Маркус Вольф не придумал сам. Он лишь внедрил в Штази тот метод, который изучил в системе советской внешней разведки, побывав в так называемой "Специальной Ленинской технической школе" КГБ. Она находилась в Подмосковье, была надежно изолирована и тщательно охранялась. По рассказам перебежчиков, а сегодня — и в открытой литературе — в школе размещались два подразделения: мужское и женское. На сленге курсантов они назывались "Воронья Слободка", где размещались и обучались мужчины "Вороны", и "Ласточкино Гнездо", где обучались женщины "Ласточки".

Будущих агентов специально обучали технике применения сексуальных ловушек, причем именно этот курс составлял важнейшую часть их подготовки. Курсанты получали обширную информацию о сексуальных обычаях и позах в странах, где им предстояло действовать. Для того чтобы освоить специфику сексуального поведения, они просматривали множество литературы и порнофильмов из этих стран.

Помимо этого, курсантов обучали технике владения своим телом и чувствами в сексуальной обстановке. А поскольку все обучаемые были тщательно подобраны из наиболее способных к длительным и высокоэмоциональным сексдействиям, то они успешно совершенствовали, шлифовали, так сказать, качества, которыми их щедро наградила природа. Как понимаете, обучение не ограничивалось теорией — курсанты систематически претворяли ее в практику, тренируясь на "ласточках". Именно для этих целей в школе были оборудованы специальные спальни, где курсанты полностью освобождались от любых сексуальных ограничений и учились вести себя раскованно при половых контактах как наедине с партнершей, так и под наблюдением, а также — в групповом сексе.

Этим, однако, курс не ограничивался. Курсанты обучались также и гомосексуальным контактам. Никто, впрочем, не собирался менять их сексуальную ориентацию, ломая психику. Однако поскольку за рубежом нелегалы вполне могли оказаться в числе участников какой-нибудь оргии, то должны были быть не только готовы к сексу с любыми партнерами, но и демонстрировать при этом высочайший класс.

К тому времени, когда в "Ленинской технической школе" школе побывал Маркус Вольф, она функционировала уже почти четверть века. Школа была создана в 1931 году по приказу председателя ОГПУ В.Менжинского, но по инициативе его первого заместителя Генриха Ягоды и, в сущности, явилась воплощением его идеи подготовки шпионов, которые могут применять для выполнения своих задач сексуальные методы. Естественно, за немалый срок деятельности, в Школе (ее, кстати, посвященные непочтительно именовали ЕБОНом, где две последние буквы значили "особое назначение"), выработались принципы и приемы обучения и практической подготовки, которые позволяли выпускать выдающиеся кадры. Можно привести в пример двух наиболее известных воспитанников ЕБОНа.

Николай Кузнецов

Николай Кузнецов, завербованный сотрудниками НКВД на Урале, обучался в Школе в 1938 году и потом, под личиной этнического немца, военного инженера советской авиации Рудольфа Шмидта, весьма успешно действовал на сексуальном поле дипломатического корпуса Москвы. На его счету сотрудница германского посольства Эрика, жена камердинера самого посла Германии Ирма, горничная германского военно-морского атташе, горничные норвежского и иранского послов. Кстати, все они были немками, а Кузнецов, как известно, являл собой прямо-таки хрестоматийный образ настоящего арийца: высокий сероглазый блондин с образцовой офицерской выправкой. Ну и прочие данные, перед которыми дамы трепетали. А стоило им попасть в его постель — становились рабынями.

Кстати, эти же качества Кузнецов использовал для обработки не только немок, но и своих московских красавиц. В частности, художницы Ксаны Оболенской и многих актрис и балерин, которые потом покорно выполняли его волю, завлекая в свои постели иностранных дипломатов и добывая информацию в пылу любовных утех. Думается, эта сторона деятельности Героя Советского Союза Николая Кузнецова, известна гораздо меньше его диверсионных подвигов.

Рихард Зорге

Более трех месяцев в Школе практиковался самый, пожалуй, выдающийся советский разведчик — нелегал Рихард Зорге. Он был агентом четвертого Главного управления генштаба Красной Армии, предшественника ГРУ. Но когда по вызову приехал в Москву из Китая в 1932 году, армейское начальство сочло целесообразным его, так сказать, стажировку в ЕБОНе. Так что при возвращении в Китай летом 1933 года и в ходе последующей жизни в Японии, Зорге многие шпионские задания успешно выполнял "между двумя простынями".

В Токио он прибыл в сопровождении очаровательной юной американки, которую подцепил в шанхайском отеле. Она безропотно выполняла его указания, в том числе — как сексуальная приманка. Рихард отправил ее домой, как только возобновил интимные отношения с женой германского военного атташе Эйгена Отта, с которой был близок еще в Берлине. За ней — и одновременно! — последовала череда любовниц. Одна из них, жена американского дипломата, признавалась впоследствии, что перед его мужским обаянием "не устояла и девственница, а ночь с Рихардом осталась в ней самой навсегда".

Судя по всему, она имела в виду 18-летнюю Доротти, дочь гостившего в Токио техасского миллионера, с которой Зорге познакомился на приеме в американском посольстве. И через час увез ее в какой-то горный отель. Домой Доротти вернулась только на следующий день. Родителям с трудом удавалось ее удержать от свидания с Рихаром, и они через несколько дней покинули Токио.

Легендарный разведчик вел такую лихую сексуальную жизнь, что члены европейской общины Токио его звали не иначе как "Рихард Казанова".

Думается, Рихард и хотел, чтобы его считали распутным повесой. Он прятал за таким имиджем свою истинную сущность разведчика. А женщин Рихард менял, как перчатки, и не только тех, кого считал необходимым сделать своими рабынями для служебных, так сказать, задач. Наоборот, любую понравившуюся даму или девицу из своей сети он не выпускал, даже если это ставило под угрозу прочность всей шпионской группы.

Зорге рискнул даже завлечь любовницу своего помощника Бранко Вукелича. Тот был югославом, но женат был на датчанке, которую сам называл "сушенной треской". В поисках сексуального удовлетворения Бранко познакомился с дочерью богатого японца, Орио, которая воспитывалась и получила образование в Европе. Вукелич ей пришелся по нраву настолько, что она переселилась в его квартиру. Там Орио и увидел Зорге. Она понравилась ему, значит — должна побывать в его постели. Так и получилось. Более трех месяцев Орио вечера проводила с Рихардом, а ночи — с Вукеличем. И тот ни о чем не догадывался. Потом она надоела Зорге, и он "вернул" её соратнику. Воистину, поражает его цинизм, а пуще — пренебрежение последствиями этого увлечения, если бы Вукелич узнал об измене любовницы.

Но и кроме того, ведь у Зорге была в Токио жена, невенчанная, но самая настоящая, с которой он жил вполне семейной жизнью. Звали ее Исии Ханако. В Москве, кстати, проживала жена законная: Екатерина Максимова. Все это, однако, ничуть не мешало сексуальным похождениям Рихарда, который по данным японской контрразведки только в Токио сожительствовал с 45 женщинами. И многих из этой когорты он использовал для выполнения своих шпионских задач.

Таким был супершпион и одновременно суперсекс-гигант Рихард Зорге.