Сладкоголосая, вечно юная: звезда Шер

Опубликовано: 16 января 2008 г.
Рубрики:

"Все, что останется после ядерного Холокоста, это тараканы и Шер"
Джимми Джеймс

Птица Феникс! Это определение как нельзя лучше соответствует сущности певицы и актрисы, самообновляющейся, удивительной женщины, известной всему миру под именем Шер. На протяжении четырех десятилетий она то возникает на сцене и экране во всем своем триумфальном блеске, то сгорает в пламени желтой прессы, кратковременного забвения или глубокого затворничества, чтобы возродиться вновь, взлетев еще выше на крыльях своего таланта и славы. Ею восхищаются сегодня молодые, ею восхищались родители молодых, и родители их родителей. А она все такая же, как 40 лет назад. Нет, не такая - гораздо совершеннее, утонченнее и неотразимее.

Шер - личность, создавшая себя сама, в прямом и переносном смысле. Объект подражания и восхищения, как для мужчин, так и для женщин - с одной стороны, и злопыхательств, зависти и пересудов - с другой. И наверняка, мученица. Поскольку, чтобы так выглядеть и быть тем, что она есть, нужно прилагать титанические усилия, держать себя непрестанно в узде, а временами и переносить чисто физические пытки. Но не будем вдаваться в подробности и тайны актерской неувядаемости. Ведь когда нам преподносят букет свежих благоухающих роз, мы не спрашиваем, где и как они выращены, мы просто наслаждаемся ими.

Конечно же Шер не нуждается в представлении. И все же, освежим в памяти ее жизненный путь. Итак, в 1946-м, на юге Калифорнии, в маленьком городке Эль-Сентро родилась девочка по имени Шерилин, по фамилии Саркисян. По отцу, Джону Саркисяну, она армянка, каковой себя и считает. Мать, Джеки Джоан Кроуч (позже Джорджия Холт), в молодости очень красивая женщина, привнесла в ее жилы целый букет экзотических кровей - индейско-французско-цыганских.

Надо признать, что с родителями Шерилин явно не повезло. Джон, водитель-дальнобойщик и заядлый игрок, проматывал все деньги в казино. Супруги постоянно ссорились, разводились, снова сходились (только официально - три раза). Когда он в очередной раз проигрался, Джоан ушла от него окончательно и перебралась с маленькой дочерью на руках в Лос-Анджелес.

Мечтая о карьере актрисы, она подалась в Голливуд, где время от времени получала небольшие роли. Один из ее ранних мужей, банкир Жильберт Ла Пьер, удочерил к тому времени уже двух дочерей Джоан, дав им свое имя. Так Шер стала Шерилин Саркисян-Ла Пьер.

Шерилин нельзя было назвать красивой в ее школьные годы. "Я то и дело оказывалась на положении изгоя, аутсайдера, во всяком случае, ощущение было именно такое", - вспоминает она. Долговязая, смуглая, скуластая, с крупноватым носом и прямыми черными волосами, она меньше всего соответствовала голливудским стандартам.

В 16 лет, не окончив школу, она ушла из дома. На пару с подружкой сняла комнату и начала самостоятельную жизнь. А через год повстречалась со своей судьбой в образе Сальваторе (Сонни) Боно, сына итальянских эмигрантов. "Будто вся комната сфокусировалась в одном месте, - вспоминает Шер. - Как только он появился на пороге, я сразу поняла: теперь все в моей жизни пойдет по-другому".

Нет, он вовсе не потерял голову от любви, едва взглянув на девчушку, старше которой был на целых 11 лет. И, тем не менее, довольно скоро они уже жили вместе, деля одну квартиру на двоих, правда всего лишь как roommates. В качестве платы за жилье она следила за чистотой в доме и вела хозяйство. А он работал на студии звукозаписи - Gold Star Studios, у известного американского продюсера и композитора Фила Спектора. И сочинял песни.

Можно представить себе глубину переживаний юной девушки, почти два года прожившей под одной крышей с любимым человеком, скрывая свои чувства и сохраняя целомудрие. Это ли не готовый сюжет для романтического фильма! Сонни был единственным человеком в жизни строптивой и своенравной Шер, перед которым она готова была ходить на цыпочках, ловя каждое его слово.

Ее врожденное очарование и шарм видимо сделали свое дело. Их платоническим отношениям пришел конец. Железный Сонни влюбился - основательно и бесповоротно. Едва ей исполнилось 18, они поженились. При этом обманули друзей, сказав, что уезжают в свадебное путешествие в Мексику, а сами остались дома. Они обменялись кольцами и дали друг другу клятву верности у себя в ванной комнате.

Слушая, как напевает Шерилин за домашней работой, Сонни узрел в ней талант. Он привел юную жену на студию, к Спектору, на которого угловатая, черная как вороненок девушка поначалу не произвела никакого впечатления. Смущаясь и нервничая, она упросила мужа спеть вместе с ней дуэтом. Сонни не отличался хорошим голосом, но просьбам жены уступил. Неожиданно для них самих дуэт получился первоклассный. Их записали. Одну песню, потом другую. Дуэту придумали вычурное название: "Цезарь и Клео". Затем "Бони Джо Мейсон и Шерилин", и, наконец, более простое и интимное: Sonny & Cher (Так растворилась Шерилин и родилась Шер).

Популярность и признание пришли к ним в 1964, с песней "I Got You, Babe", написанной Сонни. Мгновенно взлетев на вершины хит-парадов, она стала классикой 60-х годов. На Британском хит-параде они вытеснили с первого места самих "Битлс". Супруги гастролировали по всей Америке.

Попутно Шер начинает делать самостоятельные шаги. Залогом успеха служит, в первую очередь, ее поистине неземной, богатый переливами и оттенками голос. Ее сочное низкое контральто можно узнать мгновенно в любой записи. Когда Шер только начинала петь в студии Фила Спектора с бэк-вокалистами, ее голос своей силой и звучанием забивал все остальные голоса, поэтому ее постоянно задвигали как можно дальше от микрофонов, к самой двери. На студии это стало расхожей шуткой: "Еще шаг назад, Шер!"

После двух лет громкой популярности дуэт Sonny & Cher попал в полосу невезения. Сонни ищет пути удержаться на плаву. Он был для Шер прекрасным мужем - возлюбленным, братом, другом, отцом и наставником в одном лице. Когда рейтинг их дуэта пошел вниз, он помогал ей попробовать себя в кино, вкладывая собственные деньги после того, как финансирование студии иссякло. Она снялась в эпизодических ролях в фильмах "Good Time" (1967) и "Chastity" (1969), но и это прошло незамеченным. Они уехали в Лас-Вегас, где пели, стыдясь себя, в маленьких ночных клубах для случайных посетителей.

Шер ждала ребенка. Они назвали девочку в честь фильма, в котором снялась Шер, Честити. В тот трудный период их жизни супруги были в долгах, в заботах о ребенке и в творческом забвении. Шер стала раздражительной и не пыталась этого скрывать.

Но судьба снова улыбнулась им. В 1971 году телестудия СВS пригласила супругов сниматься в развлекательном комедийном сериале, а заодно и вести программу "Комедийный час Сонни и Шер" (The Sonny Cher Comedy Hour). Конечно же, Шер играла роль первой скрипки. Бесспорный талант, экзотическая внешность, остроумные, смелые выходки, плюс озадачивающий с первого взгляда внешний вид - коктейль из ее богатого воображения и дизайнерской работы Боба Мэкки. Они выходили на сцену с всклокоченными волосами, в широких разноцветных брюках, узких топах и меховых жилетах. Новые супермодные ведущие-хиппи с искрометным юмором и им одним присущим шармом пришлись по вкусу телезрителям, особенно когда они так сладко пели, держась за руки и влюбленно глядя в глаза друг другу. Это было самым популярным шоу Америки, принесшим им первый "Золотой Глобус".

Параллельно Шер снова записывала альбомы песен, выступая уже в новом амплуа. Ее сингл "Цыгане, бродяги и воры" занял первое место в поп-чартах США среди песен-повествований.

Шер повзрослела, уверовала в себя. Одного ей видимо не хватало - независимости, ограниченной затянувшейся опекой мужа-наставника. После 11 лет счастливой супружеской жизни между ними начались распри, которые, в конце концов, привели к разрыву. И каждый из них, разумеется, не остался один. Их семейная драма стала всеобщим достоянием. Но вовсе не потому, что они зарабатывали очки на собственной беде, а потому, что, возможно, сами того не сознавая, продолжали любить друг друга. Сонни не мог смириться с тем, что рядом с Шер другой мужчина. Равно как и их поклонники, для которых эта пара на протяжении многих лет была единым целым. В бессильной ярости Сонни натравливал на бывшую жену желтую прессу, и та, не скупясь на краски, превращала их разрыв в комедию, посмешище, шоу. Целых четыре года Шер и Сонни продолжали переругиваться через прессу, выяснять отношения, оскорбляя и понося друг друга.

Шер вышла вторично замуж в 1975 году за скандально известного рок-музыканта Грэга Оллмэна. "Чуть ли ни сразу после свадебной церемонии я поняла, что допустила большую ошибку", - признавалась позже она. Оллмэн оказался наркоманом и пьяницей.

Получив новое предложение от СВS создать свое шоу, Шер почувствовала, что одной ей не справиться, и позвонила бывшему супругу. Тот тотчас откликнулся. Так возник их творческо-деловой союз "The Sonny & Cher Show", что впрочем отнюдь не означало возврата к прошлому. За пределами студии они оставались чужими людьми. Не потому ли, что Шер ждала ребенка от второго мужа? Летом 1976 года у нее родился сын - Элайджа Блю Оллмэн. Продержавшись два сезона, совместное шоу распалось.

Шер пробовала создать с Грэгом Оллмэном дуэт, они записали новый альбом "Allman and Woman", но он не имел успеха. Как не имела с самого начала успеха их супружеская жизнь. В 1979 году брак распался. Теперь Шер была одинокой матерью двух детей, к тому же безработной.

Впрочем "одинокой" и "безработной" Шер оставалась недолго. Она записывает новую песню "Take Me Home", ставшую первым хитом за последние пять лет, экспериментирует со своей рок-группой Black Rose ("Черная Роза" - это конечно же она сама).

С этого времени для Шер начинается самостоятельная, яркая и бурная жизнь. Бросая своей независимостью и дерзким своеобразием вызов Голливуду, она интенсивно ищет себя в искусстве и искусство в себе, меняя стили и имиджи - шокирующе-смелая, эффектная show woman на сценах Лас-Вегаса, солистка тяжелого рока в новом альбоме "Каменное сердце". Последний имидж особенно привлек к себе внимание репортеров, и вскоре на обложках модных журналов появилась королева heavy metal, облаченная в одну рыболовную сеть и кожаные ремни.

Это период, когда Шер заново лепит себя - свое лицо и фигуру. "В нашем бизнесе нельзя забывать, что твое лицо и тело - товар", - достаточно цинично констатирует она. Не ограничиваясь многочисленными пластическими операциями, включающими даже такие драконовские, как избавление от нижних - "лишних", ребер, она покрывает свое тело цветными татуировками, опережая неискушенных еще в данном виде искусства голливудских звезд. Создается впечатление, что Шер нравится дразнить желтую прессу, шокировать своим видом обывателя и сводить с ума фанатов. Но надо отдать ей должное, даже в самых смелых своих нарядах (а иногда и практически без них) она никогда не утрачивала ей одной присущего шарма, изящества и вкуса, делавших ее непохожей ни на кого другого. Шер - это всегда взрыв, фейерверк, шок и восторг.

Что же касается желтой прессы, то для нее у Шер всегда находилось предостаточно пищи. После двух разводов мужчины в ее жизни мелькают как в калейдоскопе. Среди них - рокер Лез Дюдек, рок-музыканты Ричи Самбора и Джин Симмонс, продюсер и бизнесмен Дэвид Геффен, кинозвезды Вэл Килмер и Том Круз.

А Сонни, тем временем окончательно покинув сцену и музыку, делает блестящую политическую карьеру - он становится мэром калифорнийского города-курорта Палм-Спрингс, баллотируется в Сенат, но не проходит, и, наконец, оказывается в Палате Представителей Конгресса от Республиканской партии Калифорнии. Он снова женится - неудачно. Потом еще раз - в четвертый и последний (Шер была его второй женой).

В начале 80-х, в возрасте 35 лет, Шер решает переехать в Нью-Йорк, чтобы попробовать себя на театральной стезе Бродвея - шаг достаточно дерзкий, поскольку для "начинающей актрисы" она, по понятиям театральных заправил, "несколько перезрела". Однако с первых же спектаклей становится очевидным, что незаурядная певица обладает еще и бесспорным талантом актрисы. Кинорежиссер Майк Николс пригласил Шер сняться в его фильме. И с этого момента для нее начинается триумфальное восхождение на Олимп киноискусства.

Первая роль Шер в фильме "Silkwood" (Шелковый лес) стала поворотной не только в ее судьбе, но и в восприятии ее зрителем. Блиставшая на подмостках Лас-Вегаса и в музыкальных клипах феерическими, а то и символическими нарядами эффектная эстрадная дива, примадонна желтой прессы легко и грациозно, а главное - с подкупающей естественностью перевоплотилась вдруг в образ неряшливой фабричной работницы, угловатой, нелюдимой и, к тому же, откровенной лесбиянки.

Поначалу зритель встретил ее появление на экране чуть ли ни с возмущением, недвусмысленно демонстрируя свое негативное отношение к новоявленной актрисе свистом и улюлюканьем. Но постепенно недоброжелатели умолкали, завороженные талантом и магнетизмом этой удивительной женщины. Критики назвали игру Шер "гениальным актерским чудом". И те, и другие вдруг увидели в ней серьезную, самобытную актрису.

Эта роль второго плана была номинирована на Оскара. В одном только 1987 году Шер снялась сразу в трех фильмах - "Иствикские ведьмы", "Очарованные Луной" и "Подозреваемый". Первый фильм, с Джеком Николсом, принес Шер громкую славу.

Роль обольстительной и коварной ведьмочки, однако, можно считать исключением. Шер в кино - это совсем другой человек, другая личность. С удовольствием играя обыкновенных простых женщин, она добивается поразительных высот в актерском мастерстве. При этом вспомним, что Шерилин Саркисян, имеющая незаконченное средние образование, никогда нигде не училась. Все ее богатство в ней самой.

За роль хиппующей официантки и несчастной матери в фильме-драме "Маска" Шер получила "Пальмовую Ветвь" лучшей актрисы на Каннском кинофестивале, номинацию на "Золотой Глобус" и была объявлена в Америке "Женщиной года". А фильм "Подозреваемый" без преувеличения можно сказать целиком держится на обаянии его героини - адвоката Кэтлин, которую играет Шер. Роль бухгалтерши в "Очарованных луной" - романтической комедии о любви, ревности и быте итальянцев в Америке, принесла Шер очередной "Золотой Глобус" и долгожданного "Оскара".

Шесть раз Шер номинировали на "Золотой Глобус" за лучшую женскую роль, из которых четыре раза она-таки становилась обладательницей престижной награды. В 41 год Шер снова взошла на вершину Олимпа - уже в совершенно ином качестве.

Не затухала, конечно же, и ее личная жизнь. Но кем бы ни увлекалась эта удивительная женщина, первая глубокая любовь видимо имела постоянную прописку в ее сердце. Так случилось, что в 1986 году - через 12 лет после развода, их вместе с Сонни Боно пригласили в качестве гостей на популярное телешоу Дэвида Леттермана. Бывших супругов и коллег уговорили исполнить их коронный номер - песню "I Got You Babe". Дуэт неожиданно завершился поцелуем перед камерами. Публика рыдала от восторга и умиления, вновь видя своих любимцев вместе. Голливуд окрестил это событие "великим воссоединением". Вот только воссоединение продолжения не имело. Но говорят, что именно с того дня карьера Сонни резко пошла вверх.

В 80-х Шер, чутко реагируя на моду и новый дух времени, по-прежнему остается идолом молодого поколения, хотя по возрасту к нему уже не принадлежит. Она бесстрашно гоняет на мотоцикле, снова радикально меняет свой имидж - черная кожа в обтяжку, высокие сапоги, металлические застежки и заклепки, здоровенные шпильки, броская бижутерия, крутые кудряшки и яркий макияж. Годы идут, а Шер, (о, метаморфоза!) становится лишь моложе, совершеннее - и лицом, и фигурой. Она превращается в настоящую красавицу, чарующую, магнетическую молодую женщину с бездной обаяния. После кардинальных перемен, которые Шер всегда проводила втайне даже от самых близких, ее не узнавали не только друзья и поклонники, но и собственные дети.

Кстати о детях. Честити втянулась в наркотики и открыто заявила о своей приверженности к миру неформалов в любви. Зато Элайджа, повзрослев, стал для матери не только верным сыном, но и другом. Она прислушивается к его мнению. А он не раз удерживал ее от слишком рискованных романов и чрезмерного увлечения пластическими операциями. Элайджа в какой-то степени пошел по стопам своих родителей. Он стал музыкантом, основал собственную группу Deadsy и даже выступал вместе с матерью на концертах.

В 1996 году Шер впервые попробовала себя в роли режиссера, приняв участие в проекте фильма "Если бы стены могли говорить" - фильм получил премию "Lucy Award".

А годы неумолимо летели, перевалив за роковые 50, и по всем законам природы звезде Шер пора было двигаться к закату. Даже в бурной любовной жизни наступило настораживающее 7-летнее затишье. Она написала автобиографическую книгу, как пишут мемуары на склоне лет, назвав ее "В первый раз". Перестала эпатировать публику суперэкстравагантным стилем одежды, избавилась от татуировок.

"Ненавижу этот свой поганый шестой десяток, - однажды опрометчиво посетовала певица. - Я не чувствовала себя стареющей, пока мне не исполнилось пятьдесят". Прессе будто только того и надо было. Ей тотчас приклеили ярлыки типа: "старушка рок-н-ролла", "дряхлеющая поп-дива" и т.д. Никто не сомневался уже, что поп-дива сошла на нет. А тут еще Шер превратилась вдруг в настоящую затворницу, почти не показывалась на публике, была абсолютно недосягаема для прессы, а в начале 98-го и вовсе исчезла с горизонта. Думается, в тайне ото всех, она просто в очередной раз готовила себя к физическому и творческому перевоплощению.

Из глубокого затворничества - Шер в это время находилась в своем лондонском доме - ее вывел неожиданный удар, пришедший как бы из запрятанного на дне души прошлого. О трагической гибели своей первой и самой большой любви - Сонни Боно, Шер узнала от их общей дочери, Частити. Он ушел из жизни как настоящий мужчина, несмотря на свои 62, - не в постели, а на горных лыжах, разбившись на крутом вираже. Это случилось в январе 1998-го. Шер тут же вылетела в Штаты.

На похоронах, стоя бок о бок с его овдовевшей женой, она рыдая произнесла прочувствованную прощальную речь. Вспоминая минувшие годы, Шер сказала, что Сонни останется навсегда ее лучшим и самым незабываемым другом. А во время передачи на CBS призналась, что его смерть для нее горе, которое она "никак не планировала пережить". Неожиданно увидев Шер в непривычном для всех ракурсе, растроганные журналисты окрестили ее вдовой Боно, не беря в расчет, что они были в разводе уже 24 года и у него была другая жена. Вне сомнения, Шер связывала с Сонни Боно настоящая любовь, которую каждый из них, даже расставшись, пронес через всю свою жизнь. Их отношения до сих пор остаются для Америки одной из волнующих love-story.

В том же, 1998 году, на Аллее Славы в Голливуде в бетон была "врезана" новая звезда - Sonny & Cher. К тому времени для нескольких поколений американцев Шер была уже лишь историей, яркой легендой, ее переместили в прошлое... И просчитались.

Творческое возрождение Шер состоялось в 1998-99 годах с взрывоподобным триумфом ее сингла "Believe" ("Верь"), а затем и одноименного сборника танцевальных видеоклипов. Альбом и видеоклипы были записаны в новаторском стиле электроданса, в великолепной аранжировке и с многочисленными спецэффектами. Но основным достоинством как всегда оставался потрясающий голос Шер и ее не менее потрясающая внешность. Семь недель "Believe" занимал первые позиции чартов в 23 странах, не считая США. Он стал самым продаваемым альбомом за всю музыкальную карьеру 52-летней певицы. "Старушка рок-н-ролла" в миг преобразилась в "великую женщину", в "национальный символ", в "идола Америки".

В 1999 выходит еще один альбом - "Strong Enough", за ним следуют съемки автобиографического фильма Франко Дзеффирелли "Чай с Муссолини", где сыгранная Шер роль Эльзы снова получает блестящие отзывы.

Воодушевленная невероятным успехом "Believe", Шер объявляет миру о своем намерении совершить прощальное турне. Триумфальное шествие уникальной певицы и актрисы, которой к тому времени уже исполнилось 56, началось летом 2002 года. Она планировала дать за два месяца 49 концертов - в США, Канаде и Мексике. Но на нее обрушилось такое количество заявок, что пришлось продлить тур на год, добавив к гастрольному маршруту европейские страны - Великобританию, Германию, Данию, Францию, Швейцарию, Австрию и даже Россию.

В России Шер никогда прежде не бывала, но пожелала и с ней "проститься". Один концерт она дала в Санкт-Петербурге и два в Москве. А потом прибавились еще и Австралия с Новой Зеландией. Двухмесячный тур растянулся на три года. Заключительный концерт был дан 30 апреля 2005 года в Лос-Анджелесе - там, где 40 лет назад состоялось первое выступление Сонни и Шер.

Не слишком добрая на язык пресса переименовала "Farewell Tour" (Прощальный Тур) в "Never Can Say Goodbye" (Никогда не может сказать: прощай!). В общей сложности, вместо запланированных 49, певица дала 273 концерта, что принесло ей 192,5 млн. долларов и славу самой успешной гастрольной исполнительницы всех времен и народов. Прощальный тур поп-звезды вошел в Книгу рекордов Гиннеcса как самый кассовый в истории среди женщин-исполнительниц.

Шер считается одной из самых богатых актрис в индустрии развлечений. В 2002 году, согласно журналу Rolling Stone, её личный капитал оценивался в 600 млн. долларов. (И это еще до ее "прощального тура"!)

Но вернемся к ее творческой деятельности.

По соглашению "The Cher Expo", заключенному в 2000 году в Чикаго, она выступала с концертами в 2002 и 2004 - в Лас-Вегасе, в 2006 - в Лос-Анджелесе, в 2007 - в отеле Head Island, Южная Каролина. Согласно этому же соглашению в 2009 году она будет давать концерты в Атланте. Не каждый год, это чтобы не перегружаться? Как бы не так!

Неутомимая Шер заключила еще один двухгодичный контракт на 60 млн. долларов на выступления в театре одного из самых фешенебельных отелей-казино Лас-Вегаса - Caesars Palace. Ее контракт вступает в силу с окончанием трехгодичного контракта, заключенного Caesars Palace с другой звездной певицей Силин Дион. Дебют Шер намечается на начало 2008 года.

В Германии, в Гамбурге, прошла церемония награждения победительниц международного конкурса: "Женщины, которые изменили мир". В номинации "Всемирная премия в области искусства" жюри проголосовало за Шер, отдав должное ее экстраординарной 40-летней карьере в широком диапазоне творческой деятельности - от музыки до кинематографа.

В 2006 году, обновляя свой дом в Малибу, певица выставила на аукцион Sotheby's наскучившие ей вещи - 700 различных предметов, в том числе джип Хяммер и бронзовую кровать XIX века. За два дня все было продано - на общую сумму 3,5 млн. долларов. Но самым забавным предметом на аукционе, ушедшем с молотка за 7800 долларов, стала диванная подушка, на которой было вышито изречение известного импрессиониста-гея Джимми Джеймса: "Все, что останется после ядерного Холокоста, это тараканы и Шер".