Рок-н-ролл, который помог развалить коммунизм

Опубликовано: 16 ноября 2007 г.
Рубрики:

«Сегодня он играет джаз,
А завтра Родину продаст!»

Рок-н-ролл, просочившись за железный занавес, в конце концов помог развалить социалистический лагерь, потому что эта музыка была насыщена личной и политической свободой. Эта идея заключена в пьесе английского драматурга Тома Стоппарда «Рок-н-Ролл». Нью-Йоркская премьера спектакля по этой пьесе состоялась в бродвейском театре Джакобса на 45-й стрит. Постановка перекочевала в Америку из Лондона, где она с успехом идёт уже больше года.

Стоппард вернулся в этом сезоне на Бродвей так же триумфально, как и ушёл в прошлом сезоне, забрав семь престижных премий «Тони» за трилогию о русских революционерах «Берег утопии». В «Рок-н-Ролле» тоже есть «русская» тема, вернее, «советская». Действие пьесы охватывает период с 1967 года по 1990-й. В центре событий — бархатная революция в Чехословакии, то есть «Пражская весна», её подавление советскими танками, снятие Дубчека и назначение Гусака главой государства. Всё это отразилось на судьбе главного героя пьесы. Ян (его играет Руфус Сюэл) учится в Англии, в Кембридже, с разрешения коммунистических властей Чехословакии. За это разрешение Ян должен расплачиваться донесениями в Прагу. Но молодой человек больше интересуется рок-н-роллом, чем политикой. В отличие от его кембриджского профессора Макса (в исполнении Брайана Кокса), ортодоксального британского коммуниста и заядлого спорщика, который, как выясняется позже, тоже шлёт донесения в Прагу.

Ян любит дочь профессора. Её играет Шайнид Кьюсак. Кстати, она, по мысли автора пьесы, играет и мать, и дочь. А во время смены картин звучат песни Сида Барретта, Боба Дилана, рок-групп «Пинк Флойд», «Роллинг Стоунз...» Именно выступлением «Роллинг Стоунз» на пражском стадионе в 1990-м году, символизирующим раскрепощение духа, заканчивается спектакль.

Публика выходит из зала, горячо обсуждая увиденное:

— Английские актёры играют потрясающе!

— Стоппард не для всех...

— Я полностью согласна с его утверждением, что рок-музыка помогает освободить дух человека. За диссидентами можно следить. Их можно посадить в тюрьму или выслать из страны. А что делать с миллионами молодых людей, которые слушая или играя рок-музыку, чувствовали себя независимыми и свободными. И хотели жить в стране, где рок-музыку не запрещали бы...

— Чтобы лучше понять глубину пьесы, я пойду на спектакль ещё раз. Вообще, это совсем не похоже на то, что обычно показывают на Бродвее...

Постановщик Тревор Нанн сделал всё, чтобы режиссёрскими новациями не мешать актёрам донести до зрителя авторскую философию. А это, пожалуй, самое интересное в драматургии Стоппарда. Причём, облекая свои мысли в драматургическую форму, Стоппард не боится, что публика его не поймёт. Он верит в интеллект зрителя. Не сюсюкает, а говорит с ним на равных. Делает умнее, а не глупее. И за это публика ему благодарна.

Естественно, американский зритель воспринимает происходящее на сцене иначе, чем эмигранты из стран Восточной Европы и Советского Союза, которым не надо объяснять, кто такие Дубчек и Гусак, что такое «Хартия-77», преследование диссидентов, местных рок-ансамблей, и что значило тогда решиться поставить свою подпись под письмом протеста... Реформаторы коммунизма Дубчек, а через 20 лет Горбачёв хотели придать социализму человеческий облик. Очередная утопия.

Но не надо думать, что пьеса Стоппарда — чисто политическая. В ней много юмора и человеческих страстей. Политика, время, история — это только фон, но от него нельзя оторвать нашу жизнь.