Посвящение. Oтдельные главы из книги

Опубликовано: 1 октября 2007 г.
Рубрики:

Продолжение. Начало в № 6 [89]

Через много тысяч лет люди, достигшие духовной зрелости, также будут проходить инициацию, но не в пирамидах, как сейчас, а просто выполнив поставленные перед ними жизненные задачи, которые и составят испытания их инициации. С Птахотепом будут также работать падшие Сыновья Бога, которые в слишком большой степени отождествили себя с материей и сожгли свои мозговые и нервные центры, передавая в них чрезмерно мощные вибрации. Они обрекли себя этим на новые рождения и даже на более низких уровнях материи. Только путем опыта в течение нескольких инкарнаций эти падшие Сыновья Бога снова поднимутся на первоначальный уровень божественности. Много боли и горя испытают они, пока снова пробудят свои мозговые и нервные центры в теле, находящемся на более низком уровне, и им нужна будет долгая практика, чтобы активизировать эти органы и снова стать способными к проявлению духовных и магических сил. Они никогда не будут чувствовать себя вполне дома среди людей, так как их мышление совершенно отлично от окружающей массы, и они никогда не смогут вполне понять человеческую земную жизнь и приспособиться к ней. Они будут странниками, проходящими сквозь жизнь, одинокими и непонятыми. Чаще всего их задачей будет обучение людей науке, искусству, литературе и принесение на землю новых идей. Кто поймет их, будет уважать, а остальные — завидовать и ненавидеть. После долгих страданий эти люди проснутся от материального сна, снова откроют свое родство с потерянными братьями и вновь приобретут утраченное космическое сознание. И тогда они снова станут работать со своими братьями в великом божественном плане и возвещать божественные истины на земле.

Я высказала отцу свое предположение, что при будущем господстве низких людей они не смогут управлять такими прекрасными зверями, как львы, которые на своем животном уровне являются проявлением высшей силы — силы солнца, и живут и двигаются в гармонии с солнечными вибрациями. У них такие тонкие нервы, что они просто не могут выносить излучения низкого уровня. Они ненавидят эгоистичных и властолюбивых сыновей людей. И я спросила отца, кого же будут тогда люди запрягать в свои колесницы.

Он согласился со мной, что львы не смогут жить в дружбе с будущими людьми, и сказал, что они перестанут быть домашними животными и одичают. А вместо них людям будут служить животные, похожие на зебру и осла, которые хотя и не так сильны, как львы, но послушны и даже будут охотно участвовать в человеческих войнах. А через несколько тысячелетий люди научатся делать экипажи, двигающиеся без животных. Все это было известно Сыновьям Бога. Они могли освобождать свои экипажи от силы гравитации, притяжения Земли и управлять ими силой мысли. Они оставили схемы и рисунки летательных аппаратов, сохранив их на специально обработанных пальмовых листьях. Сыновья Бога взяли их с собой в другие части земли, когда их родина была уничтожена, а некоторые посвященные сохраняют их и по сей день и будут хранить еще примерно шесть-восемь тысяч лет. К этому времени люди откроют совсем другие средства передвижения на земле и в воздухе. Это не будет сила мысли, поэтому их системы будут менее надежны, чем у Сыновей Бога. Но еще позднее люди откроют все тайны Сыновей Бога, даже последние секреты жизни. Тогда этот период нашего развития пройдет полный цикл.

На вопрос о моем будущем отец ответил, грустно взглянув на меня, что он уже говорил об этом, но я не узнала его как свое будущее. А раз так, и раз я вижу лишь туман, когда думаю об этом, значит, Бог не хочет, чтобы я его знала, и он не может поступить против воли Бога. Но он сказал, что мы оба будем проходить через грядущие события вместе, хотя и не в физической близости. Вот его слова об этом:

«Иногда мы будем воплощаться, но не одновременно и не в одном и том же месте... Будет и так, что ты будешь жить на земле, а я — в мире духовной энергии в атмосфере Земли, как Птахотеп и многие Сыновья Бога. Но в своих снах ты часто будешь видеть нас... детали фактически не так важны, так как через свое высшее «я» ты всегда будешь связана с нами. Мы никогда не оставим тебя», — отец повторил последнюю фразу медленно и серьезно.

31. Бо-Гар и жезл жизни

Однажды после шторма, катаясь на лодке, мы подобрали в море полуживого десятилетнего мальчика, цеплявшегося за доску. Отец принес его во дворец и уложил на свою постель. Потом он открыл шкатулку, которую всегда брал с собой в поездки, и вынул из нее маленький жезл, похожий на крест, с кругом наверху. Он крепко взялся за это кольцо и начал делать пассы над телом мальчика, двигая жезл в разных направлениях и при этом глубоко сосредоточившись на мальчике. Сначала он немного подержал жезл над его головой, потом медленно провел им над лицом, потом направил к сердцу, остановившись там на момент. Затем он от сердца провел над телом воображаемые линии к половым органам и снова повторил ту же серию движений, начиная с макушки головы и двигая жезл вдоль рук до кистей, и, наконец, вдоль ног до ступней. Мальчик быстро пришел в себя, а когда отец стал делать последние движения, открыл глаза и сел. Казалось, он был совершенно здоров. Потом мальчик бросился к ногам отца и, плача, рассказал свою историю. Он говорил на незнакомом языке, но я телепатически поняла смысл его слов. Его отец, богатый купец, вместе с семьей плыл в Египет продавать товары. Разыгравшийся шторм потопил корабль и все, кроме него, погибли. Я попросила отца отдать мальчика мне, чтобы воспитать и обучить его при храме. Отец согласился, сказав, что раз я увидела его в волнах, его судьба связана с моей на века и что по внутренним законам судьбы этот мальчик принадлежит мне. Когда же я спросила отца о лечении жезлом, он ответил, что это одна из тайн инициации. Но так как я скоро буду посвященной и выучилась уже хранить молчание, он разрешил мне смотреть на лечение. Еще он сказал, что жезл наполняет человека жизненной энергией, но что он может и убивать, и поэтому не должен попасть в руки несведущих и своекорыстных людей, которые тут же используют его неверно.

Скоро я узнала имя мальчика: указав на себя пальцем, он сказал: «Бо-Гхар». У него была прекрасная чистая душа, ясный ум и тонкое стройное тело. Он запоминал с первого раза слова нашего языка, и я надеялась на его успехи в храме и на то, что он сможет стать жрецом.

Направляясь в этот вечер в храм, я думала об Име, к которому испытывала родственное чувство: мы с ним были как бы одно. Я проверила себя, нет ли здесь физического притяжения и убедилась, что никто из нас не может любить другого физически. Има ждал меня у дверей храма, и его чистое излучение наполняло весь воздух вокруг него. Я спросила, откуда он узнал о моем приближении, в ответ он, улыбнувшись, ответил, что ему не нужны внешние источники информации, просто он сконцентрировался на мне и увидел меня на пути в храм.

Я вошла в комнату Птахотепа. Теперь, когда я научилась не передавать свою радость в тело, я не бросилась ему на шею, а пропустила всю мою любовь и радость через нервные центры, особенно через глаза, и низко поклонилась Птахотепу. Я увидела, что он понял меня, что мы объединены в духе. О! Это единство в тысячу раз большее счастье, чем физическое объятие! Птахотеп сказал мне, что теперь каждый вечер он будет посвящать меня в последние тайны перед инициацией. Утром же, как обычно, я приходила в храм для упражнений. С их помощью я приобрела полный контроль над телом, над каждым органом. Я научилась передавать сознательную творческую энергию соответствующую степени моего развития, то есть силе моего сознания, — в разные части тела. Это сделало мое тело таким сознательным и обновленным, заряженным жизненной энергией, что я могла ощущать каждую его часть столь же отчетливо, как внутренность моего рта. Понемногу я научилась не только точно ощущать все органы, но и сознательно их контролировать, например, я могла регулировать биение сердца. Для этого нужно сконцентрироваться на той точке, где находится сила, заставляющая меня делать вдох. Это не нос и не легкие, которые служат просто инструментами, проводниками дыхания. Сила, вызывающая вдох и регулирующая дыхание, находится в области сердца. Ощутив эту точку, я могу по своей воле убыстрять дыхание силой своего воображения.

Има сказал, что теперь я должна практиковать свои упражнения иначе, чем до сих пор:

«До сих пор ты соединяла концентрацию с медленным, регулярным дыханием, и во время вдоха и выдоха отождествляла себя со своим телом. Но дело в том, что фактически делает вдохи и выдохи твое тело, а не ты. Тело живет потому, что высшая сущность — Бог — дышит своим дыханием в теле, твое физическое существо вдыхает дыхание Бога. Ты знаешь, что Бог — твоя истинная сущность, истинное «я», то есть твое тело вдыхает твое истинное «я», и это дает телу жизнь. Пока ты думаешь, что дышишь ты сама, ты отождествляешь себя со своим телом, а не со своим истинным «я». Но когда ты осознаешь, что твое тело вдыхает твое истинное «я», а на выдохе отпускает его на свободу, ты переживешь удивительный переход из личности — одушевленного тела, которым ты была до сих пор, — в свое истинное «я».

Попытайся понять, что не ты вдыхаешь и выдыхаешь, но что ты сущность, которая вдыхает и выдыхает с помощью твоего тела. С каждым вдохом ощущай, что ты наполняешь тело жизненной силой, что твое тело вдыхает тебя, а при выдохе — что ты удаляешь себя из тела, отделяясь от него внутри своего «я» до следующего дыхания. Ты ощутишь при этом нечто подобное смерти тела, когда твое «я» покидает тело, тело выдыхает тебя в последний раз».

Тем временем Бо-Гар стал заниматься в храме и проявил отличные способности: проводимость его нервов оказалась очень высокой, он прекрасно овладел концентрацией и управлял своим телом. К тому же у него открылся талант художника, и ему пророчили большое будущее. Языком он тоже овладел очень быстро и скоро мог свободно разговаривать с нами. Жил он вместе со мной, проявлял большое послушание и доверие, и мы очень любили друг друга.

...

36. Последние приготовления

Я едва могла дождаться следующего вечера. Но, благодаря урокам самоконтроля, я спокойно отмечала, как влияют внешние события на мои нервные центры, просто отказываясь допустить, чтобы мои нервы возбуждались от этого. В тот момент, когда начиналась их естественная реакция, я вклинивалась со своим сознанием между ними и действием, которое они должны были начать, и сознательно приказывала своей нервной системе оставаться спокойной и холодной, как сталь.

Вечером Птахотеп предупредил меня, что, хотя я готова к инициации, я должна оставаться дома три дня в полном молчании и еще раз хорошенько подумать и решить, хочу ли я инициации, так как она накладывает огромную ответственность. Он сказал тоже, что хотя мой ум теперь может управлять всеми природными силами в теле, отныне ум, душа и тело больше не рабы природы, однако, я могу снова попасть в рабство. Это может случиться, если я сознательно дам поработить себя силам, поднимающимся изнутри моего «я». Поэтому никогда нельзя прекращать самоконтроль и самоанализ.

Я провела эти три дня, прощаясь со всем, к чему была привязана, так как знала, что вернусь домой после инициации совершенно другим человеком. Я бродила по саду, находя любимые места моего детства, прощаясь с каждым деревом и цветком, а также с маленькой девочкой, которая была когда-то так счастлива здесь. Потом я навестила золотых рыбок в пруду. Всюду я ощущала присутствие матери, с которой мы были все еще тесно связаны. Я знала, что по законам инкарнации она, помогая мне войти в этот мир, поможет мне снова перейти из этого мира в следующий. И, наконец, я пошла прощаться с моими любимыми львами. Сегодня их служитель сопровождал меня в последний раз, после инициации я буду иметь власть над всеми зверями, и мне не нужна будет охрана и защита. У меня было два своих льва — Шу-Гар и Шима. Они любили меня так, как будто я была больше львица, чем женщина. Шу-Гар даже ревновал меня к Шиме.

продолжение следует