Баллада о старом драконе и древнем проклятье

Опубликовано: 1 августа 2007 г.
Рубрики:

- Хо-хо, благородный сэр! На этом огне, - граф Карнарвон, хозяин замка, кивнул на пламя, пляшущее в громадном камине, - можно зажарить не только кабана, но и дракона, да! Целиком!

- Дракона? - отозвался барон Анри Бургиньон, ловко разделывая кинжалом жареное мясо. - Где же вы возьмёте дракона, благородный сэр? Они давно вымерли!

- Вы уверены? - усмехнулся хозяин, жестом приказывая слуге наполнить чаши.

- Уверен ли я? Г-хм... умпф... - барон шумно отхлебнул. - Драконов нет! Неужели благородный Гай Карнарвон верит в эти крестьянские сказки?

- Благородный Гай Карнарвон, - в голосе графа лязгнула сталь, - не бросает слов на ветер. Хотите удостовериться? В горах, на границе дикой пустоши, живут самые настоящие драконы - или, по крайней мере, один. Эта тварь обитает в глубокой пещере - стережёт золото. Дракон редко выбирается наружу, но его видели в прошлое полнолуние. Он огромен и страшен - пастухи тряслись, рассказывая о нём.

- Золото? - переспросил сэр Анри, пропуская мимо ушей сентенцию о кошмарном облике монстра. - И много там золота? - В кабаньих глазках барона блеснул жадный огонёк.

- Много. Очень много.

- Но если там действительно много золота, то почему же вы, благородный сэр, до сих пор не добыли его своим славным мечом? Ваша отвага известна - о ваших подвигах поют менестрели!

- Да, я ничего не боюсь, - граф принял грубую лесть как должное, - из того, что можно одолеть честной сталью. Однако есть легенда, что это золото проклято - его можно взять, омыв драконьей кровью, но... Этот дьявольский металл, если верить легенде, отравит все будущие поколения нашего мира и будет ненасытно требовать крови - человеческой крови.

- Досточтимый граф, кровь - она дешевле доброго пива! - Бургиньон опрокинул в рот объёмистый кубок, утёрся рукавом и рыгнул. - Я готов мчаться за этим золотом хоть сейчас! И любой из них, - барон обвёл пьяным взором пирующих, - поскачет с нами! Ведите нас, благородный сэр Гай!

Если бы сэр Гай был трезв, он обратил бы всё в шутку, однако винные пары уже затуманили его разум. К тому же в словах гостя Карнарвон почувствовал намёк на свою нерешительность, и это подействовало на него как шпоры на горячего скакуна.

- Благородные сэры! - звучный голос хозяина замка, перекрывая шум, разнёсся по залу. - Я призываю вас к подвигу! А потом мы вернемся, и будем пировать, пока в моём замке есть хоть капля вина! В северных горах, в тёмной пещере...

Полупьяные гости быстро уловили, о чём идёт речь. О драконах слышали все, хотя не все верили в их существование. Но вот о золоте они знали и очень хорошо знали.

Не прошло и получаса, как из ворот замка выехали несколько десятков всадников - выпитое не помешало рыцарям облачиться в доспехи и взобраться на коней.

«Надо бы выбраться наружу, - вяло подумал дракон, лежавший с закрытыми глазами посередине обширной пещеры. - Изловить косулю, поджарить дыханием и съесть... Годы, годы - когда-то мне ничего не стоило оторваться от земли одним взмахом крыльев, а после часами парить в поднебесье... А теперь я долго размышляю, стоит ли напрягаться, чтобы пошевелить хвостом... Проклятое золото - оно выпило все мои силы...».

В этот мир он попал несколько тысяч лет назад. Дракон был молод и полон сил - ему приглянулся этот юный мир, и он решил здесь остаться. Однако это решение крылатого ящера пришлось не по вкусу властителю здешних мест - сумрачному магу. Чародей яростно сопротивлялся, пустив в ход всё своё колдовское умение, но устоять не смог. Заклинания чёрной магии распадались в драконьем пламени, а меч колдуна даже не поцарапал бронированную чешую. И всё-таки маг сумел нанести коварный удар.

Уже сгорая, он метнул в дракона своё предсмертное заклятье. Оно было сплетено так хитро, что победитель заметил его действие спустя много лет - тогда, когда стало слишком поздно.

Дракон тяжело вздохнул и шевельнул лапой. Раздался звон - старый ящер слушал этот звон долгие века и успел его возненавидеть. Весь пол пещеры покрывали толстым слоем слитки золота, украшения и драгоценная утварь. Когти могучих лап зарылись в кучах золота - золото было повсюду, и любое движение дракона сопровождалось его звоном.

«Как я ненавижу этот металл... Проклятый колдун... Его заклинание сработало - я собирал золото тысячелетиями, хотя мне от него никакой пользы... Я убивал, околдованный его злым блеском, - на этих слитках запеклась кровь тысяч и тысяч людей... И теперь я стерегу ненужное мне золото, и обречён стеречь его до скончания дней... А если я не уберегу своё сокровище и кровавого золота коснётся солнечный луч, в этот мир придёт беда - большая беда…».

Алчущие злата не раз добирались до его пещеры, хотя обычно дракон встречал непрошеных визитёров ещё на дальних подступах. Он разбирался с пришельцами быстро, не вступая с ними в бесполезные дискуссии о вреде жадности и корыстолюбия, - поджаривал их вместе с конями и латами, а уцелевших добивал когтями. Но шли годы, крылатый ящер старел и слабел и всё реже покидал логово. И всё чаще дракон со страхом думал о том, что будет, когда он не сможет защитить своё проклятое золото.

Под потолком с писком метнулась летучая мышь, прошуршав кожистыми крыльями, и хозяин пещеры приоткрыл глаза. «Днём они обычно спят, - мелькнуло в драконьей голове. - Значит, эту что-то потревожило». Точнее, мысль не мелькнула, а лениво проползла - в последние десятилетия дракону трудно стало даже думать. И тут он понял, что встревожило летучую мышь.

Магическим зрением дракон увидел - к пещере направляется целый отряд рыцарей. «Много... - подумал он. - В былые времена я расправился бы с ними со всеми всего за пару минут, но сейчас... И всё-таки я должен встретить гостей как подобает...».

Дракон с усилием приподнялся и пополз к выходу. Золото сыпалось под его лапами, стекало жёлтыми звякающими ручейками; он увязал в нём, однако полз и полз. Дракон хотел принять свой последний бой на пороге своего дома - он почему-то не сомневался, что этот бой будет для него последним. И он успел доползти до выхода из пещеры.

Первых троих рыцарей, ступивших в тёмный зев драконьего логова, встретил клубок рыжего огня. Все трое сгорели в мгновение ока - не спасли ни доспехи, ни мокрые попоны, которыми они предусмотрительно обернулись. Кривые когти дракона растёрли жирный пепел - это было всё, что осталось от смельчаков, - и ящер с утробным рыком высунул свою уродливую голову наружу.

Рыцари сэра Гая не дрогнули - они привыкли видеть смерть в любом её обличии и относились к ней философски: «Все мы когда-нибудь умрём». Со всех сторон в дракона полетели арбалетные стрелы, навылет прошивающие панцирь, и одна из них угодила точно в налитый кровью глаз чудовища.

От рёва раненого дракона дрогнули скалы. Ящер не остановился - он выползал, вытягивая из пещеры свое старое, но всё ещё могучее тело. Однако прыть у него была уже не та - воины проворно отскочили, и удары страшных лап только раскрошили каменные глыбы перед пещерой. «Погодите, - думал дракон, - дайте мне только вытащить хвост... Жаль, что я уже не могу метать огонь без передышки - мне нужно время, чтобы собрать силы...». И в это время в широкую грудь дракона вонзилось рыцарское копьё.

Анри Бургиньон подскакал к ящеру со стороны выбитого глаза и нанёс удар прежде, чем дракон успел повернуть голову на дробный стук копыт. Рыцари приветствовали успех барона радостными криками, которые тут же сменились воплями ужаса. Отважный всадник не успел увернуться - тяжёлая лапа смяла его; из-под расплющенных лат брызнула кровавая жижа. Но тут же в эту лапу глубоко врубился боевой топор, пробивший чешую.

Граф Карнарвон не спешил лезть в драку - он руководил боем, намереваясь вступить в битву в последний, решающий момент. Он видел, что дракон слаб, и предчувствие победы горячило кровь старого вояки. Но сэр Гай видел и то, что победу придётся оплатить дорогой ценой - драконья броня сопротивлялась мечам и копьям рыцарей, тогда как взмахи когтей чудовища рвали людей и лошадей на куски. «А вот если, - прикинул граф, приглядываясь к огромному валуну, нависавшему прямо над входом в пещеру, - подтолкнуть этот маленький камешек? Он весит не меньше, чем сторожевая башня моего замка, и еле держится...».

Дракон не понял, что произошло. Он уже подумал, что выиграет и этот бой, и что его час ещё не пробил, когда на его хребет, ломая спинные зубцы, рухнула неподъёмная тяжесть, придавила, распластала и наполнила нутро режущей болью.

- Вперёд! - зычно скомандовал Карнарвон, извлекая меч из ножен. - Убьём его!

Это был уже не бой - рыцари облепили беспомощного дракона со всех сторон, как муравьи полудохлую гусеницу, и заживо его разделывали. Топоры методичными ударами вспороли неподатливую чешую, и горячая драконья кровь хлестала тугими струями, истекая душным паром.

Сквозь пелену боли старый дракон увидел воина с мечом, идущего к нему уверенным шагом победителя, и прохрипел ему в лицо:

- Не берите золото... Вы выпустите на свободу демона, и дети ваших внуков будут беспощадно убивать друг друга за этот проклятый металл... И не будет этому конца, пока не сгинет в этом мире весь ваш род... Не берите это золото - на нём проклятье Тьмы...

Но человек не понял умирающего дракона - для него слова старого крылатого ящера были всего лишь набором шипящих и булькающих звуков. Граф широким взмахом меча рассёк шею чудовища и вторым ударом отделил уродливую голову от тела раздавленного сброшенным камнем. Голова дракона покатилась вниз и остановилась, уткнувшись в скалу, - мёртвый глаз остекленел.

- Победа! - торжествующе закричал сэр Гай, потрясая окровавленным мечом.

- ... беда... беда... беда... - отозвалось гулкое горное эхо.

- Нет, не верю, - сидевший за письменным столом пухлый человечек небольшого роста бросил на стол распечатку и сердито покачал лысой головой. - Чушь! Это не может быть подлинником - никак! Драконы, рыцари, магия - это же типичная фэнтези!

- Радиоуглеродный анализ, - возразил его собеседник, сухопарый и седой человек, стоявший у окна, - подтвердил, что пергаменту не меньше полутора тысяч лет. Так что...

- Ну, не знаю, не знаю... - толстяк снял очки и потёр глаза. - Современная техника позволяет фальсификаторам подделать что угодно. Я не удивлюсь, если завтра вам предложат купить за кругленькую сумму металлокерамическую зубную коронку времён палеолита, и экспертиза подтвердит, что эта коронка - настоящая! Ради прибыли люди пойдут на всё...

Седой промолчал - он смотрел в сгущавшуюся за окном тьму.

Вечер вступал в свои права, и громадный город зажигал миллионы огней. На фасаде здания напротив вспыхивали, гасли и снова загорались буквы, складывающиеся в рекламный слоган: «Покупайте акции «Глобал Петролеум» - это самое выгодное вложение капитала!»

Буквы были красными, словно выписанные кровью...