Посвящение. Отдельные главы из книги

Опубликовано: 15 мая 2007 г.
Рубрики:

Продолжение. Начало в № 6 [89]., Продолжение в № 7 [90]., Продолжение в № 8 [91]. , Продолжение в № 9 [92].

Двигаясь в небытие, которого я так боялась, я неожиданно увидела, что пространство вокруг меня вдруг раздвинулось во всех направлениях и передо мной предстала бесконечность. Я увидела длинную дорогу, вьющуюся вверх, в конце которой выше всего материального возвышалась величественная человеческая фигура, ослепительно светящаяся, с протянутыми в порыве невыразимой любви руками. И я осознала, что это - Спаситель Мира.

По дороге медленно двигались овальные яйцеобразные существа, создавая впечатления стада овец. Я стояла у начала дороги, и они двигались мимо меня к светящейся фигуре с вытянутыми руками. Достигшие Его вступали в Его свет и исчезали. Я поняла, что это были человеческие души. Я указывала им дорогу и поняла, что еще не умираю, так как должна выполнить эту работу. Я поняла также, что буду выполнять ее очень долго, до конца жизни, до того, как сама вернусь к себе, на родину Света, где вечно изливающаяся любовь ожидает меня. Бесконечное спокойствие снизошло на меня, и сердце стало работать более нормально, хотя и слабо. Через несколько дней я была здорова.

Обычно летом, на берегу озера, я была более восприимчива к видениям и телепатии. Как-то, проведя счастливый день, я заснула и видела множество хаотических картин. Но вдруг во сне я услышала медленные шаги. Они заставили меня понять, что я задремала, сидя наверху длинной лестницы, и теперь они лишь разбудили меня. Я совершенно проснулась и увидела старика, который собирался сесть на другой стороне лестничного марша. Лестница вела вниз, в центр города. Вокруг нас было множество учреждений, так что целый день по лестнице ходили вверх и вниз тысячи людей. Я была нищей и просила подаяние, и некоторые служащие всегда подавали мне, идя на работу. Но теперь этот нищий старик повредит мне, люди не захотят подавать двоим, и я лишусь половины заработка. Я взглянула на старика и вдруг узнала его. Я разыскивала этого человека всю свою жизнь, ведь он в молодости бросил меня с ребенком. Сейчас он выглядел разбитым и был одет в лохмотья, ничего не осталось от былой красоты и элегантности. Пристыженно глядя на меня, он молча заплакал. Когда он вытирал слезы, я увидела его старческие, сморщенные руки. Взглянув на свои, я в ужасе обнаружила, что мои - такие же.

И я стала вспоминать. Я служила на ферме, и со мной обращались, как с полуживотным. О, если бы он не бросил меня тогда, и я не потеряла бы ребенка! Почему все это должно было случиться! Почему мы встретились теперь... слишком поздно! Страшная боль пронзила меня, мое сердце готово было разорваться. Потом наступила тьма, и я провались в небытие.

Очнулась я, сидя на постели и пытаясь вздохнуть, рядом увидела испуганное лицо мужа: «Что с тобой? Я проснулся от твоих стонов. Ты сидела, не узнавая меня, с широко открытыми глазами. Что случилось?»

Наутро я рассказала ему свой сон со всеми подробностями. Я была служанкой в поместье, круглой сиротой. В детстве я делала любую работу, а когда подросла, меня взяли в дом, где жили господа. Там я должна была убирать коридоры, мыть и чистить их. Месяцы и годы я мыла эти коридоры, почти ни о чем не думая, кроме работы. В дом часто приезжали гости, и многие из них ездили на охоту. Тогда в коридорах было очень грязно. Однажды среди гостей я увидела очень красивого юношу. Пораженная, я глядела на него, и он казался мне богом. Он тоже взглянул на меня, а вечером пришел в мою комнату. Так как он часто приезжал охотиться, я часто бывала счастлива, а через год родился наш ребенок. Я была наверху блаженства: «Кто-то нуждается во мне, для кого-то я значу все!» Хозяйка согласилась оставить у себя меня и ребенка, и я работала усерднее, чем когда-либо. Когда в очередной раз приехал отец ребенка, я с гордостью показала ему младенца. Он пришел в ужас и отказался признать его. Больше он не появлялся в доме и исчез из моей жизни.

Моя девочка была похожа на отца и росла непослушной. Чем больше я становилась ее рабыней, тем меньше она меня любила. Она любила бегать в окрестностях фермы, а иногда, уйдя вечером, возвращалась лишь на следующий день. И однажды она исчезла совсем. Я отправилась на ее поиски, ездила из города в город, из деревни в деревню, расспрашивая людей. Так шли годы. Люди давали мне еду и свою старую одежду.

Тут мой муж схватил меня за руку, прервав рассказ: «Погоди! Я знаю, я помню, что было потом! Я узнал себя, я был тот человек, который бросил тебя. Я был ужасно легкомысленным, жил ради своих удовольствий и швырялся деньгами. Но потом я потерял все. Сначала я обратился к друзьям, проводившим время в выпивках и азартных играх, но они скоро дали мне понять, что мое присутствие у них неуместно. Потом искренний друг посоветовал мне найти работу, но никто не принял всерьез моего намерения работать, да я и не умел работать. Я опускался все ниже и, наконец, пришел к мысли, что моя судьба - наказание Божье за то, что бросил тебя и ребенка. Приехав на ферму, где ты работала, я узнал, что тебя там нет, и никто не знал, где ты. Пришло время, когда никто из прежних друзей уже не давал мне денег и я постепенно превратился в настоящего нищего, просящего милостыню у прохожих».

Я была изумлена, что муж помнит это прошлое. Все совпадало до деталей. А когда я узнала его в нищем старике на лестнице, я тут же умерла, сидя на камне. Здесь моя память обрывалась.

Мы смотрели друг на друга в изумлении, что такое могло случиться с двумя разумными современными людьми. То, что мы сейчас пережили, нельзя было объяснить никакими теориями наследственности или психологии. Мы знали, что это действительно происходило с нами раньше именно так!

Воспоминание об этой прежней встрече потрясло нас до глубины души, и мы долго сидели молча. Наконец, муж сказал: «Теперь я понимаю, почему с ранней юности избегал выпивок, карт и танцев, хотя по натуре я очень склонен ко всему этому. С тех пор, как я жил тогда в нищете, в мое подсознание глубоко вошла мысль, что все это может принести ужасные результаты и что я никогда больше не должен пить, играть и быть легкомысленным и беспечным. Тогда я понял и ценность денег, понял, что человек должен быть в состоянии обеспечить себя и свою семью. Все это я узнал и понял в том воплощении. Поэтому теперь я так старался учиться в годы юности. В конце той жизни я хотел работать, но ничего не умел делать. Иногда меня нанимали колоть дрова, выбивать ковры и тому подобное, и даже это я делал очень неумело. И тогда у меня возникло огромное желание научиться чему-нибудь полезному, приобрести как можно больше знаний и навыков. Поэтому сейчас я собираюсь продолжать учиться до конца своих дней».

При его последних словах я испытала страх: «Где будем мы с ребенком в конце его жизни? Ведь это закон природы: когда мы ударяем рукой о стену, стена отражает удар. Собственно, это и не стена, а наш удар возвращается назад». Я не хотела додумывать до конца. Мы не покинем его, нет... нет! Потом я подумала о связи моей прошлой и теперешней жизни. Почему тогда я была так слаба и жила, как в тумане, а теперь, без перехода, сразу стала обладать талантами и умениями? Объяснения не было.

Вскоре муж уехал в город, так как его отпуск кончился, а остальные члены семьи остались на озере. Именно на озере у меня особенно часто бывали видения: весь этот район имел вулканическое происхождение и, видимо, здешние излучения действовали на меня очень сильно.

По натуре я большая реалистка и всегда ищу естественных причин для объяснения всех своих переживаний. Я никогда не склонна была верить в привидения, во все эти истории о старых замках. Улыбаясь про себя, я приписывала их избытку воображения.

Однажды вечером после отъезда мужа я вошла в комнату, где крепко спал мой сын, потушила свечу (там не было электричества), тоже легла и заснула. Сколько я спала, не знаю, но вдруг проснулась от шума в комнате. Я потянулась за спичками, зажгла свечу и в следующий же момент ринулась на ужасное привидение, которое уже держало в руках моего ребенка, пытаясь ускользнуть. Это был призрак женщины, похожий на рисунки ведьмы, и она старалась выскользнуть из комнаты по шнуру или проволоке, идущей от наших кроватей в окно. Казалось, они были как-то связаны, и как будто ведьма получала оттуда силу. Но она не могла ускользнуть, потому что я отчаянно ухватилась за ребенка и мы, борясь, тянули его каждая к себе. Как-то интуитивно я поняла, что она сможет удерживать ребенка лишь недолго. Так и было: она скоро выпустила ребенка, скользнула из комнаты по проволоке и исчезла в темноте.

А я? Склонилась над кроваткой, где спокойно, здоровым сном продолжал спать сын. Но на столике горела свеча и еще тлела спичка, значит, все произошло за несколько мгновений. Нет, я не спала, и это был не сон! Потушив свечу, я снова легла, стараясь унять сердцебиение.

Почему художники всегда рисуют ведьм в одинаковом облике? - с висящим носом, горбатой спиной и помелом. Если это только порождения фантазии, идущей из подсознания, почему у всех в подсознании одна и та же картина? Я понимаю, что необразованные крестьяне, ничего не зная о силовых токах, думали, что ведьма держится за метлу и улетает на ней. Ведьма, которую видела я, держалась за проволоку, и когда она вылетела из окна, я вполне могла представить, что она сидит на метле. Я подумала, что эта странная проволока и веревка - поток силы, может быть, даже - поток воли. Но откуда он и от кого? И если его можно видеть как физическую форму, может быть, и сама ведьма - просто форма, созданная силами излучения из какого-либо источника? А что представляем тогда мы, люди? Откуда происходят человеческие формы? Тоже видимые формы, созданные разными силовыми потоками, то есть просто проекции? Я знаю, что мой ребенок (физическая форма его) спокойно спал во время моей борьбы с привидением, и я убеждена, что вся борьба шла только между силами, а не между «телами», но разве это делает борьбу менее реальной? Почему привидение менее реально, чем материальная форма ребенка в кровати? А что такое вообще материальная форма? Только результирующая внешняя оболочка сил, построивших материальное тело. Значит, сила - причина, а материальное тело - только следствие. Что же более важно и более реально?

Через несколько дней, в очень жаркую ночь, я оставила открытым не только окно, но и вход в холл, так что могла видеть с кровати и лестницу, ведущую в верхние комнаты. Думая о повседневных вещах, я вдруг заметила две странные фигуры, пытающиеся проскользнуть от входной двери мимо меня и пересечь холл. Это были человеческие формы, абсолютно черные, как тени. Они не были трехмерными и мне казалось, что я вижу их только потому, что они поглощали весь имеющийся свет, другими словами, я видела не их самих, а отверстия (дыры), которые они делали в лучах света. Выражаясь научно, они вызывали полную интерференцию световых лучей: там, где были они, световых лучей не было, то есть свет исчезал. Я поняла, почему фермеры употребляют слово «тень», говоря о привидениях, - это были действительно только тени из-за полного отсутствия света. Я никогда не думала, что может быть такая полная темнота. Потом мне пришло в голову, что астрономы знают о таких «черных дырах» в небе, одна из них из-за своей необычайной формы известна под именем «лошадиной головы». Что-то «проглатывает», уничтожает свет, идущий из Вселенной, и мы видим только огромную тень. Такими и были эти две фигуры.

На плечах они несли шест, с которого свешивалось что-то ужасное, похожее на спрута - оно висело, как бесформенная масса сырого теста, все время расширяющегося и сжимающегося. Это была отвратительная, зеленовато-гнойная гниющая масса, в которой (как-то я это знала) таились болезни, несчастья, катастрофы и смерть. Это чудовище было концентрированным «злом». Оно повернулось и вытянулось на шесте, и я поняла, что оно выискивает новые возможные жертвы. Тени двигались по комнате к моей сестре. В ужасе я закричала со своей кровати: «Грета! Грета!» Тут же тени исчезли, а демон на шесте съежился, превратившись в зеленоватый фосфоресцирующий шар размером с футбольный мяч, и покатился, скользя и прыгая, по лестнице вверх. С дьявольским хохотом он насмешливо провизжал мне (я услышала его не физическими ушами): «Так ты думаешь, что ты можешь поймать меня?! Ха-ха-ха!» И он выпрыгнул в открытое окно и исчез в темноте.

Я вскочила и выбежала в холл, но все было тихо. Почти тут же открылась дверь наверху, вышел брат и спросил: «Что там внизу? Я проснулся, как в кошмаре, чувствуя, что в доме какая-то страшная опасность». Вышли из своих комнат сестры и слуги, спрашивая, почему я кричала. Мы обыскали весь дом, но ничего не нашли, и дверь была заперта.

продолжение в № 11 [94]