Репетиция

Опубликовано: 1 апреля 2007 г.
Рубрики:

Превратить избирателей в равнодушную массу, покорно голосующую за то, что скажут — вот задача существующей власти. Получится или нет? У нас уже есть исторический опыт парламентаризма. А это такой джинн, который обратно в бутылку не загоняется. Разве что очень большой кровью.

Жители села Боголюбово выдвигали кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР члена Политбюро ЦК КПСС, председателя КГБ СССР товарища Андропова Юрия Владимировича. Было это летом 1973 года в Северо-Казахстанской области. Освещать событие в областной газете «Ленинское знамя» поручили мне. Гордости я не испытывал, но профессиональное тщеславие — было. Как же! Мне выделили машину, шофёра, меня ждет вся газета и вся типография — материал идет в номер!

В процессе поездки, возвращения, написания и сдачи репортажа я громко, никого не стесняясь — вот же идиот 23-летний! — напевал популярнейшую в тот год песню из популярнейшего телефильма «Большая перемена», заменив в ней одно слово на другое:

Мы выбираем, нас выбирают.
Как это часто не совпадает!
Я за Андроповым следую тенью,
Я привыкаю к несовпаденью!!!

Но, может быть, не совсем идиот. Как сейчас думаю, подобное лёгкое фрондёрство входило в правила тогдашней игры. Ведь не человек с улицы, не рабочий с военного завода, а относительно посвященный, доверенный, некая прослойка между властью-партией и народом. Журналистов тогда называли — проводники идей партии. А иногда — по простоте партийной коммунистической души — подручные партии.

Самое главное, чтобы не возникало крамольных мыслей у трудящихся совхоза, жителей села Боголюбово, выдвинувших товарища Андропова в Верховный Совет. А присутствовала только гордость за оказанное им высокое доверие.

И ведь так оно и было. За «гордость» ручаться не могу, вряд ли кто ее испытывал, хотя исковерканная советской властью душа какого-нибудь отдельного механизатора или доярки — те ещё потёмки. Равно как журналиста или профессора. Но никакого удивления — а кто такой нам Андропов, с какой стати Андропов, почему мы обязаны его выдвигать и т.д. — не возникало. Это точно.

Поймите правильно нас, людей того времени. У нас, а самое главное — у наших дедов и прадедов и понятия не было о каком-нибудь парламентаризме — извините за такое слово. Никакого опыта выборов. Не знали, и не могли передать нам, рассказать. В дореволюционной России отсутствовало прямое и общее избирательное право. А потом была кровавая каша, шок гражданской войны, после которого выжившим, счастливым оттого, что выжили!, малограмотным нашим дедам и прадедам представили советский вариант всенародных выборов как единственно существующий и правильный. Как праздник. Который они долго и воспринимали как праздник. («Но люблю эту бедную землю, потому что другой не видал»).

Это чувство праздника соединилось и слепилось в один ком с чувством страха. Особенно у народившейся интеллигенции, начальствующего состава. Лихой моряк, лихой писатель и вообще лихой человек Виктор Конецкий приобрел первый седой волос в совсем юные офицерские годы, в день выборов ещё в сталинские времена. Когда один матросик из его команды, получив бюллетень для голосования, не пошел и не опустил его в урну, как все, а зашел в кабину!!! Что он там решил делать, гад ушастый?! Оказалось, салага писал на бюллетене стишки собственного сочинения в честь товарища Сталина. А офицеры поседели...

С десятилетиями мы, внуки и правнуки первого поколения советских людей, стали относиться к выборам из одного человека и из одного «нерушимого блока коммунистов и беспартийных» с некоторой иронией. Но не более. Правила игры были ясны, понятны, и в общем-то даже не подлежали обсуждению. Глупо ведь обсуждать закон земного тяготения, например.

Прошло 20 лет после объявления горбачевской демократии, и в новой России начали возвращать те правила. С поправками на время и обстоятельства, разумеется.

сли судить по радостным сообщениям телевидения и газет, с парламентской активностью и свободой у нас — полная благость. Прошедшие 11 марта выборы в региональные думы и законодательные собрания заранее объявили репетицией предстоящих выборов в Государственную думу. Теперь удовлетворённо констатируют, что репетиция прошла успешно, контуры будущего парламента и вообще — партийно-политического устройства определились. Как сказал главный кремлевский партийно-политический менеджер Владислав Сурков: «Политическое пространство в стране сформировано».

На первом месте — «Единая Россия», в среднем 45 процентов голосов, на втором КПРФ — 16 процентов, на третьем «Справедливая Россия» — 15,5 процента, на четвертом ЛДПР — 9,5 процента. И даже кое-где СПС преодолела семипроцентный барьер.

Конечно, не обошлось без эксцессов. И даже сенсаций. Например, в Ставропольском крае «Единая Россия» с треском проиграла «Справедливой России». Как так получилось? Объясняют тем, что накануне выборов губернатор Черногоров, до того состоявший в КПРФ, вдруг перешел в «Единую Россию» и возглавил её партийный список. Таких открытых перебежчиков в народе особо не жалуют. К тому же от него ушла жена и стала рассказывать в местных газетах, какой он жмот, не даёт денег даже на содержание сына, и вообще... В результате пострадала «Единая Россия».

Вот и все неожиданности.

А в основном всё сбылось, как и замышляли. Теперь не только «Единая Россия» и ЛДПР, а ещё и «Справедливая Россия» будет опорой власти в парламентах больших и малых.

Смущает только некая бумага, всплывшая на поверхность сверкающих вод. На бланке «Координационный совет политической партии «Единая Россия» Рузского муниципального района по выборам в Московскую областную думу». Документ длинный, подробный, как всякая инструкция. Приведу выдержки из нее:

«Члену Координационного Совета Партии «Единая Россия»

Руководителю предприятия, организации

...Вам необходимо... обеспечить 100% явку сотрудников Вашего коллектива членов и сторонников Партии «Единая Россия».

Обратите внимание! Написано так, что не поймешь — обеспечить стопроцентную явку всех членов коллектива или только членов и сторонников партии... Типа казнить нельзя помиловать.

Цитируем далее:

«Организовать партийную группу на базе Вашей организации (предприятия)... Провести агитационную работу в своём коллективе...

В день выборов назначить ответственного дежурного по вашему предприятию...

В обязанности дежурного входит:

Прозвонить всех сотрудников и напомнить им о необходимости выполнения ими своего конституционного права и гражданского долга;

с 8.00 до 20.00 поддерживать связь с наблюдателем (ми) партии на избирательных участках... обмениваться информацией о явке и промежуточных итогах голосования...

Секретарь Политсовета,

Председатель Координационного совета по

выборам в Московскую областную Думу

О. А.Якунин»

Вот такой документ.

Если мне не изменяет память, после крушения коммунистической системы у нас сразу провели департизацию производственных коллективов и организаций. То есть в них запрещена любая партийная деятельность, тем более — «организация партийных групп» и «агитационная работа». Это значит, что вышеозначенный Координационный совет самым откровенным образом нарушает законы РФ. И результаты выборов «Единой России» в Московскую областную думу по Рузскому району могут или должны быть аннулированы. А может, и по всей области. Разумеется, надо бы выяснить, принимались ли аналогичные документы в других районах Московской области. А может, это был единый стандарт для всех краев и областей страны?

Но, разумеется, никто этим заниматься не будет, никто до сих пор даже не отреагировал на документ. А ведь это ж не бумага, а бомба — бери и сразу иди в Конституционный суд. Но никто пока не пошел. И вряд ли пойдет. И не потому что боятся. А просто не видят в том смысла, и даже криминала особого не видят — всё привычно, обнаковенно.

В общем, тишина. Яко небывше.

С этим всё ясно.

А теперь — практические следствия.

Представим, что я — директор завода, глава конторы, фирмы. Я — человек, зависимый от «Единой России» (власти). Если б не зависел — не осмелились бы послать мне такую бумагу.

Итак, что я сделаю, получив инструкцию?

Вызову своих верных замов, ознакомлю их с содержанием и скажу:

— Значит так, мужики! Через начальников цехов, мастеров участков, начальников отделов тихо и доверительно довести до каждого гаврика — быть на выборах как штык! Кто не придет — пусть ищет работу в другом месте, у нас теперь свобода. Ну, а за кого голосовать — мы ведь не можем навязывать, так? (Раздаются понятливые смешки замов.) Но народ у нас умный, все знают, что в нашем городе самый тайный-растайный бюллетень завтра будет известен, где надо. В общем, действуйте. Только чтоб без сучка и задоринки, осторожно и деликатно, понятно?

Что ж тут непонятного. Формируется «политическое пространство в стране».

лавной политической новостью марта, после выборов, стала отставка председателя Центральной избирательной комиссии Александра Вешнякова. Нет газеты, телеканала или радио, на котором аналитики всех мастей ни предавались бы рассуждениям и размышлениям. Да что случилось-то? Неужто и вправду увольнение технического чиновника имеет какое-то значение?

Есть жизнь настоящая, а есть — искусственная, нарисованная. Как в детском стишке говорится: «Что нам стоит дом построить, нарисуем — будем жить!» Кто б мог подумать, что этим успешно занимаются взрослые дяди. Втирают очки себе и другим.

Очень серьезные дяди. На очень высоких постах. Можно сказать — всемирно известные. Например, министр иностранных дел России господин Лавров. Трудная у него работа, с его точки зрения. Надо все время давать отповедь. Другой вопрос — зачем надо? Видимо, так ему велят, политика у нас такая, на уровне въевшегося исторического инстинкта. Вот решила Грузия вступить в НАТО, и натовцы согласны. Ну и на здоровье! Лавров же грозит: «Мы жестко предупредили и Грузию, и тех, кто активно приглашает ее в НАТО, о том, что этого не допустим».

Во-первых, странно. Два субъекта желают слиться в экстазе, а при чем тут третий, совершенно посторонний?

Во-вторых, ну как он этого не допустит, скажите мне?!

Да никак. Но зато сказал. Нарисовал наше всемогущество.

И думает, или верит, что его испугались? Между прочим, тем самым господин Лавров уронил авторитет нашей страны ниже плинтуса. Ведь там, на Западе, комментируют, смеются.

Завтра Украина туда ж пойдет, в НАТО — и снова Лавров будет «не допускать?»

В какой реальности они живут? Не только Лавров, разумеется.

Например, его коллеги по правительству объявили, что у нас создан средний класс. Ни много, ни мало — 20 процентов населения! Те, кто получает в месяц 400 долларов.

Кто им сказал, что планка среднего класса — 400 долларов в месяц? Никто. Сами себе нарисовали. Впрочем, не себе — нам! Заставь премьер-министра Фрадкова, министров Кудрина или Грефа жить на 400 долларов в месяц и при этом называть себя средним классом, — они правительственной котлетой подавятся. А нам — нарисовали. Мол, радуйтесь, теперь вы средний класс.

Бывший министр финансов, бывший помощник Ельцина по экономике, а ныне свободный аналитик Александр Лившиц шибко поехидничал по этому поводу: «Они это сделали, чтобы наслаждаться приятной статистикой. Регулярно радуя начальство... В Китае билет в средний класс стоит 2400 долларов на человека в месяц. В шесть раз дороже, чем в России. Купить его могут немногие. Всего 5% граждан. В Поднебесной сильно переживают. Тянутся вверх. К международным стандартам. Они определены Мировым банком. Действуют в развитых странах. Цена пропуска — 3500 долларов».

Какое всё это имеет отношение к отставке Вешнякова? Прямое. Или — зеркальное. Повторю — председатель Центральной избирательной комиссии, по сути, собиратель информации. От него ничего не зависит и не может зависеть. Голоса подсчитываются по всей стране в территориальных, окружных, участковых и прочих избирательных комиссиях и участках. И оттуда протоколы поступают в Москву. ЦИК лишь суммирует их и выводит общий итог.

Почему же такое значение придается этой должности и человеку на этой должности? Значит, ЦИК у нас не техническая контора? Значит, позволяет «рисовать» другим, а когда возникает необходимость, рисует» сам? Например, явка на прошедших выборах в Дагестане составила аж 80 процентов. За «Единую Россию» проголосовало 69 процентов избирателей. Благость-то какая! Но картину испортил председатель КПРФ товарищ Зюганов. Он рассказал, что в городе Кизляре КПРФ получила 40 процентов голосов, а вот в Махачкале все партии, кроме «Единой России» и «Справедливой России», получили «баранку».

«Это политическая уголовщина!» — выразился Геннадий Зюганов.

Ну, невозможно поверить! Чтобы в большом столичном городе Махачкала КПРФ получила «ноль»?! Уж не бредит ли Геннадий Андреевич?

Увы, в ясном уме и твердой памяти. Свидетельство тому — документы, представленные лидером другой партии — Союза правых сил. Протокол участковой избирательной комиссии номер 517 и общая, сводная таблица вешняковской компьютерной системы ГАС-выборы по нескольким участкам Московской области.

По протоколу 517 за «Единую Россию» на том участке проголосовало 313 человек. По сводной таблице — 685 человек.

За КПРФ — 146. По сводной таблице — 15.

Но дальше — еще интереснее.

За ЛДПР проголосовало 56 человек. По сводной таблице — 0.

За «Яблоко» — 38. По сводной таблице — 0.

За Союз правых сил — 63 человека. По сводной таблице — 0.

Уму непостижимо. Я полагаю, подделка и фальсификация документов такого уровня называется государственным преступлением. То есть преступлением против государства. И чтобы пойти на него, надо иметь не просто наглость, но, прежде всего, — абсолютную уверенность в полной безнаказанности.

За что ж тогда убрали председателя Центральной избирательной комиссии Вешнякова, если его ЦИК так здорово «рисует?»

Большинство политиков и аналитиков сходится на том, что за некоторую самостоятельность суждений, критику «Единой России» и Государственной думы. Мол, Вешняков выступал против отмены минимального порога явки на выборы, против отмены выборов мэров крупных городов, резко высказался по поводу отмены графы «Против всех», критиковал широко применяемую «Единой Россией» выборную технологию «паровозов». (Партийный список возглавляет авторитетный в народе руководитель исполнительной власти, «паровоз», он привлекает голоса, а после выборов не идет в депутаты, как положено, а остается, к примеру, мэром города.)

Ну и хорошо, что критиковал. Во-первых, всё равно делали так, как хотели, а во-вторых, тем самым Вешняков создавал иллюзию плюрализма мнений, свободы дискуссии и т.д. Куда уж лучше.

Неужели и такой малости ему не простили и не поняли?

Представитель КПРФ в Центральной избирательной комиссии Вадим Соловьев считает: «Лояльности Вешнякова стало уже недостаточно. Кремль требует слепого повиновения, тотального контроля. На сплошную фальсификацию Вешняков не согласился бы, начал мешать, а сейчас на выборах как раз такая и потребуется».

Его поддерживает и Геннадий Зюганов: «Впереди самые грязные выборы. Новым главой станет абсолютно послушный человек, чтобы он дал любой нужный результат, потому что цена будущих выборов крайне высока».

Ну, хорошо. Поставят такого, который доведет процент голосующих за «Единую Россию» и будущего президента до 70, к примеру. И что? Нарисуем — будем жить? Многие считают, что подобные рассуждения — интеллигентская размазня. Мол, мы тут теории строим об эфемерности неправедного, а они рисуют себе очень даже реальную власть, которая приносит деньги, которые в свою очередь порождают власть и опять деньги. Маленький пример — личный капитал членов Совета Федерации составляет 12,5 миллиарда долларов. По самым минимальным подсчетам экспертов. И потому «дом», который они рисуют для нас, и «дом», который они рисуют для себя — это совершенно разные дома.

Но всё равно — реален наш дом. Пусть он пока далеко не благоустроен. А вот их дом, несмотря на всю власть и деньги, нарисован.

По большому счету, туфта останется туфтой, как ее ни называй.

ас пытаются приучить к произволу власти на выборах. Сделать произвол нормой бытия. И меня сейчас очень интересует — а получится ли? Конечно, трудно, наверно, даже невозможно. У нас уже есть исторический опыт парламентаризма. А это такой джинн, который обратно в бутылку не загоняется. Разве что очень большой кровью...

Более того — у нас есть закон, который нельзя отменить. И партии, которые ещё топорщатся. В Петербурге прошел митинг «Яблока» и «Другой России», участники которого объявили, что не признают итогов прошедших 11 марта выборов в законодательное собрание города, что будут добиваться отставки депутатов и губернатора города Валентины Матвиенко.

Союз правых сил обжаловал в суде итоги выборов в Московской области. Борис Надеждин заявил, что его партия преодолела семипроцентный барьер для прохождения в областную Думу: «Цифра 7,08% висела на сайте Центризбиркома, и ее даже показывали по ТВ, а потом избирком объявляет, что у нас 6,9%. Эту разницу у нас просто украли! Не испугались даже того, что у нас есть протоколы с участков».

Подала в суд и Российская партия жизни, победа которой на довыборах в Туве была не признана.

КПРФ тоже не оставит без последствий фальсификацию выборов в Дагестане, где у коммунистов украли 22 тысячи голосов.

Да, телевидение об этом молчит. Но есть пресса, более или менее независимая. Например, «Новая газета» после выборов вышла с заголовком «Урны грязи не боятся». Есть интернет. Правда, им пользуется пока только 10 процентов населения России, а из этих 10 процентов абсолютно ничтожная часть интересуется материалами выборов. Но всё-таки... Для тех, кто интересуется, там выставлен протокол одного из московских избирательных участков и фальсифицированный сводный протокол, в котором всем партиям, кроме «Единой России» и «Справедливой России», внаглую проставлены «нули».

В Интернете же есть письмо, любопытное со всех сторон: «Была я наблюдателем на выборах: сижу, отмечаю проголосовавших, сверяюсь с председателем комиссии. Вдруг у нее оказывается на сто человек больше, чем моих отмеченных. Ну не могла я сто человек не заметить!.. Урну вскрывают, вываливают на стол листы проголосовавших, и в этой куче по-разному сложенных листов лежит пачка, которую явно бросили сразу всю. Листов сто в ней. Она и упала так, что все листы оказались вместе... Там все голоса за «ЕР...» Наблюдатели хотели сначала бучу поднять, но потом решили, что всё равно бесполезно. Я бы поборолась, акт составила, поскольку возмущена была очень (хоть и не удивлена), но все мужики, что там были, резко запросились домой: и так мол, целый день сидим, еще ночь разборок, а потом еще по судам таскаться... Участок — на Пулковской горке (Ленинградская область — ред.). На том участке проголосовало всего двести человек. Плюс сто подставных. Зацените размах: одна треть — лажа. Если на всех пунктах так... Короче, имеют нас, как хотят».

Оцените также реакцию наблюдателей, «мужиков»... За этим, кстати, кроется и страх: наживешь себе неприятностей.

А что до широких масс, то многие участники опросов отмечают — на вопрос, за кого будете голосовать, люди отвечали: «Какая разница? Всё равно всё без нас решится!» — и голосовали за «Единую Россию»...

Привычка возвращается? Она ведь далеко и не уходила.