Лекарства от памяти... Не выпускаем ли мы джина из бутылки?

Опубликовано: 1 апреля 2007 г.
Рубрики:

Aмериканские учёные разрабатывают лекарство, которое может стереть из памяти особо травмирующие моменты прошлого.

— Я бы принял такое лекарство без всяких колебаний, — говорит Майкл Уолкотт, участник войны в Ираке.

После возвращения домой он уже два года страдает посттравматическим стрессовым расстройством, принимает антидепрессанты, прошёл курс групповой психотерапии, но всё это ему мало помогает.

— Часто наступают моменты, когда я не хочу никого видеть, ничего мне не интересно, жить тошно, — признаётся он.

Таких, как Майкл Уолкотт, довольно много. По данным статистики, каждый восьмой американский солдат, прошедший иракскую войну, страдает от посттравматического стресса. Это и ночные кошмары, и бессонница, и неспособность концентрироваться, и беспричинная раздражительность, и ощущение собственной ненужности...

Почему болезненные, травмирующие психику события прошлого у одних людей исчезают из памяти, а у других нет? Наука пока не находит ответа на этот вопрос. Однако, изучая пути превращения краткосрочной памяти в долгосрочную, исследователи обнаружили, что этот процесс можно прервать определёнными лекарствами. Причём, эти лекарства могут действовать не только сразу после психологической травмы — изнасилования, автомобильной аварии, ранения в бою — но и через много лет после этого, если травмирующие картины прошлого продолжают всплывать в памяти. Учёные надеются, что психиатрическое лечение в сочетании с приёмом новых лекарств окажет более эффективную помощь страдающим от посттравматического стресса.

Речь, в частности, идёт о таком лекарственном препарате, как Пропранолол, которым лечат высокое кровяное давление. Оно же понижает уровень адреналина, что сделало это лекарство популярным у актёров, не умеющих справиться с боязнью сцены. Теперь учёные обнаружили, что Пропранолол действует и на память. Психиатр из Гарвардской медицинской школы, профессор Роджер Питмен рассказывает, что специалисты назвали процесс откладывания нового опыта в память консолидацией. Его могут активизировать гормоны стресса, в частности, адреналин.

— Вот почему, — говорит профессор, — житель Нью-Йорка помнит, что он делал утром 11 сентября 2001 года, но не помнит, что делал 11 августа того же года.

Некоторые учёные считают, что посттравматическое стрессовое расстройство — результат слишком большого выброса адреналина в мозг во время консолидации, то есть в период между событием и его запоминанием. По мнению психолога из Научного неврологического центра при Нью-Йоркском университете Джозефа Леду, память уязвима и управляема. С помощью лекарств её можно усилить или ослабить. Но этично ли это?

Даже в правительственных кругах США нет единого мнения. Совет по биоэтике при американском президенте осудил эксперименты по воздействию на человеческую память. В то же время Национальный институт здоровья выделил средства на некоторые эксперименты с Пропранололом для лечения посттравматического стрессового расстройства. И гарвардский психиатр Роджер Питман получил финансовый грант от Министерства обороны для исследования методов лечения посттравматического стресса у участников войны в Ираке.

Учёные спорят: не выпускаем ли мы нового джина из бутылки и не покушаемся ли на необходимый для выживания прошлый опыт?

Вот мнение Фрэнка Фелбербаума,нью-йоркского психолога и специалиста по проблемам памяти :

— Я считаю, что мозг это ассоциативный механизм, суть работы которого связывать информационные блоки в единую цепь. Это непрерывный рабочий процесс. То, как составляется эта цепь, отличает одного человека от другого. Вмешательство с помощью лекарства, стирание из памяти травмирующего эпизода очень опасно, поскольку этот эпизод связан с другими эпизодами, ситуациями, людьми... Я не думаю, что можно некоей таблеткой или неким даже очень узко направленным лазерным лучом удалить из памяти один факт, не разорвав его связь с другими фактами. Каждый человек за свою жизнь переживает горестные моменты. Иногда мы счастливы, иногда несчастны. Если человек чувствует себя только счастливым, он либо психически болен, либо зомбирован.

Эмоции отличают одно живое существо от другого, позитивный и негативный опыт создают человеческий характер. Конечно, трагические переживания войны, теракта ужасны. Люди, спасшиеся во время терактов 11 сентября 2001 года, но оказавшиеся свидетелями гибели других, а также спасатели, пожарные, полицейские никогда не забудут того дня. Как не забывают жители Далласа того дня, когда был убит президент Кеннеди. Как помнят о пережитой трагедии свидетели цунами, урагана Катрина и т. д. В памяти в любой момент могут вспыхнуть те страшные картины. Они, как освещённые ярким светом фотографии, вдруг возникают в памяти. И стереть их нельзя: слишком много переживаний с этим связано, причём, не только отрицательных. Во время терактов или стихийных бедствий многие помогали друг другу. И этого тоже не забыть.

Мне могут возразить: что если травмирующие психику воспоминания в состоянии довести человека до самоубийства? В этом случае меры надо принимать немедленно, и здесь могут помочь антидепрессанты, психотерапия... Однако желание покончить с собой не так часто встречается у страдающих посттравматическим синдромом. И вообще современное общество слишком увлекается лекарствами. Ребёнка, у которого затруднено усвоение уроков, если он отстаёт в чтении, родители ведут к психиатру, а тот выписывает лекарство, к которому ребёнок привыкает и потом становится зависимым от него. Мы верим в таблетки-витамины, в таблетки для похудания, в таблетки для наращивания мышц, в омолаживающие таблетки... И не можем остановиться, забывая о последствиях. Всё, что мы делаем, вызывает определённые последствия. Так ослабляется наша воля.

Природа требует от нас как умения преодолевать препятствия, принимать вызов и побеждать, так и умения проигрывать, отступать. Человек обязан приспосабливаться к условиям, чтобы выжить. А это невозможно без жизненного опыта, прежде всего отрицательного. Без этих качеств люди не пережили бы Холокост, Гулаг... Всё, что происходит с человеком, становится его памятью. Убирая искусственно из памяти одно, даже самое травмирующее звено, можно нанести другую, ещё большую травму. Улучшать память — это улучшать жизнь человека, но ослаблять память — это ухудшать жизнь. Мы тратим годы и десятилетия на приобретение жизненного опыта, и именно он делает из нас уникальную личность. В тех странах, где насильно пытались сделать людей счастливыми, их делали несчастными. Для меня лично это неприемлемо.