Борис Лескин на «Меридианах Тихого»

Опубликовано: 15 марта 2007 г.
Рубрики:

Как прошел Четвертый кинофестивале стран азиатско-тихоокеанского региона «Меридианы Тихого» во Владивостоке

Встречаю я в августе минувшего года своего знакомого, актера Бориса Лёскина. Спрашиваю, как дела.

— Да вот, — говорит, — во Владивосток на кинофестиваль пригласили.

Рената Литвинова вручает приз за лучшую мужскую роль Борису Лескину

— Что за фестиваль такой, первый раз слышу.

— Да я и сам толком не знаю. Мой продюсер Питер Шараф послал туда кассету с фильмом, его отобрали, а меня номинировали на премию за лучшую мужскую роль. Сергей Юрский рассказывал, что условия там потрясающие. Неделю, говорит, будешь сыт, пьян и нос в табаке. Посмотрим. Вообще-то оно почетно, но уж очень далеко лететь...

Занятая своими делами, я только сейчас напросилась к Лёcкину в гости с диктофоном: уж очень заинтриговал меня этот фестиваль. Но сначала о фильме, приглашенном на фестиваль.

В 2005 году вышла замечательная трагикомедия Лива Шрайбера Everything is illuminated («Все освещено»1). Шрайбер — известный голливудский актер, это его первый и пока последний режиссерский опыт. В журнале «Нью-Йоркер» была напечатана глава из одноименного романа Джонатана Сафрана. Шрайбер прочел отрывок, потом весь роман, и его актерская карьера дала сбой: он понял, что ничем другим заниматься не сможет, пока не снимет этот фильм. Возможно, семейная история Сафрана, чьи родственники стали жертвами Холокоста на Украине (об этом и написана книга), как-то пересеклась с семейной историей Шрайбера, выходца из Германии. Писатель и актер встретились. Оба оказались дебютантами и ровесниками. Сценарий был написан и фильм запущен. На главную роль ворчуна-деда был приглашен бывший актер театра Товстоногова Борис Лёскин. Роль молодого американца, разыскивающего свои корни на Украине, сыграл голливудская звезда Элайджа Вуд. А в роли приблатненного внука с Украины снялся основатель цыганской панк-группы «Гоголь-Борделло» Юджин (Женя) Хaтц. Для него это был тоже дебют в кино. Он вообще-то пришел не на кинопробу, а на запись музыки, но режиссер окинул его проницательным взором, и Женя тут же был утвержден на роль. Правда, для этого ему надо было на время расстаться со своими роскошными фирменными усами, зато он в одночасье стал жутко востребован в кино.

Рассказывает Борис Лёскин:

— Фестиваль называется «Меридианы Тихого», организован он по инициативе губернатора Приморского края Сергея Дарькина и его жены, актрисы драматического театра Ларисы Белобровой. Я ее не видел в спектакле, но все говорили, что она не просто красивая женщина, но очень талантливая актриса. Дарькин — совсем молодой человек, лет 35-36. До того, как он стал губернатором, у него был свой рыбный бизнес. Между прочим, он первый губернатор из назначенных Путиным.

На фестивале очень серьезная отборочная комиссия. Для конкурса было отобрано 12 фильмов, наш, в том числе. В жюри — представители России, Молдовы, Китая, Австралии, Канады. Проходил фестиваль в кинотеатре «Океан» — там один большой зал и несколько малых. Организация четкая, каждый день расписан по минутам. Всего фестиваль длился неделю. Каждый день было по два банкета. О выпивке я уже не говорю. А еда! Сплошные дары моря: морские гребешки, раки, крабы, устрицы. Однажды нас повезли в ресторан в лесу. Вокруг медведи, олени, фазаны. В клетках, конечно. Хочешь отведать медвежатины — пожалуйста, укажи на медведя, хочешь оленятины — укажи на оленя. Этих, конечно, не убьют, но заказ выполнят. Такая таёжная экзотика. Каждый день по два шоу, одно другого лучше. Не говоря уже о том, что просмотры шли ежедневно. Японская делегация прибыла своим ходом на лайнере. Представляете 15 человек на океанском лайнере! Закрытие проходило на вилле, которую, говорят, построил Брежнев для встречи с Фордом. Там было такое гулянье, что вы и представить себе не можете. Иллюминированные корабли, лодки, фейерверк, пальба. Концерты на нескольких площадках. Девочки-переводчицы, каждая владеет несколькими иностранными языками, в том числе диалектами китайского. У каждого гостя персональная переводчица. На английском говорят все: и хозяева и гости. Была красная дорожка, шикарные авто, красивые женщины, оголенные плечи, драгоценности, микрофоны, вспышки камер. Ну, прямо как в Каннах.

— Вы были во фраке?

— Нет, в обычном костюме, только бабочку надел. Я вам покажу альбом...

Смотрим альбом. Какая-то полураздетая дама, все тело в татуировке. Оказывается, это не татуировка, а «факсимиле» присутствующих знаменитостей. А сама дама — знаменитый канадский продюсер. Не жалко ей будет смывать эту красоту? Красивая голубоглазая блондинка, внучка великого Чаплина, привезла частные ленты из семейного архива. Сын Юла Бриннера — свой человек во Владивостоке. Никакого сходства с отцом. Сохранился массивный особняк, построенный еще дедом. Бриннер-младший пытается вернуть его по закону о реституции — пока безуспешно. Знаменитый польский режиссер Кшиштоф Занусси. С ним Лёскин много общался: Занусси говорит по-русски. Лёскин с призом в руках — хрустальная морская звезда на массивной подставке...

— Мне вручала приз Рената Литвинова. Она приехала вся в черном, в черных очках, прошла по звездной дорожке, коротко пообщалась с прессой и так же таинственно исчезла. Получая приз, я должен был произнести речь. Я сказал, что этот фестиваль еще молодой, ему всего четыре года, но я верю, что через какое-то время, очень небольшое, он станет в один ряд с Каннским, Венецианским и другими именитыми фестивалями, и мастера будут считать за честь быть приглашенными на него...

— Борис, откуда у губернатора бедного края такие деньги? Ведь каждый из призеров получил еще по 15 тысяч долларов. Всего призовой фонд составил 105 тысяч. Один самолетный билет обошелся в пять тысяч долларов. Вся эта затея влетела им в копеечку...

— Совсем это не бедный край, это развивающаяся область. Огромная территория. Там рыбообрабатывающая промышленность, тяжелая индустрия, нефть. Откуда деньги? Предприятия вкладывают деньги, для них это реклама. Вот, например, фирма устраивает театрализованное представление, и тут же рекламирует свою продукцию — купальные костюмы. Девочки-манекенщицы, все полуголые, но с украшениями от ювелирной фирмы. Вот мое удостоверение, а на ленточке название фирмы «мегафон», видите? И так во всем...

Перелет был довольно тяжелым. 22 часа в воздухе. Из Нью-Йорка самолет летит в Канаду, потом через Аляску, через Японию, спускается вниз в Южную Корею и приземляется в Сеуле. В Сеуле мы были шесть часов. А оттуда — три часа до Владивостока. Самолет не летит над Северной Кореей, а облетает ее с юга, делает огромный крюк. Сеул — потрясающий, современнейший, идеальный город. Аэропорт — больше, чем Кеннеди. Я много летал, но такого сервиса, как на корейских авиалиниях, не видел нигде. Везде эскалаторы и движущиеся дорожки... Обратный билет я взял через Лос-Анджелес. Слышу, вызывают меня по радио. Девушка в форме компании спрашивает, не хочу ли я лететь без пересадки прямо в Нью-Йорк? Конечно, хочу. Тут же мне поменяли билет без всякой доплаты, и посадили на другой самолет. Командир корабля и команда кланяются каждому входящему пассажиру! Стюардессы — все красавицы (им делают операцию, чтоб изменить разрез глаз). Униформа, косыночки — прелесть. Сервис — потрясающий. Заказывайте любую еду: русскую, французскую, итальянскую, японскую. Что хотите пить? Водку, коньяк, вино? Какое предпочитаете? Сухое, полусухое? Такое ощущение, что всё делается с любовью персонально к вам. Словом, летайте самолетами корейских авиалиний!.. Во Владивостоке вид уже совсем другой. В российских аэропортах как все было, так и осталось... Все бедное, маленькое, жалкое. И обслуживание соответствующее. Правда город сейчас бурно строится. В него многие фирмы вкладывают деньги. Владивосток сейчас — очень перспективный город. Не забывайте, он 70 лет был закрытым. Там была советская военно-морская база. Люди жили, как в концлагере. Сейчас все преобразилось. Там корейцы строят потрясающие гостиницы, я жил в одной такой...

В моей гостинице жили американцы и много русских. Французов тоже там поселили, но они раньше времени уехали: обиделись, что им никаких призов не дали. Обидчивый народ.

О призах: первую премию за короткометражный фильм получила испанка Ирина Гомер; Гран При за лучший полнометражный фильм «Странник» достался россиянину Сергею Карандашову. Приз за лучшую режиссерскую работу получил Чжань Юань (Китай-Италия), фильм «Маленькие красные цветы» — про специализированный детский садик, где детей воспитывают в коммунистическом духе, и про воспитательницу, которая всячески противится этому. Приз за лучшую женскую роль получила Сара Уотт (Австралия), я — за лучшую мужскую роль в фильме Шрайбера (в русском прокате «Все прояснится»). Российский режиссер Дмитрий Федоров завоевал приз зрительских симпатий за фильм «Костяника. Время лета». Генеральный спонсор фестиваля «Русская горнорудная компания» отдала свой приз Кате Шагаловой за фильм «Собака Павлова», губернатор Приморского края — актеру Виталию Пичику и режиссеру Сергею Карандашову за фильм « Странник».

— А вам какой фильм понравился?

— Ивана Дыховичного «Вдох-выдох». Он был представлен на фестивале в программе «Кино России». Очень необычная лента про любовь. У Дыховичного много фильмов: «Копейка», «Музыка для декабря», «Прорва». Талантливый режиссер.

— А как принимали ваш фильм?

— Очень хорошо принимали. Овацию устроили. Многие плакали.

Я много писала об этом фильме и о его участниках. Мне приятно, что эта замечательная лента, которая на родине прошла почти незамеченной, была высоко оценена на этом Владивостокском фестивале. И что исполнитель главной роли получил заслуженную награду.

Я пишу эту статью после трансляции церемонии присуждения «Оскаров». Одним из «академиков», от мнения которого зависело присуждение того или иного приза, был Борис Лёскин.


1 Б.Езерская «Лив Шрайбер, Юджин Хотц, Элайа Вуд, Борис Лёскин осветили всё», «Чайка», №22, ноябрь 2005 г. В этой же статье — интервью с Борисом Лескиным.