Как гнобил Украину ее «создатель». Часть 1

Опубликовано: 14 сентября 2022 г.
Рубрики:

 

За два месяца до нападения на Украину, 23 декабря 2021 г., президент Владимир Путин, на ежегодной пресс-конференции, отвечая журналистке американского телеканала Sky News на вопрос о выдвинутых Россией требованиях гарантий безопасности, включающих невступление Украины в НАТО, разразился следующим пассажем: «Кто ее [Украину] создал-то? Ленин. Владимир Ильич. Когда создавал Советский Союз. Договор 1922 года – союзный и 1924-го – год Конституции, правда, после его смерти, но по его принципам создан».

Путин ошибся. Ленин создал не Украину, а Советскую Украину со всеми атрибутами псевдонародовластия, свойственными всем четырем социалистическим советским республикам-учредителям: Российской, Украинской, Белорусской и Закавказской. Первая и последняя из этих республик были федеративными. Впоследствии число республик СССР, жестко управляемых из центра, возросло до пятнадцати. 

А ту Украину, которую хотели создать украинские революционеры, представители социалистических небольшевистских партий, Ленин, будучи главой советского правительства, гнобил, сначала дипломатическим нажимом, а затем военной силой.

Но чтобы понять, как это происходило, надо вернуться на сто с небольшим лет назад, в 1917 - 1918 годы.

Свержение монархии всколыхнуло общественно-политическую жизнь во многих частях России, и 17 марта 1917 г. (здесь и далее все даты приведены по новому стилю) в Украине по инициативе Товарищества украинских прогрессистов (позднее – партия социалистов-федералистов), украинских социал-демократов и различных общественных организаций Киева был создан представительный орган – Центральная рада. На первых порах руководители Рады выдвигали вполне умеренные лозунги национально-территориальной автономии в составе России, а сама Центральная рада позиционировала себя как территориальный орган, проводящий в Украине политику преобразований, инициированных Временным правительством.

Дополнительным импульсом для оживления политической деятельности всех слоев общества, стало постановление Временного правительства от 2 апреля 1917 г. «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений».

Это постановление было направлено в первую очередь для уравнивания в правах евреев, но, чтобы не возбуждать в обществе по этому поводу всплеска нежелательных эмоций, что, кстати, было особенно актуально для Украины, в постановлении шла речь о равных правах граждан всех конфессий и национальностей. 

Указанное постановление не означало, что Временное правительство готово идти дальше и будет относиться благосклонно к центробежным тенденциям, способным разрушить единство Российского государства. Пожалуй, в этом отношении наибольшую тревогу Временного правительства вызывало как раз украинское сообщество, в среде которого идея независимости приобрела очень большую популярность, и которое, пожалуй, по сравнению с другими национальными сообществами России, в наибольшей степени созрело для претворения в жизнь этой идеи.

Уже на собравшемся по инициативе Центральной рады 19 - 21 апреля 1917 г. 1-ом Всеукраинском национальном съезде (ВНС) появились первые признаки сепаратистских тенденций. Хотя, как и Временное правительство, ВНС считал, что стоящие перед Россией проблемы могут и должны быть разрешены только Учредительным собранием, на съезде прозвучало требование участия в будущей мирной конференции не только делегатов от воюющих государств, но и представителей тех народов, на территории которых шла война. Это была скрытая заявка на выход Украины на международную арену в качестве самостоятельного субъекта.

В результате авторитет Центральной рады вырос, она стала общенациональным властным органом, в определенном смысле даже конкурентом Временного правительства.

Последнее пока не обнаруживало особенных признаков беспокойства. Козырь в его кармане «все решит Учредительное собрание» всегда был у Временного правительства наготове.

Но сепаратистские тенденции постепенно продолжали набирать обороты, что показал 1-й Всеукраинский военный съезд (ВВС-1), заседавший 18 - 21 мая 1917 г. На нем столкнулись «автономисты» - сторонники председателя Центральной рады М.С. Грушевского, ратовавшего за автономию Украины в составе России, и сторонники заместителя председателя К.В. Винниченко, выступавшие за создание национальных военных частей. Пока возобладала точка зрения «автономистов», но в принятой резолюции было предложено сформировать украинскую народную милицию – прообраз будущей национальной армии.

Резолюции ВНС и ВВС-1 позволили Центральной раде составить меморандум, в котором была выражена надежда на благосклонное официальное отношение Временного правительства к лозунгу автономии. В особом пункте речь шла о необходимости выделения украинцев в отдельные тыловые и фронтовые войсковые части. Временное правительство усмотрело в этом меморандуме опасный вызов со стороны Центральной рады, два представителя которой отправились 29 мая 1917 г., в Петроград, чтобы представить выработанный в Киеве документ. Тем не менее никакого четкого решения в столице России принято не было. Временное правительство предпочло попросту «тянуть время».

Неудача подстегнула членов Центральной рады на более решительные действия. На 2-ом Всеукраинском военном съезде (ВВС-2), запрещенном военным министром А.Ф. Керенским, возобладали откровенно сепаратистские настроения. ВВС-2 проходил с 18 по 29 июня 1917 г. и уже 23 июня был принят и обнародован политико-правовой акт – Первый Универсал.

В нем в одностороннем порядке была провозглашена национально-территориальная автономия Украины, правда, пока еще в составе России. Самым радикальным с точки зрения Временного правительства была выраженная в резолюции концепция создания национально-территориальной армии. Еще один шаг в сторону независимости был сделан, когда одновременно с обнародованием Первого Универсала было объявлено о создании Генерального Секретариата – исполнительного органа, по сути национального правительства, в котором «секретари» должны были организовывать все сферы общественно-производственной деятельности украинцев.

Временное правительство было не на шутку встревожено последними акциями Центральной рады, и в Киев 11 июля 1917 г. прибыла делегация во главе с самим министром-председателем Керенским для нахождения приемлемого компромисса.

Приехавшие министры согласились не возражать против принципа автономии Украины, но в обмен «попросили» - настолько уже Петрограду пришлось считаться с возросшим весом Центральной рады – воздержаться от одностороннего декларирования этого принципа впредь до созыва Учредительного собрания.

Компромисса вроде бы достигнуть удалось, правда, ценой нескольких уступок со стороны Временного правительства. Оно признало право на самоопределение за каждым народом России, признало Генеральный секретариат высшим исполнительным органом Украины, а в совместной с Центральной радой декларации Временное правительство согласилось благосклонно отнестись к разработке Центральной радой национально-политического статуса Украины.

Тем не менее пока Центральная рада старалась не делать резких движений и в выпущенном 16 июля 1917 г. Втором Универсале было подчеркнуто, что Генеральный секретариат – одна из структур Временного правительства, что Украина – часть России и что вопрос об автономии Украины должен быть решен Учредительным собранием.

Такой результат устраивал в Киеве не всех. Центральную раду упрекали в мягкотелости, в неоправданной уступчивости. Произошло вооруженное выступление солдат 2-го украинского полка, правда, быстро подавленное.

Но противоречия между Временным правительством и Центральной радой никуда не делись. Теперь уже украинская делегация прибыла в Петроград налаживать взаимопонимание. В Киеве хотели придать Генеральному секретариату более определенный статус. Фактически же речь шла о наделении этого органа высшими государственными функциями, оставляя за Временным правительством только международную сферу, утверждение «постфактум» состава Генерального секретариата и законопроектов Центральной рады, а также отпуск финансовых средств Украине.

Естественно, Временное правительство не пошло на политическое самоубийство и 17 августа 1917 г. утвердило «Временную инструкцию», превращавшую Генеральный секретариат в региональный орган Временного правительства, функции которого распространялись даже не на все украинские этнические губернии, а только на пять из девяти. Кроме того, указанной «Инструкцией» были сокращены некоторые секретариаты, а на должности секретарей не менее трех из оставшихся секретариатов необходимо было назначать неукраинцев.

Достигнутый в июле компромисс был похоронен. Центральная рада не прислала делегатов на государственное совещание (25 – 28 августа 1917 г.), а выступление генерала Корнилова (9 – 13 сентября 1917 г.), хотя и осудила и даже подтвердила, что признает Временное правительство единственным легитимным правительством России, но одновременно заявила, что Центральная рада и Генеральный секретариат для Украины – то же, что Временное правительство для России.

 Временное правительство проявляло непоследовательность в отношениях с Центральной радой, которая, в свою очередь, как и созданный ею Генеральный комиссариат, не обладала полнотой власти на Украине: тем более, что финансирование «мятежной» территории шло из Петрограда. Туда шли и собираемые на Украине налоги.

Но Центральная рада не оставляла попыток выскользнуть из стеснявших ее объятий Временного правительства: 30 сентября 1917 г. Генеральный секретариат обнародовал декларацию, по сути дела отменявшую «Временную инструкцию» от 17 августа и как бы протаскивавшую «с заднего хода» один из ликвидированных секретариатов – военный. Согласно декларации, военному секретариату должно было быть предоставлено право назначать и отстранять на территории Украины офицеров. За Петроградом только оставляли обязанность утверждать принятые в Киеве решения.

Декларация от 30 сентября 1917 г. переполнила чашу терпения Временного правительства, и оно вдруг проявило не очень свойственную ему решительность. Воспользовавшись формальной причиной – отсутствием официального постановления об образовании Центральной рады, в Петрограде приняли решение считать и Центральную раду, и Генеральный секретариат «несуществующими», а заодно предали забвению и свою «Инструкцию» от 17 августа 1917 г.

Эти решения окончательно оттолкнули Киев от Петрограда. Центральная рада не прислала трех делегатов, вызванных в Петроград «для объяснений», а на назначенного в Киев комиссара Временного правительства было решено не обращать внимания и не считаться с ним. Можно сказать, он также переставал существовать для Киева, как перестали существовать для Петрограда Центральная рада и Генеральный секретариат. Было также решено не выполнять распоряжения любых должностных лиц, назначенных в обход Центральной рады. Но самым радикальным стало решение о недопустимости назначения на должности в Киевском военном округе любых лиц, направленных Временным правительством. 

Это был открытый вызов, и неизвестно, чем бы кончилось противостояние Временного правительства и Центральной рады, если бы на политической сцене России не появилось 8 ноября 1917 года большевистское правительство во главе с Лениным. 

 

 

Продолжение следует