Время жизни. Фантастический рассказ

Опубликовано: 6 августа 2022 г.
Рубрики:

Дед был мёртв. Какой же он был старый! Виктор и подумать не мог, что люди могут дожить до такого преклонного возраста. На кладбище собралась вся многочисленная семья. Некоторые даже утирали слёзы украдкой. Он догадывался: настоящая причина всего этого цирка - совсем не печаль по задержавшемуся на этом свете деду. Старый Никодим владел землями в разных районах и даже в городе. Некоторые земли находились под ключевыми коммерческими и не только зданиями. А уж участок в центре города сам по себе дорогого стоит.

Витя отлично понимал, какая драка будет за наследство. Ему самому вся эта возня была не интересна. После трагической смерти жены Светланы он потерял вкус к жизни. Всё стало пресным, надоевшим и бесперспективным. Мрачный сарказм стал его постоянным спутником. Родные уже редко с ним общались, зная, что он не будет держать в себе и обязательно выскажет всю «правду-матку». Муж сестры, высокий амбал – водила, однажды попробовал физически его урезонить. Видите ли, ему не понравилось, что они только ноют, просят денег и ничего не делают, чтобы изменить свой образ жизни. Виктор не стал отказываться, несмотря на солидную разницу в росте и весе. В результате: у амбала сломана бедренная кость, а Виктор, пропустив пару ударов через блок отделался разбитой губой. Его стали воспринимать всерьёз, но больше, наверное, из-за страха. Ему было всё равно. Он и жил-то только ради Андрюхи, своего сына - подростка. Чтобы вновь с кем-то сойтись, он и не думал. Слишком всё это было больно. А деньги? Что деньги… Их всегда не хватает, сколько не зарабатывай. Закон жизни.

То, что Никодим приказал долго жить, было неожиданно - смерть, она вообще разрешения не спрашивает, - но вполне логично. Свой конец находят все, даже самые матёрые волки. В детстве они много общались с дедом. Только вот как-то интересно: другие старики водили внучат на карусели, в парки. Покупали им мороженое, играли и всячески баловали. Никодим же учил маленького Витю плавать, разжигать костёр, удить рыбу. А когда он подрос, то узнал, как обращаться с ножом, палкой; старик учил его быстро бегать и драться.

-Чтоб себя, да других защитить мог! – приговаривал он, впечатывая его плечо в землю болевым на руку.

Они часто ходили в походы и ни брали с собой почти никаких вещей. Всё добывали на месте. Витя капризничал, но старик, попыхивая трубкой с самосадом, был неумолим. Старый просто не давал ему другого выбора, кроме как обеспечить себя самого. А эти его внезапные загадки? Решив одну, можно было получить ключ к следующему заданию, не менее сложному. Чего греха таить: Виктор даже сейчас, будучи взрослым мужчиной, ненавидел деда за все свои мучения, за отсутствие какого-то снисхождения к нему. За придирки и повторения раз за разом, пока у него не получалось полностью.

Да, тот многое ему объяснял и показывал. Это здорово пригодилось ему и в школе, и в армии. Да и в жизни в целом он быстро приспосабливался, даже другим помогал. Тем, кто хотел себе помочь. Те же, что упрямо себя топили, как правило, добивались своего.

От деда не было ни тепла, ни любви. Только сухие замечания да суровая сосредоточенность. И какая-то нечеловеческая решимость. Он твёрдо знал, чего хотел. Эта его черта передалась и Виктору. Повзрослев он понял, что возможно, дед всё же что-то родственное испытывал к нему, не зря же столько времени с ним возился. С ним одним.

***

На следующий день после того как тело деда спустили в яму, Виктор решил навестить дедов домик. Дом был старый, наверное, начала двадцатого века, но внешне ещё крепкий. Дом его детства. Он знал, где лежали ключи. Остальные родственники, наверное, ещё отходят от алкогольного угара да прикидывают, когда будет оглашение завещания. Он усмехнулся про себя. Виктор хотел уехать в город сразу но, поразмыслив, решил наведаться к месту, где прошло его детство. Такое далёкое, такое близкое…

Внутри дома ничего не изменилось кроме современного телевизора. Шкаф с книгами, кресло, письменный стол и стул. Всё по-спартански. Какие-то соленья в кладовке. Тихо, только ходики по-прежнему тикают. Тик-так. Здесь даже запах стоял такой же, какой он помнил. Он стоял посреди комнаты. Как же здесь было… спокойно. Будто дед только что вышел и вот-вот вернётся. Сейчас заскрипит ступенька на входе, откроется тяжёлая входная дверь и войдёт, покряхтывая старик Никодим. Он уже тогда был старым. Как можно было дожить до ста пятнадцати лет, оставалось только догадываться.

Выйдя из дома, Виктор хотел зайти в сарай: может, остались какие-нибудь инструменты? Больше для памяти взять, не для дела. По дороге к сараю он оглянулся. Дверца чердака была закрыта как всегда. В детстве дед строго-настрого запрещал туда залезать. Маленький Витя облазил все окрестности, но там не был ни разу. У Никодима была широкая солдатская портупея, которую он не задумываясь, пускал в ход, когда внук не слушался.

Виктор, повинуясь детскому любопытству, взял висевшую в сарае лестницу, приставил к стене и залез по ней к самой дверце. Навесного замка не было, но дверца не открывалась. Он присмотрелся: петли были заботливо смазаны, замок же был где-то внутри. Очередная загадка от деда! Давно его не ставили в тупик.

Спустя полчаса он так и не мог попасть на чердак. Он уже хотел вернуться в сарай и принести топор для радикального решения проблемы. Сильно нажав на один край дверцы, Виктор увидел, что с другого конца между ней и фронтоном образовалась узкая щель. Заглянув в неё, он увидел нечто вроде задвижки. Достав из кармана складной нож, он аккуратно попытался поднять её. Не вышло. Он пытался снова и снова. Попробовал нажать на неё в упор. Внезапно задвижка подалась вглубь, но дверца всё так же не открывалась. Виктор поддел концом острия снизу и потянул вверх. Задвижка мягко, как на пружинах, отошла вверх и вбок. Дверца открылась. Сама. Витя сложил нож.

Убрав рукой паутину, он залез внутрь. Здесь было тепло и сухо. Пахло пылью. Виктор пожалел, что полез в новых джинсах. Оглядевшись, он увидел обычный старый хлам, который было жаль выкидывать, и решено было оставить. Никогда он не понимал, почему не выкинуть то, что не нужно и мешает? Подсвечивая себе фонариком смартфона, он продвигался по чердаку вглубь. Дойдя до печной трубы и заглянув в окно противоположного фронта, он остановился в недоумении. «Ну и к чему такие секретности? Зачем всё это?»

Смирившись со стиркой джинсов и рубашки, Витя решил немного исследовать пыльные коробки. Дед, конечно, был тем ещё любителем загадок, но эта задвижка была нечто! Он проверил несколько коробок, подняв тучу пыли. Под одной из них, он заметил что-то типа большой шкатулки. Поднять её одной рукой не удалось. Она была на удивление увесистой. Скорее всего, внутри был металл, в деревянном обрамлении. На крышке была какая-то надпись. Он стёр пыль. «Для Виктора» - гласила вырезанная в дереве надпись. Под надписью было какое-то овальное углубление.

Он стоял как вкопанный, перечитывая надпись. «Как он узнал?» Да этот домик снесли бы сразу после оглашения завещания дети старика. «Я же случайно попал сюда!» Нажав на углубление, он чуть не выронил шкатулку: в овале замигал красный огонёк.

***

-Так дело не пойдёт,- пробормотал он и направился к выходу.

Слез, не закрывая дверцу, мало ли. Зайдя в дом, он ещё раз протёр шкатулку и внимательно её рассмотрел. «Вроде не старая, выглядит красиво». Тонкие узоры, покрывавшие шкатулку, говорили о немалом умении резчика. Внутри явно было что-то тяжёлое.

-Сим-сим откройся!- сказал он шёпотом. – Что за огонёк?

Он ещё раз нажал на углубление. И снова. Потом его осенило: он приложил большой палец и надавил. Внутри шкатулки что-то пискнуло, зажёгся зелёный светодиод и крышка чуть приоткрылась. Виктор снова «завис». «Сканер отпечатка пальца? Здесь?»

Внутри было несколько каких-то вещей и толстый конверт. Он перенёс шкатулку на стол. Достал содержимое: сильно поношенные беспроводные наушники, затёртый смартфон, этикетка от жвачки, мелочь рублями и ветхая бумажная купюра в пятьдесят рублей, маленький перочинный ножик со сточенным лезвием и серебряная цепочка с маленьким крестиком. Витя пододвинул стул и сел. Затем встал и решил найти что-нибудь горячительное. Как ни странно, в буфете его ждала бутыль самогона. И стакан. Протерев его, он откупорил бутыль и налил немного. Принюхался. Выпил залпом и прослезился. Горло обожгло. «К-ха! Ого! Ай-да дед!»

Пошёл обратно и, промахнувшись мимо стола, подумал о закуске. В кладовку лень было идти. «Что делать? За что браться: за конверт или лучше рассмотреть предметы?» Поразмыслив, он взялся за конверт. Никаких надписей на нём не было. Просто конверт, старая плотная бумага. Запечатан красным сургучом! Судя по толщине конверта, в нём была кипа бумаг. Всё же он сходил в кладовку и принёс банку солений. Выпил ещё немного и с хрустом закусил сочным огурцом. Потёр руки в предвкушении чего-то интересного:

-Вот! Теперь за дело!

Вскрыл конверт, сломав печать. Вытащил бумаги и начал их разглядывать. «Ба! Да это документы на землю. Оригиналы, не копии! Это на дом и на участок, это…на депозитную ячейку в банке? Чего?» Витя смахнул пот со лба и уставился на паука, спускавшегося на почти невидимой нити с потолка. Тот нагло пробежался по его руке и скрылся за вазой.

-Обалдеть! А если тут мыши?- зачем-то подумал он. - Хороший самогон, однако.

Протёр глаза, и продолжил изучение. «Ага! Вот и какое-то письмо!»

Здравствуй, Отец!

Виктор посмотрел в окно. Затем перечитал заголовок. «Чей? Кто?»

Я долго сомневался, стоит ли раскрывать всё, но затем решился. В конце концов, если ты это читаешь, то мне уже всё равно. Надеюсь, похороны были достойными. Пришёл кто-нибудь? Хах! Начнём.

Помнишь дерево на берегу реки? Большая раскидистая ива. Мы, то есть я часто лазил по ней, а ты удил рыбу рядом.

Виктор остановил чтение. Посмотрел на предметы, бумаги: «Что это? Записки сумасшедшего?»

С неё, с ивы, и началась моя история. Я так и не понял, каким образом это случилось, только однажды я спустился с неё - и понял что что-то не так. Это трудно передать словами. Я почувствовал, что я не там, где залезал на дерево. То есть место то же, но я не дома. Тебя рядом не было. Я испугался, пытался тебе позвонить, только связи не было. Я побежал к дому. Хотел рассказать тебе о странном чувстве. Но самого дома не было. Не было и двора, и улицы. Целой деревни не было. Везде были деревья и поля. Слёзы хлынули у меня из глаз. Я запаниковал: кричал, звал тебя, хоть кого-нибудь! Ответом была тишина. Я сел на траву, уронил голову на колени и долго плакал.

-Ну, старый! – усмехнулся Виктор.- Точно, самосада своего перекурил. Сказочник!

Повсюду стрекотали кузнечики, тёплый ветерок шелестел травой. И даже солнце грело как всегда. Но я был не дома! Слезами делу не помочь, и я пошёл вперёд. Прошло не меньше часа, прежде чем я услышал, как вдалеке, кто-то переговаривался. Скоро я увидел людей, они косили пшеницу. Ручными косами! Я подошёл ближе. Меня заметили. Люди были странно одеты, их одежда была старого фасона и грубая на вид. Они будто играли в ролевую игру. Ко мне подошёл высокий мужчина и грозно, но смешно спросил, что я здесь делаю и откуда я. Смешно, потому что слова, которые он говорил, были простыми, даже банальными, как в старину. Я сказал что, потерялся. Подошли ещё несколько мужчин. Один хотел дать мне подзатыльник, за то, что я не в школе. А ещё, у них на ногах были лапти.

***

Наверное, ты уже догадался, что со мной произошло? С испугу я назвался Никодимом. Меня взяла к себе семья того высокого мужика. У них было семеро детей! И у каждого свои обязанности, каждый был при деле. Жили дружно. Поначалу было тяжело: пища не вкусная, какой-то дефицит с солью, а вода вообще всегда сырая.

До того момента, о Февральской Революции и её последствиях я только читал в учебнике истории. Кто мог знать, что мне выпадет такой квест и я всё увижу своими глазами? Было страшно. Затем, уже взрослым мужчиной я воевал в Великой Отечественной войне. Дошёл и до Берлина. Ничего там интересного. Европу явно переоценивают. После войны, уехал в Центральную Россию, пахал целину. Там и познакомился с твоей бабкой. Дальше ты знаешь.

Он прервался. Баба Соня, и правда, любила рассказывать о прошлом. Интересно у неё выходило. Жаль, померла рано…

С возрастом, Витя, прошлое кажется всё светлее и приятнее, несмотря на всю ту грязь, которая там была. Я видел многое. Очень хотел бы подробнее тебе рассказать, но тогда это были бы уже мемуары!

Виктор хмыкнул.

Много плохих вещей произошло со мной за эти бессчётные годы. Приходилось учиться на ходу. Понимать и уметь всё, иначе не выжить. Хотел и детей так же воспитать, да не вышло. Несмотря на все мои старания, ветер был у них в голове. Затем появился ты. Такой худой и нескладный на вид. Я помнил, как ты выглядел в детстве по старым фоткам. Сразу тебя узнал. Долго думал, как такое возможно. Ты иногда рассказывал про своего деда. Ты нас так и не познакомил. Может, и к лучшему. Я решил тебя научить жизни, чтоб не пропал в этом жестоком мире. На удивление, ты быстро схватывал всё, о чём я тебе говорил и что показывал. Я полностью переключился на тебя. Не передать моих чувств, когда мы общались! А ты всё злился и думал, что я специально над тобой издеваюсь. Я любил тебя всегда, и как сын и как дед. Теперь ты понимаешь, почему я был с тобой так суров? Прости меня.

Строчки расплылись перед глазами. Из глаз закапали капли на стол. Витя глубоко вдохнул и выдохнул несколько раз.

Теперь о главном. Оценил шкатулку? Узоры я сам вырезал. Сканер отличный, не подведёт. Современные технологии - это нечто! Не сравнить, с тем, как было раньше. Отпечатки твои я давно взял, как чувствовал, что понадобятся. Как я узнал, что только ты найдёшь шкатулку? Да ведь всё уже случилось со мной, иначе как бы я тебе её оставил? Не пугайся, всё идёт как надо! Здесь лежат все документы на мои земли и вещи, что были при мне тогда. Я их сохранил. Не знаю для чего. Может как доказательство того, что я не спятил, и это действительно случилось. Приложение к завещанию здесь же. Теперь эти земли твои. Содержимое ячейки - тоже. Там то, чего тебе давно не хватало. Заслужил. Знаю, что по-другому не сделаешь и всё же - распорядись с умом. Нотариусу я сказал, что ты придёшь сам. С бумагами.

Я купил те участки в разное время. Одни достались даром, другие - за немалые деньги. И не волнуйся за остальную родню. Мне есть, что им оставить. Каждый получит своё. Непременно.

Кстати, передай цепочку с крестиком мне маленькому. Это важно! Так круг не прервётся. У меня было много разных теорий, как всё это произошло со мной. Ни одна не дала ясного ответа. Только помни: это уже случилось! Не пытайся ничего менять. Я не знаю, скорее, чувствую, что должно быть только так. И не жалею, нет. У меня была насыщенная жизнь, возможно, лучшая, чем у кого-либо. Я так много видел!

А ты не печалься, когда я пропаду, ведь мы уже встретились. Ты и я. Я воспитал тебя стойким и мужественным человеком, ты же дал мне гораздо больше.

Будь здоров, родной! Привет Ирине!»

***

Виктор откинулся на спинку стула. Окончание письма ясности не добавляло. Голова шла кругом. Он присмотрелся: в углу письма были цифры. «Может, код от ячейки?» Он вышел во двор, зачерпнул воды из ведра у стены и ополоснул лицо. Постоял немного, затем взял ведро и выплеснул его на себя. Отпустило.

«Кто такая эта Ирина? Что в банке? Почему я должен отпустить Андрюху? А если я не хочу?» Он огляделся.

-Да какой, к чертям, круг? - крикнул он в пустоту. - Совсем из ума выжил, старик! Это ж надо, какую историю сочинил, Андерсен!

Витя вернулся в дом, закинул вещи и бумаги в шкатулку, вышел, запер дверь и пошёл к машине. Затем вернулся и закрыл чердак. В город он вернулся до заката.

***

Шёл дождь. Летний и тёплый, почти ливень. Дворники автомобиля едва справлялись с потоками воды. Виктор ехал в торговый центр. Андрей уронил телефон, и тот просто раскололся надвое. Серебряная цепочка лежала у Виктора в нагрудном кармане уже несколько дней, не давая полностью забыть о случившемся в деревне. Он так и не смог определиться, верит он в эту мистику или нет.

В торговом центре было на удивление многолюдно. Он быстро нашёл нужный салон. Остановившись в нерешительности, он наугад двинулся к витрине со смартфонами.

-Для себя или в подарок? - послышался позади мелодичный женский голос.

Виктор обернулся. Красивая невысокая брюнетка стояла, улыбаясь позади него. Строгая чёрная юбка подчёркивала тонкую талию, а белая блузка добавляла женственности. На блузке был бейджик. Он засмотрелся на девушку на время, забыв, зачем пришёл.

-Телефон? Вам нужен телефон? - она изящно изогнула тонкую чёрную бровь. Как же приятно было на неё смотреть!

-А, да! Мне…нужен, - совладал он с собой. - Телефон для сына.

-Есть разные модели, смотрите…

Она встала рядом с ним, коснувшись его плечом. У него побежали мурашки по коже.

Он не совсем помнил, как покупал телефон. Выйдя из салона, Витя постепенно сбавлял шаг и наконец, остановился. «А почему бы и нет?» Резко развернувшись, он решительно зашагал обратно к салону. С каждым шагом решимость куда-то улетучивалась. Он вспомнил деда: «Когда страшно, сразу делай шаг вперёд. Потом ещё». Он вошёл в салон. Нашёл глазами девушку-консультанта. Она занималась пожилой семейной парой. Ждать он больше не мог. Подойдя к ним, он выпалил на одном дыхании:

-Давайте выпьем кофе после работы. С круассаном!

Какие же у неё были глаза! Красивые, голубые с серым оттенком глазки удивлённо смотрели на Виктора. Пожилой мужчина кажется, сразу всё понял и разгладил пышные усы, пряча улыбку. Улыбка медленно возвращалась и на её лицо с тонкими, будто вычерченными умелой рукой мастера, чертами.

-Вы знаете… - она замялась. - Наверное, лучше чай.

Её глазки засияли, как два солнечных лучика. В эту ночь Витя так и не смог заснуть. Мысли были заняты девушкой с именем «Ирина» на бейдже.

***

Он прошёл идентификацию. Его отвели в помещение и принесли оставленную дедом ячейку. Руки предательски задрожали. Два раза он не мог правильно ввести код. Наконец, механизм щёлкнул, и крышка легко открылась.

Прямо на Виктора из ящика ячейки смотрел он сам. Лицо было сосредоточенным и немного тревожным. Затем тревога сменилась удивлением. Зеркало? Старик оставил стекляшку внутри ящика? Он вспомнил слова, написанные в письме: «Там то, чего тебе давно не хватало».

В нерешительности он смотрел на стену. «При чём здесь зеркало? Новые загадки?» Через несколько секунд взрыв хохота сотряс стены маленького помещения. Почти сразу прибежала испуганная администратор. Виктор, смеясь и утирая слёзы, заверил её, что всё в порядке. Несколько минут он не мог успокоиться. «Ай, да Никодим! Старый бес!»

-И правда, не хватало, - посерьёзнел он, - взгляда со стороны не хватало. Серьёзный такой! - он захихикал. - Миллион ожидал увидеть или ключи от Майбаха? А тут…

Выйдя из банка, он заметил, насколько ему стало легко. Если б Света была жива, она бы порадовалась за него. Он посмотрел на небо. Из-за яркого солнца пришлось сощуриться. Улыбнулся и помахал облакам, медленно плывшим, по синей глади неба. Всё к лучшему. Теперь он точно это знал.

***

 Сын Андрей и теперь уже его Ирина сразу нашли общий язык. Витя даже слегка позавидовал, смотря, как увлечённо они играют вместе. Губы сами расплывались в улыбке. И только одно обстоятельство омрачало жизнь.

Случайно он обратил внимание на телефон, который недавно купил сыну. Мелькнула догадка. Сняв со шкафа шкатулку, он открыл её и быстро нашёл старый смартфон: один в один! Даже номера идентификатора сходятся. Он метнулся к Андрею в спальню, нашёл в куче хлама на столе его наушники. Беспроводные. Те же самые! Он попробовал включить старый телефон, подключив его к зарядке. Бесполезно. Ни одна техника век не проработает.

-Этого не может быть! - он помотал головой. - Просто не может.

Он с шумом опустился на стул. «Значит, всё решено? Круг не разорвать?»

-Пап! Пошли с нами в футбол? - как торнадо ворвался Андрюха. - Ира сказала, что умеет играть. Идём скорее, пошли.

Он схватил отца за руку и потащил из комнаты. Виктор улыбнулся, незаметно вытирая глаза.

 

Через несколько дней он решился. Собрал вещи, взял свои удочки и повёз свою новоиспечённую семью в деревню, к дому деда. Доехали быстро. Сделали шашлык, попили вина и лимонада. Здесь даже дышалось легче. Он всё поглядывал в сторону ивы. Утомлённые, все улеглись спать. Витя подремал пару часов, перед самым рассветом.

С первыми лучами утренней зари, он открыл глаза с чётким осознанием того, что сегодня должно случиться. Не торопясь встал, оделся, приготовил снасти для рыбалки. Накануне, Андрей показал ему небольшой ножичек, который ему подарил его одноклассник. На вопрос: «За что такие подарки?» сын ответил:

-Ну, пап! Кто лучше всех в классе пишет диктанты? То-то же! Ваське папа два ножика привёз, и он решил один задарить мне. Не зря же он четвёрки по-русскому выхватывал. Моя работа!

Виктор только вздохнул тогда. Разбудив сына, они собрались и вместе пошли на рыбалку к старой иве.

-Вот, возьми, - протянул он сыну крестик на цепочке.

-Что это?

-Это теперь твоё, - сглотнул ком в горле Виктор. - От прадеда. Береги и не снимай!

 Спустившись к берегу, они разложили свои пожитки около раскидистого дерева. Глядя на иву, у Андрея сразу загорелись глаза:

-Пап, можно? Ну, па-ап!

«Делай шаг вперёд!»

Виктор крепко обнял сына. Губы задрожали, и он ничего не смог сказать. Кивнул, отвернулся и без наживки забросил удочку. Сначала он слышал сына, тот быстро и ловко лез наверх по веткам дерева, громко комментируя свои действия. Витя решил не оглядываться. Он просто смотрел вперёд, на ровную гладь воды. Потом он почувствовал, будто холодный ветерок прошёлся по нему, взъерошив волосы, и с лёгким, едва слышимым хлопком исчез, оставив лёгкую рябь на воде. Пропал и голос сына.

Поплавок ушёл под воду. Повинуясь скорее инстинкту, чем здравому смыслу, он резко дёрнул удилище вверх. На крючке, прямо перед его носом, трепыхался средних размеров карась. Витя смотрел на рыбу, не понимая, что ему делать. Вокруг летали стрекозы, заливался в кустах жаворонок. Солнце начало пригревать, обещая жаркий день. Зелень травы размеренно колыхалась в такт ветру. Всё вокруг дышало жизнью.

-Бабах! - крикнул кто-то, и что-то увесистое упало ему на спину. - Ого! Какую рыбу ты поймал! Кто это?

Витя обернулся. Уперевшись в него руками, стоял, улыбаясь во весь рот Андрей. Его Андрей!

-Пап? Ты чего? - сын потормошил его. - Ты чего застыл?

-Я? А…так, я…карась, - едва разлепил он губы, во все глаза глядя на сына и боясь дышать.

Мальчик звонко засмеялся и обнял его за шею.

-Ну, ты смешной! - кричал он, заливаясь смехом. - Пошли к Ире, покажем твоего карася? Как она обрадуется! Да? Кто быстрее до дома?

Парень припустил со всех ног. Виктор поднялся, разминая затёкшие колени, и пошёл было за ним. Затем вернулся, высвободил крючок, и высоко подняв рыбу на вытянутой руке, побежал к дому.

У самого дома Витя всё-таки споткнулся и упал на мягкую траву. Сын, хохоча, упал на него сверху.

На порог вышла заспанная Ира:

-А вы что такие весёлые? - протёрла она глазки. - Это что, рыба?

Над крышей, прямо над печной трубой, выплыло большое белое облако. Постепенно оно приняло очертания лица какого-то старика, с доброй улыбкой смотрящего на веселящихся внизу людей. Когда Виктор поднял голову, облик уже растаял в небе без следа.

 

26.06.2022г.