Проблемы и провокаторы

Опубликовано: 17 июля 2022 г.
Рубрики:

В три года впервые замечаешь, что у сокамерницы по детскому саду, сидящей на соседнем горшке, чего-то не хватает. Попытки прояснить ситуацию неожиданно наталкиваются на ожесточённое сопротивление. Неудовлетворённый интерес гложет.

В четыре года созревает мысль о взаимоприемлемом сотрудничестве, обмене имеющейся информацией и совместных исследованиях вопроса. Некстати появившаяся нянечка больно бьёт по рукам. Обидно и неприятно.

 В пять лет вопрос закрыт – они недоделанные и, даже не имея горшка, писают сидя. Ничего не знают о преимуществе размоченного в чае печенья перед печеньем сухим, а также об удобстве метания округлых голышей по сравнению с метанием осколков кирпича. Пх-х… Однако, по неизвестным причинам, всё лучшее достаётся им. Проблема. Ещё, глядя на тебя, они высокомерно морщат носы.

В шесть впервые становится интересно – а чего они морщат носы? Регулярно обнюхиваешь себя в разных местах. Пахнет мылом и бузиной. Бузина – лучшие трубки для харканья пластилином! Корчат из себя неизвестно что, а, между тем – специально подсматривал – до сих пор писают сидя. Втереться в доверие, чтобы выяснить насчёт носов? Хлопотно, слишком хлопотно. Лучше я тайно поцелую Аню Кавлашвили во время тихого часа. Пока она спит.

В семь наступает период полного отчуждения и обоюдного презрения. Дабы подчеркнуть отношение, необходимо вышибать портфели, дёргать за волосы. Не возбраняется бить наиболее наглых. Плевать на ваши носы и на всё, чего у вас не хватает. Плохо то, что педагогические экзекуции отражаются на отношениях с учителями и с собственными родителями. Опять проблемы.

К десяти неожиданно выясняется – мужественное поведение и поступки разрешены не всем. Кое-кто пытается утвердить исключительное право собственности на сверстниц и узурпировать процесс их третирования. Конец демократии, переход к потестарному обществу* . Необходимо развиваться. И вместо того, чтобы спокойно спать, приходится вставать и тащиться за отцом на зарядку. Подтягивания, отжимания, купание в гадостно холодной речке. Бр-р-р! Мерзость.

В тринадцать они неожиданно приятно меняются внешне. Внутри – равнодушные чудовища. Неуверенная попытка дёрнуть за косу вызывает насмешки, в лучшем случае – снисходительную, унизительную улыбку. Они лепят из меня идиота. Испытывая глубочайшее отвращение к себе, любые случайные беседы перевожу на отвлечённые темы, в которых хоть как-то ориентируюсь. Биология, физика, Вселенная. Результат никчёмный – используют меня во время контрольных. Между тем один товарищ уже бреется и утверждают, что у него – там – растут волосы. Не знаю, не проверял, но соврать в ответ невозможно – мои подмышки девственно чисты. Начинаю курить, чтобы не отстать от старших, бывалых и авторитетных. Родители подозревают. Ещё одна проблема.

Шестнадцать лет и выше. Жизнь, фактически, кончилась. От окончания школы и поступления в ВУЗ до начала работы, пелёнок, нейродермита, фурункулёза и несращения ключицы – ничего обнадёживающего. Союз развалился, очередь на квартиры отменили, съёмное жилье неподъёмно, без степени, как собака, околеешь. Итог – потом она не хочет, ей нужно сейчас, пока молодая. Понимаешь смысл лозунга «Слава КПСС за наше счастливое детство!». 

Между рождением второго сына и первого внука ничего не происходит. Растянутый стоп-кадр: ты, как рыба, бьёшься об лёд, она, как дятел, стучит по пеньку. Но кое-что начинаешь замечать. Например. Я забыл запах моря. Согласен – процедура ремонта срочна и единовременна. Пусть едет с детьми в Лоо. Но дача тёщи, сука, вечная, почему бы на следующий год ей, вместе с мамой и папой не убрать картошку? Пока я купаюсь с сыновьями. Куда делись друзья? Раньше от перекрёстка до перекрёстка я шёл два часа. Её же подруги стабильно растут в числе. И вообще – мои родители почему-то жалеют сына. Её родители почему-то гордятся дочерью.

Ближе к пятидесяти приходит понимание: твоя жизнь – случайность. Последовательность спонтанных ответов на актуальные ситуации. Всё, что виделось цельным романом, превратилось в разрозненные анекдоты. Хотел перевернуть мир – удавалось переворачивать только мусорное ведро. Хотя, довольно часто. Мечтал написать историю великой любви – обсуждаешь с шурином ноги её подруг. Желал стать великим спортсменом и сотрясать стадионы – трясёшь только собственным брюхом. Тебе было суждено болеть высоким безумием свободного творчества. На деле замучили подагра, простатит и, конечно же, он – родной геморрой, то бишь, почечуй. Утешает её целлюлит.

Твой план на жизнь с треском провалился. Сонмы и тьмы проблем. И, оглядываясь назад, прозреваешь – это же их проблемы! Начиная с трёпки, заданной нянечкой. Они морщили носы, предвидя нашу неспособность соответствовать их требованиям. Маленькие пигалицы, с рождения рассчитывающие каждый свой шаг, совершающие любое действие утилитарно и с целью. Даже продолжение рода! Мужчина может нежданно-негаданно стать отцом. В большинстве случаев оно так и происходит. Женщина нечаянно не рожает. Перманентный анализ ситуации, оптимальные решения – всё это структурирует, упорядочивает ткань Вселенной. В их континууме. В нашем идёт неизбежный обратный процесс – закон действия-противодействия абсолютен.

Вот, наконец, свершилось! Истрёпанные железы перестают вырабатывать тестостерон. У тебя нет проблем. Вернее, теперь в наличии исключительно твои, индивидуальные. Ты тоже начинаешь чертить схемы, рисовать завтрашний день, недели и месяцы. Системные занятия, определяющие твоё бытие, заранее известны. В пятницу пьём водку, в субботу похмеляемся пивом. В Турцию чеши со своей мамой, я с друзьями чухну на Волгу. Внуку нужно пианино. Покупай! Ограничусь боксёрскими перчатками. Сериал? Там, на кухне стоит ма-а-аленький телевизор, иди, смотри. А здесь футбол и единоборства.

Какая-то коварная интриганка игнорирует, а, может, учитывает скудость твоей шевелюры, изобилие стратегических подкожных запасов и соглашается на сто грамм – ты спокоен за себя. Её завлекательные «одиночество и тоска», явленные после бутылки коньяка, не сорвут тебя в опасную высь. Не тревожься, оставайся дерзким, уверенно распахивай крылья – пингвины не летают. 

Благодать. Благодать, которую стараются разрушить. Создав всякие «Вуки-Вуки», «Аликапсы», «Алиплатинумы» и «Виагры». Женщины их не придумали, но, точно, инициировали изобретение. Неоспоримая истина. План, как всегда, иезуитски коварен. Подл. Однако мужик, хоть и с проклёванным пеньком, употреблять не будет. Он употребит пиво. Или водку. Или виски. Мало ли. И, вне всяких сомнений – чем пить результаты научных бдений провокаторов и предателей, лучше глотнуть женских напитков эпохи Возрождения. «Аква Тофану». Проблем меньше.

-------

* Потестарность (от лат. potestas — власть, мощь) — форма организации общественной власти в доклассовых и раннеклассовых обществах, не имевших политических и государственных институтов и атрибутов, а также в обществах с преобладанием силовых, неправовых публично-властных институтов (из Википедии, прим. ред.)