Педсовет

Опубликовано: 22 мая 2022 г.
Рубрики:

 ─ Уважаемые коллеги, подведём итоги третьей четверти. Начнём с пятого «А» класса. Вера Ильинична, приступайте.

 ─ Две девочки-отличницы, пять двоечников. А с Копейкиным даже не знаю, что и делать, он с сентября фактически не учится. 

 ─ Я знаю, что делать! Ему надо поменять фамилию! 

 ─ Иван Сергеевич, хватит шутить!

 ─ Мария Петровна, а я не шучу. Вам надо как завучу обратиться к родителям об изменении фамилии. С фамилией Копейкин невозможно стать отличником. Пусть будет хотя бы Десятирублёвым или Червонцевым. А если назвать Копейкина Сторублёвым, то нисколько не удивлюсь, если в будущем он станет министром просвещения. Ведь известно, как назовёшь корабль, так он и поплывёт. У нас на заводе много лет работал главным инженером Пятирублёв. Директора менялись, а Пятирублёва никто не назначал на эту должность. А был бы Десятирублёвым, наверняка стал бы директором. 

 ─ Ладно уже вам про заводы-пароходы. Ну а как он, Иван Сергеевич, по вашему предмету, по труду, умудрился двойку схватить?

 ─ Я сам удивлён, но оценку рекомендует компьютер, я тут ни при чём. 

 ─ Хватит с Копейкиным разбираться, давайте перейдём к пятому «Б». Наталья Григорьевна, доложите о своём классе.

 ─ А что делать с Мудаминжановым? Он ни слова не знает по-русски. Как мне, учителю русского языка и литературы, чему-то его научить?

 ─ Мария Петровна, у меня в шестом «Г» тоже Мудаминжанов. И тоже молчит, как партизан. Что получается: один и тот же ученик в пятом и шестом классе числится, и там, и там молчит?

 ─ Не путайте нас, Клавдия Ивановна: в пятом «Б» учится Мудаминжанов Мухаммадюс, а в шестом «Г» Мудаминжанов Мухаммади. Разницу улавливаете? Я их немного отличаю, когда они рядом стоят. Братья всё-таки. 

 ─ Переводчика посадите с ними за парту. 

 ─ Так в пятом «Б» полный интернационал, что нам теперь полкласса переводчиков держать надо? Да и у нас в штатном расписании переводчики не предусмотрены. Вы, Иван Сергеевич, перестаньте предлагать глупости. Тут выход один: надо обратиться в таджикскую диаспору, пусть их там учат русскому языку. 

 ─ Вообще-то фамилия Мудаминжанов узбекская. 

 ─ Ну и какая разница?

 ─ Так в таджикской диаспоре пока выучат русский язык ─ пятый «Б» и шестой «Г» успеют школу закончить.

 ─ Вы бы, Иван Сергеевич, спустились в свою мастерскую, наверняка там много дел незавершённых, а то вы в каждой бочке…

 ─ Намёк понял ─ молчу.

 ─ Наталья Григорьевна, продолжайте.

 ─ Уборщица жалуется на моего Писуненко, что тот писает мимо унитаза. Я разговаривала с ним, но он отказывается. 

 ─ Надо, чтобы кто-то направлял струю точно в цель! Всё, всё, Мария Петровна, молчу, не сдержался.

 ─ Наталья Григорьевна, откуда уборщица знает, что именно Писуненко это вытворяет, она что, вслед за ним в туалет ходит? Если всё обстоит так, то Писуненко демонстративно это делает. А вам, Иван Сергеевич, не мешало бы заглядывать во время перемен в туалет мальчиков.

─ Мария Петровна, мой кабинет труда находится на первом этаже, а кабинет, где учится Писуненко ─ на третьем. И что, вы мне предлагаете каждую перемену бегать туда-сюда?

 ─ Ничего, сбегаете, животик свой растрясёте.

 ─ А мой животик у женщин-коллег пробуждает эротические фантазии, и без него меня никто не будет замечать.

 ─ Иван Сергеевич, на прошлой неделе вы в присутствии посторонних назвали приёмную директора предбанником. Меня спрашивает Анна Ивановна: «Так что ж получается, мой кабинет, в таком случае, можно назвать баней?»

 ─ Отчасти так и есть. Когда я вхожу в кабинет директора, от волнения происходит обильное потоотделение, а затем начинается такая головомойка…

 ─ Да бросьте, вас ничем не прошибёшь! На вас где сядешь, там и слезешь. 

 ─ Ну зачем же вы про это при всех говорите, Мария Петровна? 

 ─ Вы свои приколы, Иван Сергеевич, для молоденьких женщин приберегите. Наталья Григорьевна, думайте, надо что-то делать с этим Писуненко.

 ─ Вау, эврика, йэс! Я придумал, что надо сделать! Надо поменять фамилию!

 ─ Вас послушаешь, Иван Сергеевич, так всей школе придётся фамилии менять. А может, только вашу сменить? А то фамилия Болтунов не с лучшей стороны вас характеризует как учителя.